Турция нашла альтернативу ЕС: БРИКС может стать БРИКСТ-ом

Турция нашла альтернативу ЕС: БРИКС может стать БРИКСТ-ом

Заявление Анкары о ее желании вступить в блок, сформированный государствами Глобального юга, в том числе, ядерными державами, не стало большой неожиданностью несмотря на то, что Турецкая Республика является членом НАТО. Вопрос в том, чего она ждет и может получить от «десятки», и какие надежды возлагает последняя на Анкару.

Турция желает стать членом БРИКС, заявил глава МИД Турецкой Республики Хакан Фидан во время своего визита в Китай. Как передает South China Morning Post, в беседе с изданием Фидан попенял на то, что европейские страны затянули с присоединением Анкары к ЕС, поэтому она вынуждена искать альтернативу. А БРИКС обладает экономическим потенциалом. Вопрос присоединения к блоку, пояснил глава внешнеполитического ведомства Турции, будет обсуждаться на встрече министров иностранных дел государств объединения в Нижнем Новгороде 10-11 июня. «Конечно, мы хотели бы стать членом БРИКС. Посмотрим, чего нам удастся добиться в этом году», – сказал он.

Одним из важнейших столпов внешней политики Турции собеседник издания назвал формирование прочных экономических связей. Но из-за «политики идентичности» некоторые крупные страны Евросоюза не позволили Турции стать полноправным членом этого объединения, хотя страна давно уже пытается к нему присоединиться: «Поэтому приходится искать альтернативу».

Правда, заметил Фидан, БРИКС еще «предстоит пройти долгий путь, но мы не можем игнорировать тот факт, что БРИКС, в качестве важной платформы сотрудничества, предлагает некоторым странам хорошую альтернативу. … Мы видим в БРИКС потенциал».

Тема БРИКС все чаще и все громче звучит на мировой арене, хотя, по сути, блок, состоящий из 10 стран, в том числе – ядерных держав – России, Китая, Индии, а также, Ирана, Бразилии и других, на данном этапе является неформальным объединением, и его главная цель (во всяком случае, декларированная) –  содействие экономическому росту стран-участниц. Двусторонние отношения между государствами БРИКС строятся на основе невмешательства, равенства и взаимной выгоды.

Россия, Китай, Индия и Бразилия входят в десятку крупнейших государств мира по численности населения, площади и ВВП. Общая территория стран БРИКС составляет 45 726 508 км², а общая численность населения – 3,5 млрд человек, то есть более трети мирового населения. И надо сказать, что для вступления в БРИКС выстроилась длинная очередь – более 40 стран. «Продвигается» она не быстро, однако заинтересованность в расширении у блока есть. Вероятно, его темпы зависят от «разборчивости» – «подойдет нам эта страна или нет», либо для кого-то неприемлема категорически. Турция, судя по всему, подходит, и даже более чем. Потому как усилит эту организацию, равно как и последняя усилит позиции Турции. Подробнее об этом – ниже.

Здесь же заметим, что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков (РФ в этом году председательствует в БРИКС) заявил, что Москва приветствует «повышенный интерес к БРИКС» со стороны Анкары и других партнеров.

Стоит также напомнить, что для Анкары идея вступления в БРИКС не нова – впервые о ней заговорил шесть лет назад президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. «Если вы нас возьмете, то группу будут называть БРИКСТ», – сказал он тогда.

Собственно, не суть важно, как будет именоваться блок, гораздо важнее, в контексте вступления Турции в БРИКС, что «словит» от него Анкара, а что – само объединение. То есть – к чему вообще эта затея, «забытая» на несколько лет, и оправдана ли она.

Во-первых, вступив в БРИКС, Турция автоматически станет членом быстрорастущего рынка, на котором сейчас лидируют Китай, Индия, Индонезия. Турция хоть и имеет немалые трудности в экономике, однако потенциал ее роста – и индустриального, и аграрного, – велик. И тут, понятно, встает вопрос расширения рынка, дальнейшего развития, торгово-экономического и логистического сопряжения с развивающимися странами, наиболее мощные из которых, скорее всего, и будут определять пути развития экономического пространства на предстоящее десятилетие. И чем большим потенциалом обрастет БРИКС, тем меньше возможностей давления на входящие в него страны будет у Запада.

А давление велико, особенно в условиях санкционной политики в отношении России на почве Украины, иранского, китайского, иных вопросов, но страны БРИКС не так уж легко сломить – достаточно сказать, что на них приходится более 40% мировой добычи нефти и около четверти мирового экспорта товаров. Тем не менее, давление ощутимо, оно усложняет цифровые, торговые, инвестиционные, технологические и иные операции. Отсюда – стремление к деглобализации, поиску возможностей для большей самодостаточности и самостоятельности стран, их независимости – включая отвязку от доллара. И решение этих проблем, в той или иной степени, может взять (в некотором роде –  уже взяла) на себя БРИКС.

Причем, заметим, входящие в него страны совмещают партнерство, к примеру с Китаем и Россией, но, в то же время — и с США, хотя они активно работают на сдерживание и КНР, и РФ. Турция – еще не член блока, но ее желанный участник – выступает против санкций Запада в отношении России на почве Украины, однако продает дроны Киеву. То есть в рамках БРИКС диктат отсутствует, что позволяет входящим в него странам диверсифицировать торгово-экономические отношения, проводить многовекторную политику, иметь свободу выбора, но в то же время – и общую цель.

