Мимикрия по-французски: «фантасты», контрасты, педерасты

Мимикрия по-французски: «фантасты», контрасты, педерасты

Еще недавно «пуритане» и «ярые католики» – французы отправляли гомосексуалистов в тюрьмы, а нынче их власти подают в суд на аббата всего лишь за то, что он назвал однополую «любовь» – по катехизису – грехом. Столь стремительная смена вех в «свободе пола», ушедшей на огромное расстояние от религии, веры и морали вообще, произошла и в других христианских странах, узаконивших однополые браки. На этом фоне Грузия, желающая вступить в ЕС, где подобные «семьи» все чаще признаются «именем закона», упорно отмежевывается от «морали цивилизованных народов» – тоже «именем закона», – рискуя нажить большие неприятности от «западных друзей».

Жить и удивляться явно стало анахронизмом. Поскольку все удивительнее и непонятнее становится этот мир, все чаще походящий на огромное кривейшее зеркало или «Капричос» великого Гойи, с малюсенькими «очагами» отражения нормальности. И все же поражаешься: такова, видимо, планида нормальности. И с ее позиций информация о том, что власти Франции подали в суд на известного местного аббата Матье Раффрая только за то, что он назвал гомосексуализм грехом, то есть процитировал катехизис католической церкви, приверженцами которой якобы и «по официальным данным» является более половины населения Франции, вызывает не только удивление, но и ярость: каково лицемерие! И какова якобы приверженность «христианской морали»?

Да нет никакой приверженности!  Уж если министр Франции Аврора Берже, отвечающая за борьбу с дискриминацией, назвала заявление католического священника «неприемлемым» и сообщила в соцсети Х о своем ходатайстве перед межведомственной делегацией по борьбе с расизмом, антисемитизмом и ненавистью к ЛГБТ проинформировать прокуратуру по такой-то статье Уголовно-процессуального кодекса, а делегация подтвердила, что «уведомила прокуратуру о гомофобских высказываниях Раффрая», то – дальше уж некуда.

Сам аббат в интервью еженедельнику Famille Chrétienne выразил свою обеспокоенность очередной попыткой запугать католическую церковь, придерживающуюся традиционного нравственного учения. «Христианская нравственность подвергается нападкам», – говорит он, имея на то все основания.

Так, пару лет назад она, в соответствии с иском организаций по защите прав ЛГБТ, предстала перед судом – опять-таки потому, что назвала гомосексуализмом «тяжким грехом». Правда, ЛГБТшники суд проиграли (в апелляционном порядке) – он не счел «тяжкий грех» дискриминационным высказыванием. Как будет на сей раз? Ведь во Франции нынче ситуация «Чем дальше в лес, тем больше дров»: как известно, МИД страны возглавил Стефан Сежурне – открытый гей и «супруг» премьер-министра Габриэля Атталя. Поэтому (опять же – не будем удивляться), если священнику вынесут обвинительный приговор.

Мимикрия по-французски: «фантасты», контрасты, педерасты

Тут стоит напомнить о мимикрии Франции, в которой закон против однополых отношений предусматривал наказание в период с 1942 по 1982 год. Нынче такое положение дел принято сваливать на то, что закон был принят во время Второй мировой войны коллаборационистским правительством Виши, сформированном на юге Франции с одобрения Берлина во времена нацистской оккупации. Но возникает вопрос: оккупация завершилась в 1944-ом, и неужели за 40 лет «свободной нации» не пришло в голову отменить закон, от которого за четыре десятилетия пострадало около 60 тыс. человек: почти все – мужского пола.

И только сейчас, по новому закону, оштрафованным или отбывавшим тюремное наказание за гомосексуальные отношения решили выдавать денежную компенсацию. Но тут есть нюансы: много ли преследуемых и содержавшихся за решеткой осталось в живых? Во-вторых: закон предусматривает наказание за отрицание факта депортации гомосексуалистов в концлагеря во время Второй мировой войны. А как насчет длительного периода постнацизма? Двойные стандарты в силе. И «стандарты» тройные – тоже.

