Эльчин Алиев – «Минвалу»: «Подозреваю, что именно поэтому пока нет генплана Баку»

Эльчин Алиев - "Минвалу": «Подозреваю, что именно поэтому пока нет генплана Баку»

Не так давно пользователи в социальных сетях снова забили тревогу по поводу сноса старинного дома в поселке Баил. Общественность была возмущена, поднялся серьезный ажиотаж, и в ответ на эту шумиху в СМИ была опубликована официальная информация о том, что особнячок XIX века, снесенный на ул. Г.Аббасова, не был занесен в список архитектурного наследия и потому никакой ценности не представлял. Вроде бы инцидент исчерпан, но вопросы тем не менее остались. Много вопросов, требующих обширных, убедительных ответов, способных удовлетворить мыслящий электорат, которому не все равно, что будет с любимым городом.

Архитектор, профессор Эльчин Алиев в интервью Minval.az, комментируя снос исторических зданий, заявил, что это очень плохая тенденция.

– Хотелось бы, в первую очередь,  спросить: как могло получиться, что такой красивый и, главное, добротный старинный дом не попал в список архитектурного наследия? Ведь таких домов в Баку осталось очень мало, и если они исчезнут, столица потеряет несколько пластов исторического наследия. Интересно знать о списке в целом. Как он составлялся, кем? И какие параметры должны быть у здания, чтобы оно было внесено в список архитектурного наследия?

– Одна из самых актуальных проблем в области архитектуры нашей страны – сохранение исторического наследия. Когда мы были в составе СССР, было составлено несколько списков архитектурного наследия: первый в конце 1950-х годов, затем в 1970-е, и после восстановления независимости – третий, ныне действующий список памятников архитектуры Азербайджана, подлежащих охране со стороны государства, был создан в 2001 году. Всё делалось наспех, когда местным исполнительным властям городов и районов была дана разнарядка, чтобы «в течение недели было найдено и зарегистрировано такое-то количество памятников».

Исполнительная власть, нужно или не нужно, обоснованно или нет, записывал в «памятники» самые разные здания, вследствие чего сегодня у нас сложилась такая ситуация: есть список памятников архитектуры, утвержденный главой государства в 2001 году, и в этом реестре много совершенно лишних зданий. Говорю вам как архитектор и учёный, исследующий историческую архитектуру уже четвёртый десяток лет. А вот те постройки, которые должны быть включены в список, их там нет. И подобная путаница привела к тому, что красивейшие исторические здания, все еще стоящие на улицах нашего города, не внесены в реестр и, соответственно, не охраняются государством, находятся в полном упадке. В то же время радом с ними находятся здания, не представляющие никакой исторической ценности, но тем не менее внесенные почему-то в реестр охраняемых памятников архитектуры, и потому содержатся в полном порядке.

В существующем реестре памятников архитектуры полная чехарда, приводящая к фатальным последствиям. В качестве примера приведу именно тот самый прелестный особнячок на улице Гурбана Аббасова в Баиле, построенный в конце XIX века. Увы, его уже больше нет. Тем не менее городские власти не имели права запрещать его снос, так как здание не было включено в реестр архитектурных памятников. Мы стараемся жить по законам, мы пытаемся строить правовое государство. Давайте разберём ситуацию: находится красивое здание в Баиле. И общественность, и я в том числе, считаем его хорошим образцом исторической архитектуры, который не должен подлежать сносу. Но обращается некий застройщик с письмом в соответствующие органы, которые обязаны, в случае если речь идет о памятнике архитектуры, предотвратить снос особнячка. В соответствующих органах просматривают список, видят, что здания в реестре нет, и дают согласие на его снос,  несмотря на многочисленные обращения общественности и гражданских активистов. По-своему, они правы, разве не так? Так! Но подобная ситуация не может продолжаться вечно и проблему надо каким-то образом решать, ибо в наши дни она приняла актуальный характер: страна развивается, города активно застраиваются, в Баку всё больше и больше нового современного строительства и архитектуры.

