«Северный поток»: взрывной эффект дежавю

«Северный поток»: взрывной эффект дежавю

Правоохранительные органы нескольких стран Европы расследуют взрывы на газопроводах «Северный поток». Как уже рассказывал Minval, накануне оператор зафиксировал падение давления на обеих «нитках» российского экспортного газопровода. В СМИ уже попали фотографии бурлящего моря на месте утечки. Расследование только началось, но в Европе и США уже официально склоняются к версии саботажа. Причем в Вашингтоне эту версию озвучил не кто иной, как госсекретарь Блинкен: «Первые данные указывают на возможный акт саботажа или взрыва на трубопроводе „Северный поток“. Это не отвечает ничьим интересам».

Формально пока ещё обвинений не предъявлено ни одной стране.

Нельзя не заметить: взрывы прогремели как раз тогда, когда Европа снижает импорт российского газа и нефти и зимовать в условиях дефицита энергоносителей, заполненность газохранилищ остаётся одной из главных тем новостей, а Россия через все свои пропагандистские рупора не устаёт пугать европейцев в стиле «да вы там все без нашего газа замёрзнете». Совпадение? Теоретически возможно. Но на практике такое «совпадение» заставляет вспомнить, как в январе 2006 года точно так же «совершенно случайно» в разгар зимних холодов взорвались две «нитки» газопровода, по которым российское «голубое топливо» поставлялось в Грузию. Тогда, напомним. Россия решила «воспитывать» страны постсоветского пространства, резко взвинтив цены на свой газ, но когда в Грузии не поддались ценовому шантажу, перешла к «плану В». В Тбилиси уже тогда предупреждали: подобный сценарий может повториться в любой точке мира, куда Россия поставляет газ.

Тогда «старая Европа» еще могла пребывать в уверенности, что подобные сценарии могут быть реализованы против Грузии или Украины, но никак не Австрии и Германии. Но…в середине декабря 2017 года в австрийском местечке Баумгартен взорвалась газораспределительная площадка, через которую шло до трети поставок российского «голубого топлива». 1 человек погиб, 18 были ранены, официальная Вена, где всячески холили и лелеяли свои особые отношения с Россией, признала происшедшее «технической неисправностью». То, что эта «неисправность» случилась в разгар зимних холодов и очередного всплеска дискуссий о необходимости снижать зависимость Европы от российского газа, там постарались «не заметить».

Но теперь о саботаже говорят уже открыто. И это, кроме всего прочего, еще и «информация к размышлению», какими методами ведётся газовая война на европейском рынке, откуда весьма жестко выталкивают Россию. Точнее, какими методами Россия будет делать свои ответные ходы.

Вопрос, ждать ли в такой ситуации попыток силового разрыва альтернативных маршрутов поставок энергоносителей, стоит того, чтобы его озвучить. Тем более на фоне новостей из Норвегии, где вблизи нефтегазовых платформ заметили большое количество неизвестных дронов, которые «как будто что-то ищут». А если учесть, что еще до начала украинской войны российские морпехи отрабатывали высадку на нефтяные платформы, то нет никакой гарантии, что эти дроны — подготовка к очередной шумной акции «Гринписа» или еще кого-нибудь в том же роде.

А одним из основных альтернативных источников является не только Норвегия, но и Азербайджан. Тем более что через нашу страну в ближайшем будущем возрастёт поток энергоносителей уже из стран, лежащих к востоку от Каспия. Где, кстати говоря, уже столкнулись с «неожиданностями made in Russia» — достаточно вспомнить внезапные проблемы с казахстанским экспортным трубопроводом, который заканчивается в Новороссийске.

Считать ли здесь «первым актом» армянскую вооружённую провокацию на Кельбаджарском направлении, вопрос открытый. От трубопроводов как бы далеко. Но если учесть, что в случае удачи такая провокация могла «взорвать» внутриполитическую ситуацию в Азербайджане с труднопредсказуемыми последствиями, то версия как минимум имеет право на существование. Другое дело, что, как и во время товузских боев в июле 2020 года и тем более 44-дневной войны, Армения не оправдала надежд. Но вот была ли это последняя попытка сорвать «неудобный экспорт» уже из Азербайджана — вопрос, который стоило бы озвучить.

Другое дело, что считать нашу страну «мягкой мишенью» было бы слишком опрометчиво.

Нурани, обозреватель