Сколько еще дров наломает «мальчик-король»?

Сколько еще дров наломает «мальчик-король»?

На фоне провалов на российско-украинском треке, неприятия политики Макрона в самой Франции и в значительной части Европы, фиаско в Африке, президент Пятой республики отправился уговаривать Бразилию помочь «добить» Москву с попыткой застолбить за Парижем лидерство в ЕС и в части Глобального юга. Однако и здесь он потерпел неудачу: нарциссизм в политике – комплекс априори проигрышный. 

То, что Макрон – не Цезарь, способный делать несколько дел одновременно, причем, без особого ущерба для каждого, показала его семилетняя история президентства. И особенно отсутствие таланта императора Гая Юлия у президента Эммануэля стало очевидным с началом войны в Украине. Впрочем, и ей предшествовало далеко не триумфальное правление Макроном Пятой республикой, резко окрасившейся в цвета «желтых жилетов», «коричневой чумы» (он, в том числе, поддержал неоднократное распространение во Франции карикатур на пророка Мухаммеда, аукнувшееся акциями протеста мусульман едва ли не во всем мире); провалы во внешней политике, обусловленные безосновательными претензиями на лидерство в Евросоюзе, предвзятостью «посредничества» в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта; изгнанием французов из Африки; постнеоколониальными амбициями, и т.д. И тут новым стимулом к утверждению собственного величия для Макрона стал российско-украинский раздрай, который, надо думать, положит конец «успешности» его политической карьеры.

О том, что Макрон замыслил или только делает вид, что намеревается отправить в Украину французский воинский контингент и о перспективах такого начинания, сказано и написано уже много, в том числе – Minval-ом. Но почему, на фоне провалов во внешней и внутренней политике, он поставил Москву и Киев во главу угла своих политических авантюр, да еще и привлек к ним, не найдя поддержки у США и многих европейских лидеров, значительную часть не сочувствующего Западу Глобального юга – в данном случае, речь о завершившемся визите Макрона в Бразилию, где его встретили весьма тепло и выразили готовность к двустороннему сотрудничеству в разных областях, однако не пообещали, с помощью Бразилиа, «добить» Россию и вообще вступать в военно-политические авантюры с Парижем. Кстати, до Бразилии он посетил Гайану – заморскую территорию Франции в Южной Америке, где его встречали без энтузиазма.

Понятно, что в этом вояже ставка была сделана на Бразилию, с которой при президенте Жаире Болсонару отношения были подпорчены. Но с девятой по величине экономикой мира и державой номер один в Латинской Америке необходимо поддерживать не только торгово-экономические отношения, но и военно-политические. Однако Макрон опять просчитался.

И произошло это в самый неподходящий момент, накануне выборов в Европейский парламент, успех которых для Макрона не гарантирован, поскольку в предвыборной гонке ставка делается на идею, а все они, за авторством Макрона, оказались провальными. И он стал форсировать лидерство Франции на международной арене в целом, что еще проигрышнее, чем потуги заниматься конкретным делом во благо французов – опять же, не Гай Юлий.

В далекую Бразилию месье отправился с конкретной миссией –  подвигнуть президента Лула да Силва (его страна принимает в этом году саммит «Большой двадцатки») отказаться от нейтралитета в конфликте Москвы и Украины, а, точнее, первой с Западом, подсобив Киеву материально и морально. При этом предварительное заявление Бразилии, в соответствии с которым она не считает нужным обсуждать в рамках G20 российско-украинские отношения, и что это является прерогативой ООН, услышано Макроном не было.

То есть опыт Шольца, который в прошлом году отправился в Бразилию с лоббированием интересов Запада в Украине и потерпел неудачу, Макрона тоже не смутил. Равно как ему не «вспомнилось», что Бразилия является партнером России по БРИКС, и вряд ли давление на нее уместно – хотя бы по этой причине, а также стойкого нейтралитета  латиноамериканской страны в контексте Украины. «Позабыл» он и том, что в прошлом году Лула да Силва отказался передавать Украине вооружение советского и российского производства, хотя на этом настаивали США. Более того, по «понятным причинам» президент Бразилии не стал встречаться с Зеленским тет-а-тет, хотя Киев на такую встречу рассчитывал.

Заметим, что Бразилия – важная часть Глобального юга, ключевой игрок его ареала, и если бы миссия Макрона оказалась успешной, он, через нее, мог бы отхватить некоторое влияние для Парижа в Латинской Америке, то есть проникнуть и на Глобальный юг, поскольку охватить влиянием хотя бы львиную долю Евросоюза, не говоря уже о Глобальном Севере, ему не удалось. Так что «колупаться» Макрону дома и в Армении, пока такая возможность у него есть. Правда, в перспективе – весьма сомнительная.

