Щупальца Москвы добрались до Фонда Сороса: почему «соросята» вдруг ополчились на Баку?

Щупальца Москвы добрались до Фонда Сороса: почему «соросята» вдруг ополчились на Баку?

Фонд Сороса в очередной раз «пробил дно». Сайт с, весьма тесно связанный с небезызвестным «Открытым обществом», опубликовал статью, посвящённую азербайджанскому проекту «Южного газового коридора» с заголовком, претендующим на оригинальность: ««Самая горькая сигарета». Как газовая зависимость Европы опасна для демократии».

Начинается пространный опус со здравых вроде бы рассуждений об «экономической цене»санкций против РФ для самой же Европы, о ценах на газ, о необходимости избавляться от зависимости от импорта российских углеводородов и т.д. А затем переходят к главной теме — Южному газовому коридору, «системе трубопроводов стоимостью 40 миллиардов долларов, идущую из Азербайджана в Италию».

В пространном тексте автор, Майк Руни, «программный сотрудник группы оценки демократии в International IDEA, межправительственной организации, которая поддерживает устойчивую демократию во всем мире», умудряется не назвать ни объёмов транспортируемого по ЮГК газа, ни доли азербайджанского газа на рынке той же Италии, вообще не упоминают ни Грецию, ни Болгарию. Не счёл господин Руни достойным внимания событием и 44-дневную войну, в ходе которой армянские агрессоры обещали ударить по нефтегазовой инфраструктуре Азербайджана. Зато с удовольствием рассуждает о том, как «Южный коридор», оказывается, «навредил демократии». По его версии, ЮГК «был одобрен вопреки многочисленным возражениям». Кто же возражал? Оказывается, «международные и азербайджанские правозащитники», по мнению которых, доходы от экспорта газа «поддержат автократический режим». К вящему ужасу этих самых «правозащитников», ЮГК не удовлетворил всех потребностей Европы в газе, но зато оказался прибыльным «для правящей элиты Азербайджана» и позволил ей «еще больше укрепить свое внутреннее экономическое и политическое положение». И вообще, снижение добычи нефти в Азербайджане с 2010 года должно было помочь «демократизации», но вот в Баку, увы и ах, запустили «Южный газовый коридор», профинансировали «икорную дипломатию. Вспомнили по ходу дела и экологию. Авторы статьи цитируют неназванного «жителя села», расположенного к югу от «крупного терминала»: «Рано утром, когда происходит сжигание [газа], кажется, что вы выкурили самую горькую сигарету».

Только вот после упоминания о «самой горькой сигарете» так и просится на язык не самый вежливый вопрос: а сам автор статьи, пардон, что курил? Он действительно уверен, что и власти Азербайджана, и инвесторы уровня BP должны были спрашивать у правозащитников разрешение на осуществление многомиллиардного проекта? И смертельно обиделся на весь свет, когда этого не произошло?

А если серьезно, то в этом «наскоке» на азербайджанский экспорт газа трудно не увидеть политический заказ Кремля. Слишком уж «вовремя» сайт Eurasia.net решил порассуждать о том, якобы ЮГК «вредит демократии» — как раз в то время, когда в Европе всерьёз заговорили об отказе от импорта российских энергоносителей и переговорах с Азербайджаном, Катаром и рядом других стран. И когда важность альтернативных источников по понятным причинам резко возрастает. Как и стремление Москвы, подберем самый мягкий эпитет, «вернуть позиции» и «не пущать» на еврорынок конкурентов. Minval.az уже рассказывал о том, как Москва, сославшись на повреждение нефтяных терминалов в Новороссийске из-за шторма, резко снизила экспорт казахстанской нефти — основная экспортная «труба» проходит по российской территории. У Азербайджана есть своя независимая система экспорта газа, Россия ее не контролирует, и тут приходится прибегать к куда более «хитрым» схемам — особенно после того, как Азербайджан одержал победу в 44-дневной войне и похоронил планы «разорвать» трубопроводы военной силой. А уж любителей поговорить о демократии для вбивания клина между Азербайджаном и Западом Москва использовала и использует регулярно. Достаточно вспомнить и немецких левых из лагеря Герхарда Шрёдера, которые по команде газпромовского лобби дружно принимались верещать по поводу «нарушений прав человека в Азербайджане» как раз накануне важных решений по газу, и французских политиков вроде мадам Пекресс.

Но, казалось бы, между прикормленными «Газпромом» немецкими политиками вроде Шрёдера, с одной стороны, и активистами фонда Сороса, с другой, должна быть разница. «Открытое общество» американского финансиста венгерского происхождения многими воспринималось и воспринимается как едва ли не главный двигатель пресловутых «цветных революций» и инструмент западного же «продвижения демократии».

Только вот эти стереотипы не выдерживают столкновения с реальностью. И дело не только в том, что революции должны вызреть изнутри, и их невозможно ни импортировать, ни экспортировать, ни тем более устраивать по заказу извне. Возможно, на заре своей деятельности соросовский фонд «открытого общества» и занимался реальной помощью демократическим реформам. Но затем эта сеть «грантовых НПО» превратилась в банальный инструмент узкогрупповой политики. А руководители этих структур, готовые на любые фальшивки и провокации ради «донатов» и «грантов», просто стали брать деньги не только и не столько у Сороса, сколько у той же Москвы. У которой может не хватать средств на закупку бумаги для школьных экзаменов, но вот на то, чтобы заплатить провокаторам типа Руни, деньги найдутся.

Но неужели кому-то на самом деле верится, что при помощи подобных дешёвых пасквилей можно сорвать проект уровня Южного газового коридора?

Отдел политики Minval.az