Госорганы начали работу в этом направлении, знаю, так как сам принимаю косвенное участие в этих процессах, помогая информацией. Министр культуры предпринимает усилия в этом направлении, создана рабочая группа, в составе которой известные учёные и историки, и меня туда пригласили, которая будет заново рассматривать состав списка памятников архитектуры. Конечно, это работа не на месяц или два, а на годы, даже сказал бы, что на десятилетия. Работа, никогда не заканчивающаяся. Но первостепенная задача поставлена: а именно, в ближайшие год-два чётко зафиксировать состояние реестра – здания, которые, на наш взгляд, не являются охраняемыми со стороны государства, но достойны внесения в список (кстати, ранее передавал бывшему руководству Минкультуры перечень таких зданий, в нём порядка 250 адресов). В ближайшее время поставлена задача рассмотреть их, и обязательно рекомендовать для внесения в реестр охраняемых государством. Дом на ул. Гурбана Аббасова был, к сожалению, демонтирован, но благодаря скандалу, разгоревшемуся вокруг этого сноса, снова было привлечено внимание к этой проблеме. Работа в ближайшее время начнётся, и надеюсь, что в 2024 году мы увидим результаты этой деятельности.

На мой взгляд, существующий на сегодня список памятников архитектуры будет изменен, в него внесена ясность, потому что даже имея на сегодняшний день подобный документ, нет тем не менее его окончательного, официально утвержденного варианта. Есть несколько вариантов, «гуляющих» по рукам и в интернете. К примеру, официальный реестр, имеющийся у меня, отличается от списка, размещённого в интернете, который также отличается от списка из другого ведомства. Поэтому рад, что, наконец, единый орган в составе минкультуры займется этой серьезной  и долгой работой.

Появится структура, в которую можно будет обратиться и получить профессиональные разъяснения – какое здание охраняется со стороны государства, а какое – нет. Какую постройку следует охранять, а какую – нет. как, скажем, жилой дом на углу улиц Бюльбюля и Зарифы Алиевой – историческое здание, некогда с красивым фасадом, охраняемое со стороны государства. Однако несколько лет назад фасад был полностью переделан и фактически охранять больше нечего, так как современный материал, которым памятник был облицован, окончательно испортил облик этого дома. И таких зданий в городе немало, и они должны быть непременно вычеркнуты из списка архитектурного наследия. Это даст новые возможности для развития Баку. Вы знаете, в городе, в центральных районах, масса зданий, которые могут и должны быть снесены, масса участков для будущего нового современного строительства, и считаю, что и нынешний список, в котором, по-моему, порядка 10 тысяч памятников архитектуры, неоправданно раздут. Давайте тщательно его проанализируем, оставим в нём условно половину памятников, которые будем беречь как зеницу ока и дрожать над ними. А когда видишь, что в аварийном состоянии здание, которое ничем особым ,с точки зрения истории и архитектуры, не выделяется, но при этом охраняется государством, конечно, это вызывает вопросы к серьезности существующего списка.

– Вы только что упомянули о доме на углу Бюльбюля и Зарифы Алиевой, и потому хочу спросить: почему было изуродовано это здание? Кто реставрирует такие дома, по какому плану, по чьим проектам? Почему при реставрации не учитывается их исторический облик?

– Этому есть несколько причин. Например, коррупция, долгие годы существовавшая в Службе по охране архитектурного наследия в системе Министерства культуры. Судя по предпринимаемым усилиям нового руководства как службы, так и Министерства культуры, этому положен конец. Коррупция приводила к тому, что сносились памятники архитектуры, что работы по реставрации проводились неспециализированными компаниями, работы поручались случайным людям, у которых даже нет представления о том, что такое историческое наследие и как его реставрировать. Ещё одна причина в том, что в Азербайджане нет достаточного количества специалистов по реставрации. Только в последние годы ситуация немного изменилась в лучшую сторону в связи с открытием в архитектурных вузах профильных кафедр.

