Во сколько суд оценит девять потерянных в тюрьме лет?

Во сколько суд оценит девять потерянных в тюрьме лет?

Девять с половиной лет тюремного заключения отбыл незаконно гражданин Азербайджана 62-летний Айдын Гахраманов. На днях мужчину, который был осужден за убийство сожительницы и ее племянницы путем отравления, оправдал суд, пересмотрев его дело.

Напомним, что трагедия эта произошла в 2003 году. От отравления скончались Аида Яхьяева и ее племянница Самира Яхьяева. По факту было возбуждено уголовное дело по статье 120.2.5 (умышленное убийство в корыстных целях) УК АР. В августе 2013 года по данному факту был арестован Айдын Гахраманов. Согласно обвинению, Гахраманов якобы отравил Аиду Яхьяеву, с которой сожительствовал, и ее племянницу Самиру. Причиной же совершения преступления стало желание присвоить четырехкомнатную квартиру сестры Аиды – Назили Яхьяевой.

Приговором Бакинского суда по делам о тяжких преступлениях Гахраманов был признан виновным и осужден на пожизненный срок. Однако осужденный не признал своей вины и заявлял, что не убивал никого. Гахраманов до последнего подавал многочисленные жалобы и обращения в различные инстанции, скрепив их доказательствами своей невиновности. Наконец, ему удалось добиться своего оправдания и освобождения. Однако не все так просто.

За судебные ошибки нужно платить. Более того, правоохранители принимавшие участие в предъявлении обвинения Гахраманову должны ответить за допущенные в работе ошибки.

Отметим, что в Протоколе № 7 Конвенции о защите прав и основных свобод человека отмечено, что если какое-либо лицо на основании окончательного приговора было осуждено за совершение уголовного преступления, а вынесенный ему приговор впоследствии был отменен, или оно было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону или существующей практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине».

В США, например, крупнейшую компенсацию в размере $101,7 млн суд постановил выплатить в 2007 году по делу четверых мужчин, осужденных за убийство. Выяснилось, что ФБР скрыло информацию об их непричастности к преступлению, за которое они были осуждены в 1965 году и провели в тюрьме несколько десятков лет.

В Канаде крупнейшая денежная компенсация в размере $13,1 млн за ошибочный приговор была выплачена в 2010 году. Ее получил 73-летний житель Квебека. В 1963 году мужчина был осужден на 15 лет за вооруженное ограбление, а в 1969 году освобожден досрочно.

Европейская Фемида расплачивается за свои ошибки менее крупными суммами. Тем не менее, в Великобритании рекордная компенсация была выплачена в 1998 году. Тогда апелляционный суд признал судебной ошибкой казнь эмигранта Махмуда Маттана. Его семья получила $2 млн.

Редкое для судебной практики Франции решение о денежной компенсации за ошибочный приговор было вынесено в 2012 году. Власти выплатили €797 тыс. фермеру Лоику Сеше, который провел в тюрьме более семи лет.

В России беспрецедентное для правоприменительной практики решение о взыскании крупной денежной компенсации за судебную ошибку было принято в 2005 году. Горсуд Альметьевска (Татарстан) постановил взыскать с Минфина РФ 3 млн руб.

А как в Азербайджане обстоят дела с компенсацией запятнанного честного имени и утраченного здоровья за годы, проведенные за решеткой?

Известный правозащитник Эльдар Зейналов в беседе с Minval.az досконально описал и процедуру оправдания без вины виноватых, и права, которые может предъявить как сам невинно отсидевший срок, так и его родственники.

По словам правозащитника, оправданию (правовой реабилитации) осужденного посвящена целая глава УПК АР (статьи 55-63), включающая также и вопросы возмещения причиненного ущерба.

В теории человек, вина которого во время судебного рассмотрения не была доказана, должен быть освобожден и безотлагательно объявлен невиновным и оправдан. При этом факт возбуждения уголовного дела, проведения следствия, содержания в тюрьме не должен отражаться на правах этого человека на жилье, на собственность, на труд и пр.

«Что касается вопроса компенсации, то особо отмечу, что на нее имеют право не только обвиняемый, получивший оправдание, но и человек, незаконно подвергшийся аресту либо принудительному помещению в медицинское или воспитательное учреждение, а также содержавшийся под стражей сверх установленного срока без законных на то оснований. А еще лицо, освобожденное от уголовного преследования до суда по реабилитирующим основаниям», – отметил Э.Зейналов.