Потому как «христианские моралисты», подвергавшие пыткам людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией исключительно за факт таковой, решили раскрепоститься: дебаты о заключении однополых браков привели к тому, что на данный момент 35 стран мира, население которых в совокупности составляет более одного миллиарда человек (в том числе – Франция), узаконили однополые браки. Более того, они признаны Европейским союзом, хотя многие его государства такие союзы не признают законными, однако им их навязывают весьма энергично – равно как и тем государствам, которые желают вступить в ЕС. Речь, в частности, о Грузии – здесь между сторонниками и противниками разгула «прав» ЛГБТ идут бои, о чем мы еще расскажем.

В данном контексте стоит упомянуть членов ЕС – Румынию и Грецию – последняя первой среди православных стран легализовала однополые браки и право на усыновление детей однополыми парами, чему активно сопротивляется Румыния. Сошлемся на заявление изданию EADaily румынского сенатора Дианы Иованович-Шошоакэ, являющейся председателем партии S.O.S. Romania. По ее словам, то, что произошло в законодательстве Греции, является еще одним шагом к уничтожению православия, давно находящегося под глобалистским и соросистским давлением.

В своих публичных выступлениях сенатор часто привлекает внимание к нападкам на православие в Украине или в Румынии. Например, на румынское государство оказывается огромное давление, чтобы оно приняло однополые браки, говорит Иованович-Шошоакэ. Однако из-за публичных протестов верующих и ее позиции в парламенте принятие закона о легализации однополых браков было отложено. Впрочем, это не означает, что Брюссель не продолжает настаивать на том, чтобы Румыния, страна с православным большинством (более 85%), сделала тот же шаг, что и Греция. По свидетельству сенатора, только сильная оппозиция Румынской православной церкви, вместе с православными верующими и истинными националистами, может напугать власть и избежать такого исхода.

Что же до Греции, 97 % граждан которой считают себя «греческими православными», а конституция страны, вступившая в силу в 1975 году, начинается со слов «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы»; в которой признается: «Господствующей в Греции религией является религия Восточной Православной Церкви Христовой», легализация однополых браков (опять удивляемся!) вообще необъяснима – разве что ее можно «оправдать» невыносимым гнетом Брюсселя. Или жаждой денег.

Правда, однополым парам мужчин не дано права пользоваться услугами суррогатного материнства – оно доступно только женщинам, которые не могут родить самостоятельно. Но сам факт: за легализацию (в марте текущего года) выступили 176 парламентариев, против — 76, а двое воздержались.

Первый однополый брак в Греции между мужчинами уже зарегистрирован, однако под охраной сотрудников по борьбе с расизмом: пара получала письма, угрожающие физической расправой. Интересная и многоговорящая деталь: на церемонии бракосочетания геев присутствовали трое их несовершеннолетних детей.

Примечательно также, что законопроект лично поддерживал греческий премьер-министр Кириакос Мицотакис, назвавший его «важной вехой» для прав человека в стране. Между тем политиков, легализовавших гей-«браки», Синод Элладской Церкви решил не впускать в храмы – таков его протест. А Епископ Элладской Православной Церкви митрополит Пирейский Серафим озвучил категорический отказ крестить детей гомосексуалистов. «Во-первых, – сказал он, – дети не имеют веры – ее компенсируют опекуны, сами не имеющие веры. Какую же веру они могут передать детям?»

«Если мы любим детей, – считает священнослужитель, – мы не будем их крестить. Почему? Чтобы дать им возможность понять, что поступки их опекунов – греховны и неправильны». Как видим, в отличии от Франции, за слово «грех» в Греции на митрополита Серафима в суд не подали. Ну, хоть так.

Сейчас активно муссируется меркантильная сторона вопроса – министерство туризма ожидает большого потока визитеров в Грецию из числа ЛГБТ-сообщества, – дескать, это хорошо для продвижения туризма в Грецию как в страну, «заботящуюся о равенстве, разнообразии и инклюзивности, создании среды, в которой все путешественники чувствуют себя желанными гостями».

Теперь о Грузии, имеющей сугубо православную репутацию, гордящуюся тем, что она приняла христианство в 326 году – Патриарх Всея Грузии Илия Второй в рейтинге доверия населения и авторитетности уже десятилетиями занимает первое место. А это, с точки зрения «западных друзей» Грузии, не есть хорошо.