– Скажите, а нельзя ли пригласить для определения исторической парадигмы зданий, находящихся под угрозой сноса, иностранных специалистов? Но вопрос спасения архитектурного облика Баку очень важен, ведь пока будут переписывать и пересматривать список, пройдет несколько лет, как вы и говорили. А за это время дельцы от строительной мафии успеют прибрать к рукам все «жирные» участки, где красивый старинный особнячок можно будет заменить многоэтажкой.

–  Если даже будет независимый эксперт, что изменится? Ничего! К сожалению, никто не может юридически остановить этот процесс. Знаю, что новоназначенный глава Государственной службы по охране, развитию и восстановлению культурного наследия при Министерстве культуры, кстати, впервые назначенный на этот пост профессионал, первым делом хотела на некоторое время остановить процесс выдачи разрешений на демонтаж исторических зданий – не памятников архитектуры, чтоб разобраться в ситуации и быстро включить значимые для Баку здания в официальный список, чтобы чисто формально они могли быть защищены. Увы, не получилось. А всё потому, что пошли жалобы от бизнесменов, которые собирались строить новые здания на месте исторического наследия. Формальных причин для отказа конкретному человеку, собирающемуся снести старое здание, не было, однако было много недовольства, жалоб, и потому ничего не получилось. Увы, поэтому выход только один – начать срочную работу по рассмотрению всего списка.

– Но ведь официально можно было отсрочить. Например, официальной проверкой госоргана места для будущей застройки  на наличие грунтовых вод или зыбкости почвы. Мало ли какие причины можно озвучить?

– Видите ли, когда деловые люди в погоне за прибылью нарушают законы страны, они не обращают на это никакого внимания и даже гордятся этим – такая извращённая психология. Но когда речь заходит о попрании их собственных прав, то нанимают лучших адвокатов, которые быстро решают проблему, согласно букве закона. В любом случае необходимо действовать только в правовом поле. Правда, можно взывать и к совести человека и, надеюсь, что иногда это может сработать. Большая степень вины и на архитекторах, которые могут при желании интегрировать фасад исторического строения в новый проект, корректно отнестись к историческому наследию, но для этого у самого зодчего должна быть подобная культура. Видите, всё упирается в культуру – в человека и общество.

– Раз уж речь зашла о современных зданиях, которыми застраивается город, очень актуален вопрос о допустимых нормах такого строительства в центре Баку. Судя по всему, норм нет никаких, не соблюдается вопрос этажности, гармонии, перспективы. Но тем не менее разрешения на постройки такого рода даются. Как, кем, почему?

– Этим вопросом занимается Государственный комитет по градостроительству и архитектуре. Уже несколько лет, как на основании указа президента произошли коренные изменения в комитете, и у меня, как горожанина и архитектора, были надежды, что ситуация в этой сфере улучшится. Однако скоро уже шестой год, по-моему, пойдет с этого момента, но никаких существенных перемен не наблюдается. Нет прозрачности в работе, понимаете? Произошла смена декораций, пришли современные люди, которые недостаток реальной работы заполняют хорошей пиар-деятельностью. Вчера прочел в прессе, что в Баку в 2026 году пройдет мировой градостроительный форум. Да, очень хорошо, это прекрасно – уже началась мощная пиар-компания. Но что конкретно делается с точки зрения градостроительства для Баку? Чем реально мы можем хвастаться в этой области, если до сих пор не можем увидеть Генеральный план города? Где можно ознакомиться с конкретными результатами деятельности за последние годы? 10 мая, в юбилей нашего национального лидера торжественно объявили, что, оказывается, подробный документ по развитию города уже готов – как во времена СССР, когда события приурочивались к юбилейным датам. Но уже скоро 10 декабря, а документ до сих пор не представлен общественности. Почему?

