Попы vs Пашинян: стоит ли опасаться армянской «Гидры»?

Попы vs Пашинян: стоит ли опасаться армянской «Гидры»?

После распада СССР вновь образовавшиеся республики столкнулись c религиозным фундаментализмом, национализмом и ее крайней формой обособления – сепаратизмом. Конечно, это было неслучайно, так как Советский Союз был некой этнофедерацией, следовательно, определенные народы в момент вхождения в Союз были суверенными государствами. Свой суверенитет в составе СССР смогли сохранить не все государства, некоторые все же  потеряли его после присоединения к СССР и вошли в состав Российской Федерации.

Суверенитет республик, которые входили в состав СССР, несомненно был объективным историческим процессом, который был закреплен в конституции Советского Союза. Однако религиозный фундаментализм в Центральной Азии и на Северном Кавказе, сепаратизм на Южном Кавказе стали подрывать существование молодых государств, а также превратились в угрозу регионального характера. Религиозный фундаментализм на Кавказе и в Центральной Азии был аффилирован сектантскими течениями, которые также были задействованы вне границ СССР – в Афганистане, Сомали, Ираке, Ливии и в ряде других стран мусульманского Востока.

Сепаратизм на Южном Кавказе разделялся на две категории. В Грузии, к примеру, этнические меньшинства – абхазы и осетины – встали на путь сепаратизма, изгоняя из своих автономных республик этнических грузин, точно также поступили и армянские сепаратисты. Только в конце 80-х изгонялись не только азербайджанцы тюркского происхождения, подвержены были гонениям также мусульмане – курды Западного Азербайджана. После изгнаний и террора против азербайджанцев Армения стала не только моноэтнической страной, как это часто упоминается, но и стала моноконфессиональной страной. Такой уровень крайнего обособления присущ реакционным политическим силам (фашисты, анархисты, джихадисты и т.д.).

Изначально элемент религиозной сегрегации со стороны армянских националистов по отношению к мусульманам Южного Кавказа применялся и вначале 20-го столетия, однако после 75-летнего сосуществования в СССР, объявления независимости и приверженности  к демократическим идеалам армянская церковь ясно дала понять, что, помимо лютого национализма армянского государства, есть еще такая же отмороженная епархия, которая будет формировать негласно государственную политику страны, реалии которой создал Азербайджан после 44-дневной войны и однодневной антитеррористической операции в сентябре 2023 года. Произошло массовое отрезвление в армянском обществе.

Десятилетиями в армянское сознание внедрялось то, что азербайджанцы – проигравшая сторона, потому что армяне – это храбрый, бесстрашный народ, которому равных нет в военном деле. Параллельно этому епархия внедряла в умы армян, что Армения – это последний оплот христианства. Для страны, которая тысячелетиями не имела своей государственности, подобного рода утверждения выглядят весьма забавно. Однако армянский исторический ревизионизм, государственный агитпроп и проповеди армянского католикоса возымели большой успех в деле промывания мозгов общества.

После 2010-го года армия Азербайджана стала проводить ряд успешных военных операций, а также итоги апрельской войны стали серьезным ударом по мифу о «непобедимости армянского духа и оружия». Но все же епархия и  государственная пропаганда еще больше усилили агитационную машину по промывке мозгов граждан Армении. Работа проводилась настолько усиленно, что к пропаганде подключился и ряд российских СМИ.

Отметим, что вся эта информационная работа велась не год и не два, а десятилетиями. В авангарде пропаганды были националистические политические движения, поддерживаемые как с Запада, так и со стороны определенных кругов в российской элите, в том числе Армянской апостольской церкви (ААЦ).

Итогом войны 2020-го года стал полный разгром сепаратистского режима и привлечение к уголовной ответственности ключевых преступников сепаратистского движения в Карабахе. Армянский лютый национализм потерпел идеологический крах. Важно понимать, что в глазах армянского народа националисты, которые откинули страну от демократических преобразований на 20-30 лет, полностью потеряли кредит его доверия.

Естественно, это понимают и те суперсилы, которые не хотят мира в регионе. Нужен новый виток конфликтов и конфронтации в регионе, который смог бы дестабилизировать ситуацию заново. Естественно, армянский народ устал от безуспешной войны, которая привела к немалым человеческим жертвам среди населения. Военные преступники Серж Саргсян и Роберт Кочарян, представляющие оппозиционный блок, также потеряли всякий моральный облик и право на политическую борьбу против правительства. Нужна старая, но хорошо проверенная веками идеологема, которая смогла бы снова организовать деструктивный процесс по разрушению мира и стабильности в регионе.