В Грузии лиц нетрадиционной ориентации (а их достаточно много) не трогают до тех пор, то есть проявляют терпимость и толерантность, пока они не начинают устраивать гей-парады и grande soirée ЛГБТ–сообщества. А вот тогда начинается безобразная grande-потасовка с участием самих священнослужителей и особо воинственной части паствы: в качестве орудия для «телесных наказаний» используются даже большущие кресты, что само по себе тоже отдает греховностью, поскольку избиение крестом не является орудием «обращения заблудших».

Правда, «сходки» геев, лесбиянок, трансвеститов и иже с ними усиленно охраняет полиция. Международные «правозащитники» поднимают страшный скандал на почве дискриминации ЛГБТ-сообщества, в результате чего Грузия подвергается резкой критике со стороны Запада за нарушение прав сексуальных меньшинств.

Тем не менее, страна, стремящаяся к вступлению в Евросоюз, по инициативе правящей партии проявила большую смелость (или «неслыханную наглость»?), и подготовила два проекта поправок в действующую Конституцию и конституционный закон «О семейных ценностях и защите несовершеннолетних».

Он состоит из 8 пунктов, среди которых «Законодательством могут упорядочиваться только такие отношения, уподобленные браку, которые предусматривают союз одного генетического мужчины и одной генетической женщины, достигших возраста не менее 18 лет». Усыновление или попечительство над несовершеннолетним допускается только в соответствии с Конституцией и законодательством Грузии состоящими в браке супругами или лицом гетеросексуальной ориентации. Запрещается любое медицинское вмешательство, связанное с изменением пола человека; в документе, выданном государством или органом местного самоуправления, указывается только женский или мужской пол, соответствующий его генетическим данным. А любое решение органа государственной власти или частного лица, прямо или косвенно ограничивающее использование понятий, определенных по половому признаку, является недействительным.

Законопроект запрещает также любого рода собрания, направленные на популяризацию однополых семейных или интимных отношений, инцеста, усыновления или опеки над несовершеннолетним однополой парой или лицом не гетеросексуальной ориентации. Под запретом, кроме того, распространение произведений, программ или иных материалов, направленных на популяризацию вышеуказанных отношений и действий; внесение их в образовательный процесс государственного или частного образовательного учреждения.

Вокруг законопроектов поднялся невообразимый шум не без комических «элементов». Так, депутат от оппозиционной партии «Гирчи» Яго Хвичия заявил, что считает оскорбительным для грузинского народа, что, дескать, «если правительство не позаботится о вас, вы станете педерастами». По его словам, если в правящей партии «Грузинская мечта» нет хотя бы одной жертвы пропаганды ЛГБТ, у нее нет и морального права заботиться об остальной Грузии (!).

«Мы не станем участвовать в этом (голосовании по законопроектам), … до тех пор, пока кто-нибудь из «Грузинской мечты» не выйдет и не расскажет нам, как он в детстве стал жертвой пропаганды ЛГБТ. После этого, может, нам станет жалко кого-то из них, и мы посчитаем, что опасность реальна». И смех, и грех.

Между тем лидер парламентского большинства Мамука Мдинарадзе предположил, что за пропагандой ЛГБТ стоят большие финансы. «Я обвиняю их в том, что на пропаганду ЛГБТ тратится большая часть финансов. Пусть скажут гражданам, правда это или ложь!», – заявил он.

По его словам, неправительственными организациями и СМИ начата скоординированная кампания по поддержке пропаганды ЛГБТ-сообщества, вести которую невозможно без больших средств.

Словом, Грузия еще не стала ни Францией, ни Грецией, ни другими государствами ЕС (и иными) со «смешанным гендером», брачующимися мужчинами и женщинами (по половому признаку), пропагандирующую однополую любовь, смену пола и прочее, что ей непременно поставит в строку Запад. Но не стала она и Россией (скоро грузинские власти обвинят в том, что их заставляет принять законы в отношении ЛГБТшников Путин – так уж повелось в стране), поскольку в РФ принят закон, в соответствии с которым «международное движение ЛГБТ» признано экстремистской организацией, деятельность которой запрещена на территории страны. Закон принят в текущем месяце, и рейды в гей-клубах уже начаты с задержанием (в частности, в Оренбурге) двух лиц по уголовному обвинению в ЛГБТ-экстремизме.

Возникает вопрос: почему ни в одной стране мира с большинством населения, исповедующего ислам, однополые браки не узаконены? И возможно ли такое вообще. Кто знает…

Ирина Джорбенадзе