Вообще знаете, что такое генплан города? Это ясный документ, закон, которому все должны следовать. В генплане города показывается чётко, что, например, на пересечении улиц Самеда Вургуна и Сулеймана Рагимова должно быть построено 14-этажное здание с чётко установленной площадью застройки. Ведь планировка и застройка каждого квартала в генплане уже законодательно будет утверждена –  где, какое здание будет построено, какой этажности и площади, какой участок будет выделен под застройку и так далее. Вы представляете? Это войдет в противоречие со многими сложившимися порочными практиками нашего общества, когда можно «обходить» законы. Поэтому представьте такую картину: после принятия генплана некий всесильный человек хочет построить на том же участке не 13-этажное здание, а 23-этажное и не площадью 10 000 кв.м, а 18 000 кв.м. Интересно, нарушат ли градостроительный закон в угоду какому-то подобному всесильному человеку или нет? Это будет, по сути, своеобразным тестом на зрелость нашего общества, тестом на нашу готовность строить правовое государство. Поэтому ответ на вопрос, почему же до сих пор не принимают генплан, лежит на поверхности. Когда вся общественность будет видеть на сайте соответствующего ведомства Генеральный план города и возмущаться: «Тут же было запланировано 13-этажное здание. А почему строят 23-этажное?», тогда и создастся серьезный прецедент на уважение к закону. Это ещё один ответ на вопрос, почему генплана до сих пор никто так и не увидел.

А пока посмотрите на район Баила. Что сделали за последние годы с некогда тихим заповедным участком, полным исторической застройки? Грубо нарушен один из основных принципов застройки Баку, амфитеатральность города, не оставлены никакие «воздушные» коридоры. Огромные немасштабные монстры, примеры ужасной архитектуры, расставленные на тех же узких улицах, «нависают» над некогда уютным Баилом – как следствие неуёмной жадности, отсутствия элементарной человеческой культуры как у застройщиков, так и у чиновников, почему-то с «закрытыми глазами» выдающих разрешения на подобные градостроительные преступления. Я не против современного строительства, однако надо делать это корректно, умело, бережно «вторгаясь» в сложившуюся историческую ткань посёлка.

По поводу выдачи разрешений на демонтаж памятников исторической архитектуры скажу, что всё упирается в то, что нужно в кратчайшие сроки завершить работу над реестром, внести в него новые здания, чтобы смежные госорганы точно знали, какое конкретное здание в списке, охраняется оно, а какое – нет. Та неразбериха, которая в настоящее время есть в этой области, на руку строительной мафии. Подозреваю, что именно поэтому пока нет генерального плана города, возможно, нет и точного списка памятников архитектуры.

– Расскажите, пожалуйста, о современной архитектуре в Баку.

– Будем объективны, сейчас уже нет той волны вандализма по отношению к историческому наследию, которая наблюдалось 10 или 15 лет назад. Как архитектор, активный и наблюдательный гражданин, хочу сказать, что отношение к историческому наследию в обществе коренным образом поменялось. И произошло это после скандала с Молоканским молельным домом, и после вмешательства первой леди Мехрибан Алиевой, благодаря которой спасли здание. После того случая установка властей поменялась. Сегодня мы говорим о единичных случаях сноса памятников архитектуры. Увы, недавно, впервые за последние годы, мы потеряли историческое здание в Баиле, и это произошло из-за того, что оно не было внесено в реестр памятников архитектуры. Самое главное, что изменилось сознание горожан и властей в этом вопросе. Поэтому с большим оптимизмом смотрю в будущее и уверен, что через 5-10 лет мы придем к пониманию этих проблем на уровне ведущих европейских столиц.