Вот тут на сцену выходит некий глава Тавушской епархии – Баграт Галсанян (Србазан). Он предал анафеме премьер-министра Никола Пашиняна, так как последний решился все же начать делимитацию и демаркацию границы между Арменией и Азербайджаном.

Сам факт того, что поп выдвигает политические требования руководству страны, беспрецедентен, так как в постсоветской истории, да и в современной европейской, протестные волнения еще никогда не возглавлялись религиозными деятелеми.

Влияние церкви на формирование армянской государственности несет исключительный характер. Армянские националисты и террористы всегда пользовались открытой моральной и финансовой помощью армянской епархии. Стоит упомянуть такой исторический эпизод для полного понимания картины: в начале XX века партия «Дашнакцутюн» заняла крайне антироссийскую позицию. Причиной этого стал правительственный указ Царской России от 12 июня 1903 года, направленный на ограничение экономической базы Армянской апостольской церкви, что, в свою очередь, подрывало финансовое благополучие «Дашнакцутюн».

Указ был отменён в 1905 году. Наивно полагать, что влияние церкви на политическую ситуацию в стране уменьшилось с тех пор. Движение Тавуш – во имя Родины, начатое попом Багратом, служит доказательством этому. С приходом к власти Пашиняна у правительства Армении не раз возникали конфликты, итогом которых было ограничение финансирования церкви. На данный момент напряженность между властью и ААЦ растет в геометрической прогрессии. Премьер-министр Армении, помимо необходимости делимитации и демаркации границ, не раз заявлял, что Армении нужна новая Конституция. По его словам, Армения должна иметь Конституцию, которая сделает республику более конкурентоспособной и более жизнеспособной в новых геополитических и региональных условиях. Позже в интервью, отвечая на вопрос, предлагает ли он новую Конституцию для новой Четвертой республики, премьер-министр заявил, что это – одна из идей.

Реформы, которым дал старт Пашинян, конечно, не могут не коснуться и армянской церкви. Все ограничительные меры деструктивных элементов в армянской государственности всегда горячо поддерживались со стороны ААЦ. Согласно Конституции, Армения – светское государство, но этот же закон (Статья 18.1) закрепляет «исключительную миссию Армянской апостольской церкви как национальной церкви в духовной жизни армянского народа, в деле развития его национальной культуры и сохранения его национальной самобытности». Такое положение не может удовлетворить правительство Пашиняна, взявшего курс на интеграцию с ЕС. С большой долей вероятности можно предположить, что с усилением реформ в стране конфликт между этим правительством и армянскими попами будет усиливаться.

Во время колониального гнета со стороны  метрополий национализм способствовал личной свободе, процветанию человечества. После обретения суверенитета, политические элиты, дабы не допустить подрыва правовых норм, в первую очередь, принялись прорабатывать законодательную базу по обеспечению личных гражданских свобод. Нужно понимать, что на первоначальном этапе национальный суверенитет, прежде всего, берет за основу свою этническую исключительность: заявляя остальным нациям о существовании собственного «Я». Но это положение не должно переходить допустимые правовые нормы, так как данный процесс может перетечь в несозидательную политическую реакцию.

Неслучайно, что в середине 90-х, в ситуации, когда в Карабахе орудовали армянские бандформирования, была высокая криминогенная обстановка, шла вооруженная борьба за власть, в этих крайне сложных условиях общенациональный лидер Гейдар Алиев запустил процесс правовых реформ в стране.

До начала нулевых были приняты все основополагающие правовые нормы, регулирующие общественную жизнь, определяющие  права и свободы граждан, а также юрисдикцию государства.

Армения же отнюдь не торопилась с реформой своей законодательной системы.  Этому, конечно же, есть логическое объяснение: страна, которая оккупировала территорию соседней республики, целиком и полностью поддерживающая сепаратистский режим Карабаха, не была заинтересована в построении полноценного правового государства. В Армении при попустительстве той же церкви учинялось истребление азербайджанского населения. Армянский национализм, подкрепленный церковными догмами католикосата, никогда не брезгал терроризмом. Хотя на Западе это всегда привязывалось к методу политической борьбы армянского народа. Неудивительно, что такая преступная политическая конструкция не могла иметь полноценную законодательную базу.

Наконец, через несколько десятилетий, а может и столетий, в Армении правительство пытается хоть как-то настроить государство на существование в правовых рамках. Однако оно сразу столкнулось с еще одной головой «Гидры» «армянства» – ААЦ.

Зия Рагимов, политолог