Если говорить общо, цель эта – в развитии и становлении Глобального юга в качестве сильного мирового игрока. А Турцию это интересует, хотя, подчеркнем, она является членом НАТО, имеющим с альянсом, в частности, с США, весьма проблематичные отношения. Собственно, как и с Евросоюзом. Поэтому стремление вступить в БРИКС после десятилетий отказа в приеме в ЕС, полезно для Турции и в плане растущей экономики, и в плане усиления независимых позиций страны. А Запад никуда не денется – он зависим от Турции и в контексте ее веса в НАТО, и влияния на Ближнем Востоке, и транспортно-логистических возможностей. А также отношений с Россией и Китаем. Фактически речь идет об активном участии Турции в формировании нового мирового порядка, и БРИКС для этого – подходящий формат.

В свою очередь, формат этот заинтересован в таком «приобретении» как Турция – серьезного международного игрока, открытого к развитию экономических отношений, сотрудничеству с Россией, Китаем и другими «одиозными» странами; недовольного политикой ЕС и НАТО по многим направлениям. То есть вступление Турции в БРИКС придает блоку больший вес и влияние в мире с возможностями переформатирования и расширения своей деятельности посредством мировых центров силы не западного мира – то есть России, Китая, Индии, Бразилии, ЮАР и т. д. И «плюс Турция» – очень к стати и весьма уместна. В том числе, с точки зрения утверждения новой идентичности организации, расширение которой произошло в начале этого года за счет таких стран как Египет, Иран, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и Эфиопия. Обратим внимание на географический охват – континентов. То есть «старый порядок» рушится. Удастся ли БРИКС заполнить известный вакуум?

Было бы явно преждевременно уверенно-утвердительно отвечать на этот вопрос, имея в виду структурированное различие государств БРИКС, вопросы их полной сплоченности, в том числе, в силу расширения организации. Трудностей у нее будет много, но и для укрепления «конструкции» есть все предпосылки. Однако на это нужно время и деньги, солидная договорная база, общее видение развития блока.

Что касается денег. Система международных отношений (назовем ее условно «старой») рушится, соответственно, меняются и финансовые институты, созданные Западом, в том числе, Всемирный Банк, Международная торговая организация. БРИКС в этом плане – как блок – пока не может соперничать с этими структурами, хотя его большим достижением считается инициатива создания собственного банка валютных резервов в противовес Международному валютному фонду или Всемирному банку. Пока БРИКС ориентирован на вклад России в объеме 38 млрд долларов, Китая — 21 млрд, Бразилии и Индии – по 18 млрд, ЮАР — 5 млрд долларов. Это, конечно, не предел, но в любом случае – мало. Но с чего-то начинать необходимо, и, вероятно, лет через 20 новые финансовые институты БРИКС вполне могут стать полноценными и конкурентоспособными.

Но вернемся к собственно Турции и тому, что она «посмела» заявить о своем желании вступить в БРИКС. Тут стоит привести прямую речь (ссылка на газету Star, 4 июня) главы управления по коммуникациям администрации президента Эрдогана –  Фахреттина Алтуна, в соответствии с которой Турция является государством с независимой политикой и больше не получает приказы от Запада. «Говорим это чётко и однозначно: Турции, получающей приказы от Запада и неспособной разработать свою независимую политику и стратегию, больше нет», — сказал он.

По его словам, сейчас государство выступает самостоятельной стороной в международных вопросах. А также продолжает борьбу с западными медиа, направленными на «истощение государства».

Между тем западные медиа не всегда, мягко говоря, предвзяты к «другому миру» и его деятельности. В частности, обсуждая тематику БРИКС, британское издание UnHerd пишет, что когда блок заявил о своем расширении, многие сочли это показухой и бутафорией. На деле же факты говорят о другом: благодаря БРИКС, российская экономика растет быстрее западных, индийская – в хорошем тонусе, Иран преодолевает санкции.

А растущую мощь БРИКС, поясняет издание, подтверждают следующие факты: МВФ опубликовал прогнозы роста ВВП всех крупнейших экономик мира, и оказалось, что российская экономика в этом году будет расти быстрее любой западной (в прошлом году она тоже шла на опережение).

Также стало известно, что экспорт иранской нефти возрос на 50% – до 1,29 млн баррелей в сутки, то есть вернулся к досанкционному показателю, а основная часть иранского экспорта нефти пришлась на Китай. МВФ свидетельствует: в прошлом году экономический рост в ИРИ составил 5,5% против 3,8% в году предыдущем. Другие крупные члены БРИКС, к примеру – Индия, тоже набирает обороты: ее экономический рост в прошлом году составил 6,7%. Что же до Китая, экономику которого на Западе чуть ли не похоронили, по темпам роста ВВП он занимает четвертое место.

Как видим, британское издание сделало акцент на странах, входящих в БРИКС – без, так сказать, бутафории. Чем блок не полезное место для членства в нем Турции? Ничем. Равно как сама она нужна БРИКС не меньше, чем последний – ей.

Ну и Турция утерла нос снобистскому Западу, еще раз продемонстрировав ему широкие практические возможности своего суверенного выбора.

Ирина Джорбенадзе