Баку также современный европейский город и за последние десятилетия превращается в центр современной архитектуры как минимум всего региона Южного Кавказа. Впечатляют темпы строительства, очень хорошая архитектура, особенно на проспекте имени Гейдара Алиева. Опять-таки, к сожалению, снова сетую на отсутствие прозрачности. Да, строятся прекрасные здания, но почему не дают возможность поучаствовать в проектировании и азербайджанским архитекторам? Кто сказал, что мы можем сделать хуже? Почему такое недоверие к отечественным специалистам? Мне кажется, что подобное отношение является отголоском советского прошлого, существующего пиетета перед иностранцами, приезжающими сюда и получающими хорошие подряды на проектирование и строительство. Да и некому защитить права и интересы азербайджанских архитекторов.

– Наши архитекторы разве не представляют свои проекты и не участвуют в конкурсах?

– Какие конкурсы?! Для того, чтобы представлять свои проекты в конкурсах, нужно, чтобы проводился сам архитектурный конкурс, но его нет. Даже в 1920-е годы коммунистического террора советским правительством проводились архитектурные конкурсы. Даже Иосиф Сталин, «отец народов», единолично принимавший решения, тем не менее делегировал архитекторам право на конечное мнение. Даже в брежневские времена «застоя» проводились архитектурные конкурсы: любое мало-мальски важное здание, построенное в Азербайджане в этот период, было построено с учётом конкурирующего мнения и проводился предварительно архитектурный отбор – помню из рассказов Расима Гасановича Алиева. Только так можно выбрать наилучший вариант и застраховать себя от ошибок ценою в десятки миллионов долларов. Но… С восстановлением независимости страны у нас прекратили проводить архитектурные конкурсы. Видимо, коррупция победила здравый смысл.

– Во всем мире сейчас напряженная обстановка, повсюду очаги конфликтов. Наблюдаем за арабо-израильским конфликтом и понимаем, что даже «Железный купол» не спасает: часть ракет все равно падает на города. В такой обстановке невольно задумываешься о бомбоубежищах. Скажите, остались ли бомбоубежища в Баку?

–  На самом деле вы задали очень важный вопрос. Во времена Советского Союза Баку был промышленным центром и одним из крупнейших городов империи. И в Баку с советских времен осталось очень много бомбоубежищ, и здания в тот период строились с учетом ядерной войны. Все микрорайоны, построенные во времена СССР, строились с таким расчетом, чтобы между пятиэтажками-«хрущевками» в случае разрушения обоих зданий оставалась колея для проезда военных автомобилей. Всё рассчитывалось, у меня в архиве есть уникальные планы и документы тех времен.  Но, к сожалению, все бомбоубежища города давно приватизированы или заброшены, вопросами безопасности никто не занимается, и, с точки зрения катаклизмов, в Баку никто ничего не проектирует. Это неправильно, ведь летела же на город во время конфликта в 2020 году ракета «Искендер». Виню государственные органы, допустившие потерю подобных стратегических объектов, тем более что мы живём с такими непредсказуемыми соседями.

Пользуясь случаем, хочу также сказать о следующем. Несколько дней назад произошёл сильнейший пожар на коммерческом объекте на улице Сулеймана Сани Ахундова в Бинагадинском районе. Его с трудом потушили, долго тушили, потому что четырёхэтажное огромное здание было построено… во дворе жилого комплекса. То есть во дворе, созданным для отдыха жильцов, было выдано разрешение на новое строительство впритык к существующей жилой застройке! Между зданиями были недопустимо маленькие расстояния, заполненные частными автомобилями! Знакомая картина, не правда ли? Когда любой проезд, даже для пожарных автомобилей, застраивается офисами, магазинами, парикмахерскими, да просто захватывается! Кто даёт на это разрешение, рискуя нашей безопасностью, нашими жизнями? Привлекли ли к ответственности то должностное лицо, выдавшее – точнее продавшее – разрешение на строительство четырёхэтажного офиса в центре маленького жилого двора? Не будет поступательного развития, пока чиновники не почувствуют ответственности и спроса за свои принятые решения.

Яна Мадатова