Новые реалии — в Карабахе и в Мюнхене

Новые реалии — в Карабахе и в Мюнхене

Мюнхенская конференция продолжает работу, но ее наиболее интригующий для аудитории стран Южного Кавказа этап, похоже, завершён. В столице Баварии состоялась и встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева с премьер-министром Армении Николом Пашиняном, и пленарное заседание «Преодоление гор. Создание безопасности на Южном Кавказе» — с новыми прямыми дебатами Ильхама Алиева и Никола Пашиняна.

Строго говоря, принимал участие во встрече и премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. Которому тоже было что сказать —и о «деле Саакашвили», и об августовской войне 2008 года, за которую против России не вводилось санкций, и о многом другом. Но по понятным причинам в центре внимания азербайджанской аудитории — именно обмен мнениями по теме постконфликтного урегулирования.

СМИ и ТГ-каналы, включая Minval.az, начали весьма оперативно цитировать наиболее яркие и жесткие заявления президента Азербайджана, особенно те, где глава государства и разбивал в пух и прах фейки насчёт мифической «блокады» Ханкенди, напоминал, что Азербайджан одержал победу в войне, и что мировое сообщество принимает сложившиеся в регионе послевоенные реалии. За этой горячей новостной хроникой, точно так же как хрестоматийный «лес за деревьями», очень важно разглядеть, если угодно, «тектонические подвижки» в поствоенном переговорном процессе. Где Азербайджан уверенно «играет белыми». Более того, как бы ни упирались и ни капризничали в Ереване, Армении приходится отступать на дипломатической арене — пусть это выглядит не так зрелищно и открыто, как на поле боя. И дело не только в том, что в ходе дискуссии Ильхам Алиев призвал уважать Конституцию Азербайджана и отказаться от использования термина «Нагорный Карабах», потому как такой административно-территориальной единицы в Азербайджане нет, а есть Карабахский регион, где живут армяне.

Наконец, президент Азербайджана озвучил и целую серию программных месседжей. Азербайджан четко и уверенно разграничил «переговорные треки»: отдельно идут переговоры о мире с Арменией, где прежде всего обсуждается делимитация границ, и отдельно — вопросы соблюдения прав и безопасности армян Карабаха, которые наша страна обсуждает с самими карабахскими армянами — с теми, кто родился в Карабахе и живет там, а не с «экспортированными» из Москвы олигархами типа Рубена Варданяна. Как подчеркнул глава государства, никакого упоминания о Карбабахе в будущем мирном договоре не будет.

Еще одним важным — и по-настоящему сенсационным — стало заявление Ильхама Алиева, что Азербайджан предложил Армении установить КПП на дорогах. Причем это касается и Лачина, и будущего Зангезурского коридора. Пока это только предложение, ответа от армянской стороны, по словам президента, еще нет. Добавим от себя: судя по всему, это предложение оказалось для Еревана полной неожиданностью. И тем более понятно, что Азербайджан уверенно проводит в регионе свою стратегию. Наша страна «играет белыми», выдвигая свои инициативы. И это не просто отдельные предложения — Азербайджан планомерно, шаг за шагом, реализует стратегию, направленную на то, чтобы вывести Южный Кавказ из «военно-конфликтного» состояния и приблизить долгосрочный и прочный мир. Который бы держался не на присутствии миротворцев, наблюдателей или еще кого-нибудь. Более того, как подчеркнул Ильхам Алиев, эти инициативы Азербайджана находят понимание и у европейцев, и у американцев. Понятно, что руководству Армении очень непросто все это принять. И, к примеру, упомянутое выше появление КПП на Лачинской дороге ставит крест на всех надеждах на особый статус и этой самой Лачинской дороги, и города Ханкенди, куда она ведёт.

Причем, как можно понять из слов президента Азербайджана, под дипломатическим нажимом нашей страны Армения вынуждена отступать. Комментируя новые предложения Армении по мирному договору, глава государства отметил, что там есть положительные подвижки, но этого еще не достаточно. В переводе: Армения отступает, и ее будут «дожимать».

Именно в таком русле, по всей видимости, идут и переговоры за закрытыми дверями, где теперь трехстороннюю встречу организовали США. Минская группа, напомнил Ильхам Алиев, «ушла на пенсию», так и не добившись ничего,

Но, возможно, встреча в Мюнхене выявила и еще один очень важный аспект. Понятно, что в нынешней ситуации было трудно удержаться от параллелей с дебатами 2020 года. Но не так важно, подтянул ли за это время Никол Пашинян свой английский и понял ли он, что ссылки на Тиграна Великого и династию Аршакидов — не тот аргумент, с которым можно в калашный ряд, то есть на Мюнхенскую конференцию. Куда важнее другое. Как и в прошлый раз, у Никола Пашиняна не оказалось чёткой и внятной позиции. Что Армения намерена делать дальше, как видят там будущий мирный договор — ответов на эти вопросы по-прежнему нет. Более того, уже в беседе с журналистами президент Азербайджана отметил: Баку хочет, чтобы Армения отказалась от территориальных претензий к Азербайджану, чтобы произошла нормализация, а делимитация азербайджано-армянской границы прошла на основе исторических карт, что имеет историческую логику. После чего добавил: «А что хочет Армения? В Баку не могут это понять. То в Армении говорят, что происходящее на Лачинской дороге не имеет к ним никакого значения, и они не будут это комментировать, то заявляют, что будут заниматься так называемой «проблемой Нагорного Карабаха»».

Добавим от себя: это опаснее, чем кажется на первый взгляд. По сути дела, такая «переговорная тактика» означает, что к реальной мирной повестке Армения по-прежнему не готова — невзирая на то, что на выборах Пашинян получил от избирателей мандат именно на мирные переговоры. И вряд ли за два с лишним года в Ереване не разобрались, с каким «счетом» закончили войну и что обсуждается на мирных переговорах. И если сейчас Пашинян вместо разговора по сути пытается, пардон, «кидать фейки» про детей, которых ну до ужаса напугали «азербайджанцы в масках», если на полном серьезе рассчитывает отпарировать разговоры о разрушенных армянскими оккупантами мечетях в Карабахе ссылками на разрушение мечетей во времена СССР…тут уже не получится не задать вопрос: а на что рассчитывают в Армении? Там надеются «тянуть резину» еще 30 лет? Полагают, что ситуация в одночасье изменится в пользу Еревана? Или опять рассчитывают «перевернуть доску» и спровоцировать новый конфликт? И как и осенью 2020 года, при этом не посчитали нужным проанализировать реальный расклад сил?

В последнем прогнозе очень хотелось бы ошибаться. Но, к сожалению, полагаться на адекватность Еревана не приходится.

Нурани, обозреватель