Подрыв Россией Каховской ГЭС — катастрофическое «дежавю»

Подрыв Россией Каховской ГЭС — катастрофическое «дежавю»

В потоке новостей из Украины подрыв плотины Каховской ГЭС потеснил даже гадания по поводу контрнаступления, которое то ли началось, то ли нет. Новостные сайты и ТГ-каналы сообщают о затоплении, эвакуации, об уровне воды в Днепре. Есть уже и международная реакция: глава Евросовета Шарль Мишель назвал подрыв Каховской ГЭС военным преступлением и заявил, что шокирован произошедшим. Уже понятно, что речь идет о крупнейшей техногенной и экологической катастрофе нынешней войны. И это даже если удастся удержать под контролем Запорожскую АЭС, точнее, ее системы охлаждения.

Понятно и другое. Версия в стиле «плотина разрушилась от прежних попаданий» не выдерживает критики. Так плотина может разрушиться только от намеренного подрыва. Тем более понятно, что в нынешней ситуации, накануне своего контрнаступления, Украина постарается сохранить в неприкосновенности мосты и переправы. Другое дело — Россия. Которой как раз выгодно, если Украина будет вынуждена отвлечь силы и ресурсы на преодоление последствий этой рукотворной катастрофы. Впрочем, насколько России удалось решить эту задачу — вопрос открытый: в Киеве заявляют, что могут изменить кое-какие планы своего контрнаступления, но стратегически подрыв Каховской ГЭС ничего не изменит.

Но не факт, что так же думают в Москве. Тем более что никуда не уйти от параллелей со взрывом плотины ДнепроГЭС 18 августа 1941 года, когда из Украины отступала Красная Армия, и ее командование пыталось таким образом сдержать немецкое наступление.

Подрыв Россией Каховской ГЭС — катастрофическое «дежавю»В результате подрыва плотины погибли, по разным данным, от 20 до 100 тысяч человек – отступавшие красноармейцы, находившиеся на гребне плотины, советские солдаты, державшие оборону ниже по течению Днепра, мирные жители…А сорвать немецкое наступление все равно не удалось. Да, тогда Красная Армия обороняла страну от агрессора, теперь российская армия в противоположной роли, но тактические ходы и наработки никуда не исчезли.

Более того, Россия, напомним, наносила удары по украинским электростанциям и подстанциям еще минувшей зимой. И, отступая из Херсона, оставила город без электроэнергии. Так что и в нынешнем взрыве плотины Каховской ГЭС можно усмотреть ту же тактику «выжженной земли». Или, если обратиться к русской литературной классике, «Так не доставайся ж ты никому!»

Наконец, 44-дневная Отечественная война, когда Армения использовала не только российское оружие, но и российскую тактику — пример куда более близкий и наглядный. Ударить по плотине Мингячевирской ГЭС армянские эксперты и «обер-зинворы» обещали еще до начала боевых действий. А 4 октября перешли от слов к делу — Мингячевир подвергся ракетному обстрелу.

Подрыв Россией Каховской ГЭС — катастрофическое «дежавю»Разрушить плотину не удалось, но это не значит, что подобных целей у Армении не было. 11 октября азербайджанская ПВО сбивает армянский беспилотник, который летел в направлении все того же Мингячевира, точнее, Мингячевирской ГЭС. В ночь на 14 октября Азербайджан сработал на опережение: высокоточным ударом близ границы Азербайджана и Армении в тогда еще оккупированном Кельбаджарском районе были уничтожены пусковые установки «Эльбрус» с ракетами «Скад», нацеленными на азербайджанские города, в том числе Гянджу и Мингячевир. 17 октября — новый ракетный обстрел: ракеты перехвачены азербайджанской ПВО. От которой армянские стратеги явно не ожидали такого профессионализма.

И тем более примечательно, что удары по азербайджанским городам, включая и Мингячевир, начались уже после 3 октября. Когда, если верить теперь уже бывшему начальнику генштаба ВС Армении, армянской армии под Джебраилом «сломали хребет» и исход войны уже не вызывал сомнений. А сегодня плотину Каховской ГЭС Россия взрывает на фоне панических воплей Пригожина и далеко не оптимистичных вестей из Белгородской области.

И самое обидное, что, сотворив такую катастрофу, стратегического успеха Москва вряд ли добьется. А ответственность, в том числе политическая, уже никуда не исчезнет.

Нурани, обозреватель