А что есть «настоящая» Армения?

А что есть «настоящая» Армения?

СМИ Армении сообщили, что в своих комментариях по поводу выступления Никола Пашиняна в Национальном Собрании представитель исполнительного комитета Республиканской партии Армении Эдуард Шармазанов заявил следующее: «Отказываясь от исторической Армении, Никол превратит нас в скотов без памяти».

Все бы ничего, пусть лидеры армянского политического истеблишмента разбираются сами между собой, и мы вообще проигнорировали бы эту заочную перепалку. Однако, г-н Шармазанов во всеуслышание заявляет, что существует т. н. «историческая Армения». В понимании этого политика, ее «сохранение в наших сердцах обеспечивало существование площадью в 42 тысячи кв. км Республики Армения и Арцаха». А вот этот пассаж свидетельствует о том, что реваншисты в Армении никак не угомонятся и что в армянском обществе по-прежнему популярны бредовые идеи. И что там по-прежнему не могут смириться с ИСТОРИЧЕСКИМИ реалиями.

Историческая память… Без которой армянский народ превратится в скотов. Именно это утверждает Шармазанов. Вполне возможно, что в данном контексте он апеллирует к понятию «манкурт» блестящего Чингиза Айтматова. Все правильно: человек без исторической памяти – пустое место.

Однако, в представлениях Шармазанова речь идет в корне о другом. Он вновь призывает к агрессии против Азербайджана. Если бы вышеупомянутый армянский политик заявил о невозможности забыть итоги Второй Карабахской войны и важности всегда помнить о блестящем локальном антитеррористическом мероприятии доблестной азербайджанской армии в сентябре 2023 года, мы бы с ним однозначно согласились. Такую историческую память действительно необходимо поддерживать.

Но… Шармазанов-то глаголет о совершенно ином подходе к исторической правде! По его словам, «без видения исторической Армении не может быть и Армении настоящей». И мы, прекрасно понимая, о чем тут идет речь, задаем вопрос, озвучивающему данные тезисы: «А что есть настоящая Армения»? Разве это субъект мировой политики? Разве это не территория, чья государственность постепенно улетучивается из-за отсутствия самостоятельной внешней политики? Разве это не территория, не искусственное образование, чьи правители на протяжении всей его истории бежали (и продолжают бежать вплоть до сего дня) за тем или иным внешним патроном, кто мог бы управлять жизнью армянского народа?

Элементарно: некоторое время назад тот же Шармазанов воскликнул, что был и остается «сторонником армяно-российского союза». Пафосно добавив, что сей союз, «учитывающий интересы Армении, должен основываться прежде всего на культурно-ценностной составляющей». Парадокс, однако. Неужели г-н Шармазанов не понимает, что отсутствие субъектности на международной площадке никогда не позволит Армении вести самостоятельную политику? Стать реальным геополитическим игроком?

Автор как-то приводил слова армянского советского писателя, академика АН Армянской ССР Дереника Демирчяна в эссе «Армянин» о своих соотечественниках: «Его ориентация в пользу отсутствующих. Рядом татарин – он ждет русского. Пришел русский, обращает взор к европейцу. Пришел англичанин, снова ждет русского. Приходит русский, он его не принимает. Иди пойми – может, хочет создать свое государство. Одной рукой, царапая ногтями, создает это государство, другой – старается разрушить до самого основания. Почему все так, чем он недоволен, чего хочет? Там, где любое другое племя умеет заслужить только любовь, армянин найдет способ вызвать ненависть. Имеет талант вызывать к себе ненависть».

Это эссе увидело свет в 1920 году, то есть чуть более ста лет назад. И что изменилось с тех пор? Г-н Шармазанов, как и другие представители политического истеблишмента Армении, демонстрируют, что представители армянского народа, говоря словами Д. Демирчяна, «не образумились». Вновь апеллируют к внешним силам, вне зависимости от того, идет ли речь о Брюсселе, Вашингтоне, Париже или Москве. Иногда на поверхности оказываются греки или индийцы. Рядом – иранцы. То есть «ориентация в пользу отсутствующих» продолжает быть реальной здесь и сейчас.

Значит, так будет и завтра? Но как тогда быть с той самой армянской государственностью? Быть может, г-н Шармазанов все же предложит более реальные шаги, чтобы в очередной раз потом не говорить, насколько важна историческая память для проживающих в Армении?

Теймур Атаев