То, что никаких военно-политических дивидендов в Бразилии Макрон не стяжал, красноречиво свидетельствует его совместная пресс-конференция с Лула да Силва – по итогам визита. Президент Бразилии хоть и был неизменно вежлив, радушен и улыбчив, однако всего лишь выразил сожаление продолжавшейся росийско-украинской войной и событиями в Газе. Он подчеркнул, что Бразилия не собирается вставать на чью-либо сторону, и подтвердил свою пацифистскую позицию. Так что Макрон уехал, в этом плане, ни с чем.

Рассчитывать на понимание на родине ему, вероятно, тоже уже не стоит. Figarо пишет, что французская армия не в силах победить Вооруженные силы России из-за ограниченности ее ресурсов, в том числе, личного состава армии, отсутствия боевого опыта – в последние десятилетия она участвовала лишь в колониальных войнах под видом контртеррористических операций в Африке. И тоже впустую – французов с «черного континента» гонит все большее количество населяющих его стран. Единственное, на что может рассчитывать сегодня Франция – это точечные операции за рубежом.

Однако Париж, все же, пытается загребать жар чужими руками – французская пресса уже неоднократно назвала его «болтуном», и только. Но это опасный болтун, поскольку он сильно расшатывает Евросоюз, далеко не единогласно «голосующий» за ястребиные устремления Макрона, который, к тому же, в случае победы Трампа на выборах в США, явно претендует еще и на лидерство Франции в НАТО. Между тем никакой реальной платформы у страны для этого нет.

Говоря о «чужих руках». Пытаясь столкнуть Россию и НАТО в Украине (а это определенно так), Париж много обещает, но мало делает для Киева. Кильский институт мировой экономики (IfW) констатирует, что с начала боевых действий Франция сильно отстает от союзников по объемам помощи Украине. В частности, она пообещала Киеву менее двух миллиардов евро, а Германия выделила 22 миллиарда. И это всего лишь один эпизод «отставания», но претензия «возглавить Европу» и «победить Россию», тем не менее, не увяла.

Почему Макрона постоянно преследуют неудачи? Ответ на этот вопрос мы находим в самой же французской прессе, в частности, вLe Point, которой экс-министр обороны Пятой республики Эрве Морен заявил, что Макрон ведет себя как «ребенок-король», которого «семь лет не выпускали из замка с придворными». Беседа касалась «бессмысленных провокаций» Франции в отношении России, но вышеуказанным высказыванием экс-министра с высокой точностью можно объяснить и причины других неудач Макрона.

Что же касается российской проблематики, Морен, возглавлявший оборонное ведомство Франции при Николя Саркози, а ныне являющийся президентом Регионального совета Нормандии, недоумевает по поводу того, отчего это Макрон рискует и отталкивает партнеров Франции по ЕС, НАТО и бросает вызов России – ядерной державе. В озвученной Макроном возможной отправке воинского контингента Франции в Украину Морен увидел поведение высокомерного «ребенка-короля», раскрывшего чрезвычайно много карт Кремлю, подорвав, тем самым, военную концепцию «стратегической двусмысленности».

Вместо того, чтобы «строить из себя фанфарона», Морен рекомендовал Макрону оказать солидную поддержку Украине поставками вооружения и боеприпасов.

Морен, кстати, не верит в утверждение, что Россия намерена воевать с НАТО, поскольку у нее нет достаточного для этого ресурса, но «бесцельное провоцирование России» видится ему опасным, так как Москва обладает стратегическим и тактическим ядерным оружием. «Макрон — нарцисс, … устраивающий бесконечные провокации», – заявил Морен.

Отметим, что нарциссизм, а, тем более – у президента, ничего хорошего не может привнести ни во внутреннюю, ни во внешнюю политику, поскольку в этом явлении превалирует психическое расстройство личности, характеризующееся уверенностью человека в своей особой уникальности и превосходстве над другими людьми. Человек – нарцисс слишком зациклен на себе, своем «я» и его утверждении, что заканчивается крахом личности, не говоря уже о крахе в политике, который может повлечь за собой – пусть временный (Макрон – не вечный президент) крах целой страны.

Но пока это произойдет со всей определенностью, сколько дров успеет наломать президент-нарцисс и в своей стране, и в Евросоюзе, и на других континентах, которые (в частности, Африка) раньше Европы поняли, к чему приведет их долготерпение в отношениях с Францией.

Последний пример – Сенегал. Но это уже отдельная тема.

Ирина Джорбенадзе