Иран втягивается в «сирийский вариант»?

Иран втягивается в «сирийский вариант»?

Иран поминает погибших в результате теракта в Кермане близ кладбища, где похоронен генерал КСИР Касем Сулеймани. Напомним: взрыв произошёл ровно в четвёртую годовщину гибели генерала, и под удар попала поминальная процессия. Итог — более 80 убитых, более 200 ранены. Власти Ирана объявили 4 января днём траура и принимают соболезнования, в том числе и от Азербайджана. Наша страна подчеркнула: террор не приемлем в любом случае. Азербайджан сам страдал от терроризма и очень хорошо это знает.

Сегодня, когда десятки семей в Иране оплакивают погибших, возможно, не время для ироничных шпилек, но за сколькими из террористических заговоров в Азербайджане, включая те, что были разоблачены спецслужбами нашей страны ещё на стадии подготовки, стоял Сулеймани и его подразделение. И никуда не уйти от политических реалий: от взрыва на поминках по генералу Сулеймани может «сдетонировать» нешуточный политический кризис в масштабах всего региона. Иран уже поднял красный флаг мести, и не факт, что эта месть, несмотря даже на аресты первых подозреваемых, ограничится территорией самого Ирана. Ответственность за взрыв взяла на себя группировка «Исламское государство», и в Иране, по слухам, рассматривают возможность антитеррористической операции против ИГ уже на территории Афганистана и даже начали переброску сил в провинцию Систан и Белуджистан, сопредельную с Афганистаном.

И если эти слухи окажутся не только слухами, то мало не покажется никому. Вряд ли афганские талибы придут в восторг от иранской АТО. Да, у «Талибана» весьма натянутые отношения с ИГ, но настолько ли, чтобы в Кабуле позволили Тегерану хозяйничать на своей территории? Тем более что отношения ИРИ и афганских талибов «натянутые» еще больше. В Тегеране не забыли убийства своих дипломатов в городе Мазари-Шариф, в Кабуле – той поддержки, которую Тегеран оказывал и оказывает антиталибской оппозиции, так что «стражей исламской революции» в Афганистане вряд ли встретят цветами. Да и невеселый «афганский» опыт и СССР, и США тоже стоило бы иметь в виду.

Впрочем, вторжение Ирана в Афганистан – это все же теоретический допуск. Но зато, к сожалению, нет сомнений в другом: Иран захлестывает волна террора. Более того, террористам раз за разом удается реализовать кровавые «акции» с десятками жертв там, где, по логике вещей, должны действовать серьезные меры безопасности. Достаточно вспомнить 22 сентября 2018 года, когда взрыв грянул на военном параде в городе Ахваз, теракты 7 июня 2017 года, когда боевики атаковали парламент Ирана и мавзолей Хомейни, наконец, 18 октября 2009 года, когда в городе Сарбаз провинции Систан и Белуджистан смертник взорвался в помещении, где представители верхушки КСИР встречались с вождями местных племён. И вот теперь – почти что сотня погибших в результате взрыва на пути поминальной процессии на кладбище в Кермане в годовщину гибели генерала КСИР Касема Сулеймани.

По логике вещей, в этой церемонии должны были принимать участие высокопоставленные командиры КСИР, и проводиться она должна была бы при соблюдении нешуточных мер безопасности, особенно с учётом того, как был убит сам Сулеймани. И если на пути этой процессии вдруг оказались два рюкзака со взрывчаткой, и террорист смог привести их в действие дистанционно — как минимум это означает, что иранские «силовики», которые доблестно избивают женщин и девушек за «неправильный» хиджаб, допустили такой непростительный промах и против настоящих террористов оказались бессильны. Но не исключен и более опасный сценарий. Касем Сулеймани принадлежал к тем кругам в Иране, кто активно патронировал и йеменских хуситов, и ливанскую «Хезболлах», которая в самом Ливане выступает на выборах единым блоком с «Дашнакцутюн», и радикальные группировки в Ливане, и оказывал поддержку армии Башара Асада в Сирии…Практически везде имеет место сценарий террористической гражданской войны.

Строго говоря, в Азербайджане никто не испытывал розовых иллюзий по поводу «арабской весны», «жасминовой революции» и т.д. Ни одна страна, где имели место эти самые «жасминовые иллюзии», не открыла двери в рай. Но факт остается фактом: настоящая гражданская война с активным использованием террора вспыхнула именно в тех государствах, чьи власти террор пестовали и поддерживали — да, за пределами своей страны, но держать террор на «управляемом» уровне не стоит и надеяться. Как и на то, что террористы, стоит им пересечь границу, тут же превратятся в благовоспитанных персон. В эту ловушку свалились Ирак и Сирия. И если теперь на очереди Иран — это не просто повод поговорить о «законе бумеранга». Нестабильность в ИРИ —по определению крайне серьезный вызов для всего региона, в том числе и для нашей страны. А здесь речь идет не просто о нестабильности — Иран, напомним еще раз, сталкивается с угрозой гражданской войны. И здесь уже возможный спектр мер реагирования вряд ли ограничится развертыванием на границе лагерей беженцев. Он должен включать в себя и силовые меры, и работу спецслужб «на предотвращение», и продуманную дипломатию. Тем более что есть и такая сторона вопроса, как десятки миллионов этнических азербайджанцев в Иране, которые не останутся в стороне от событий.

И самое главное, нужно помнить, что такие персоны, как Сулеймани, в такой стране, как Иран, даже из жизни не уходят без политических последствий.

Нурани, политический обозреватель