По его словам, обычно признание права на компенсацию не требует какого-то отдельного решения и включается в текст постановления об оправдании. Но если в ходе уголовного преследования невозможно возместить ущерб, причиненный ошибкой или злоупотреблением органа, то лицу, имеющему право требовать возмещения ущерба, разъясняются соответствующие правила после завершения производства по уголовному преследованию. Это оформляется в протоколе.

«При компенсации учитывается моральный, физический и материальный ущерб, нанесенный в результате ошибки или злоупотребления правоохранительного органа. Материальный ущерб является наиболее простым для расчета (потерянная зарплата или пенсия, конфискованная недвижимость, выплаченный штраф и пошлины, гонорар адвоката и пр.). А вот физический, и особенно моральный ущерб, возмещается в «справедливой сумме», которая зависит от мнения суда», – сказал правозащитник, отметив при этом, что из суммы компенсации не могут быть вычтены затраты, понесенные судом или тюрьмой на содержание осужденного.

Он заявил, что законом предусмотрено и восстановление «иных прав»: например, восстановление на прежней должности или назначение на равную должность (либо выплата денежной компенсации за утрату прежней должности); включение периода лишения или ограничения свободы в стаж работы; возврат жилья либо переселение в равноценное жилье; восстановление лишенного по суду специального или воинского звания, почетного звания или государственных наград.

Для обеспечения гласности факта реабилитации, оправданный человек может потребовать (а не ходатайствовать или просить), чтобы суд или следственный орган в двухнедельный срок официально сообщил о его оправдании на прежнее или нынешнее место его работы, место учебы, место жительства.

Кроме того, есть еще один немаловажный момент: возврат честного имени.

«Оправданный в праве потребовать, чтобы те СМИ, которые тиражировали порочащие его сведения об уголовном преследовании, в месячный срок дали сообщение об оправдательном решении по уголовному делу, не ставя при этом под сомнение невиновность гражданина. Орган, осуществляющий уголовный процесс (органы дознания, следствия, прокуратуры или суды), обязан в письменном виде извиниться перед лицом, которое вследствие его ошибки или злоупотребления содержалось под стражей или было привлечено в качестве обвиняемого», – отметил правозащитник.

Но, по его словам, благостную картину несколько портит оговорка, что ущерб не возмещается в случае, если оправданные лица «добровольной явкой или заявлениями перед судом после выявления их обмана о признании себя виновными сами создали условия для возбуждения в отношении них уголовного преследования и применения процессуальных мер» (ст. 57.3 УПК).

«А ведь, если не доказан факт пыток или другого незаконного давления с целью вынудить обвиняемого дать признательные показания, то они считаются добровольными», – сказал Э.Зейналов.

На вопрос о том, если человек оправдан посмертно, могут ли его родственники рассчитывать на компенсацию, правозащитник ответил утвердительно.

«Да, и это предусмотрено статьей 60 УПК. Право на требование возмещения ущерба, причиненного ошибкой или злоупотреблением органа, осуществляющего уголовный процесс, и на получение компенсации имеют не только оправданные, но и их законные представители (в случае недееспособности), ближайшие по очереди наследники. А в случае смерти оправданного члены его семьи должны быть обеспечены пенсией по потере кормильца. Кстати, родственники покойного также могут потребовать и публикацию в СМИ информации о реабилитации. Соответствующее требование, обязательное для исполнения СМИ, вправе заявить также прокурор.

По словам Зейналова, для определения размера морального ущерба нет никаких формул, таблиц и подсказок. Все зависит от усмотрения судьи, и остается лишь надеяться на его справедливость и высокие моральные качества.

Чуть больше ясности в вопросе причинения ущерба здоровью. Так, если вследствие причинения телесного повреждения или ущерба для здоровья трудоспособность потерпевшего утрачена или снижена, либо потребности его увеличились, вред должен быть возмещен потерпевшему путем выдачи расходов на его месячное содержание. Если человеку требуется лечение, то потерпевший вправе заранее требовать расходы на лечение.

Утешает то, что исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью физического лица.

Однако, если с момента возникновения права на возмещение вреда прошло более трех лет, то требования удовлетворяются с учетом истекших трех лет, и не более.

«Добавлю, что неясность ситуации с компенсацией за незаконный арест или ошибочный приговор достаточно часто порождает обращения в Европейский суд по правам человека, и не только в Азербайджане. Возможностью обращения туда надо обязательно пользоваться, если оправданного обделили в вопросе компенсации. Ведь каждое решение ЕСПЧ создает прецедент и приводит к обсуждению допущенных ошибок и злоупотреблений, а значит, помогает усовершенствовать правоохранительную и судебную системы», – заключил Эльдар Зейналов.

Яна Мадатова