В Азербайджане участились случаи отравления «паленым алкоголем» – эксперты называют причины

В Азербайджане участились случаи отравления «паленым алкоголем» – эксперты называют причины

В Азербайджане снова участились случаи отравления контрафактным алкоголем. Это происходит, несмотря на все заверения госчиновников о «тотальном контроле» и принятые программы, отвечающие за надзор за контрафактами в нашей стране. Однако сводки МВД говорят совсем о противоположном.

По оценкам ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), около четверти всего потребляемого алкоголя в мире является контрафактной, но исследования показывают, что в некоторых регионах этот показатель намного выше. Он производится или продается незаконно, в особенности там, где легальные продукты недоступны и стоят дорого для большинства людей. И поэтому от «паленой» выпивки в большинстве случаев страдают малоимущие члены общества, которым недоступна легальная продукция.

Отметим, что сотрудники правоохранительных органов постоянно держат руку на пульсе, и благодаря им на самом деле мы узнаем более точную информацию по данной ситуации.

Так, в прошлом году в рамках уголовного дела по фактам отравления контрафактными спиртными напитками, следствие по которому велось в Следственном управлении по тяжким преступлениям Генпрокуратуры, в качестве обвиняемых в производстве поддельного алкоголя, организации его продажи в объектах общественного питания, а также в обеспечении производителей техническим спиртом и сырьем к ответственности были привлечены 14 человек.

Комментируя для Minval.az вопрос распространения контрафактного алкоголя, врач-токсиколог, заместитель начальника медицинского управления Таможенного госпиталя Исмаил Эфендиев отметил, что в конце 2019-в начале 2020 гг. в республике была зафиксирована вспышка отравления метиловым спиртом. Это случилось впервые с начала миллениума.

В Азербайджане участились случаи отравления «паленым алкоголем» – эксперты называют причины

– Очень долгие годы массовых случаев отравления контрафактным алкоголем в Азербайджане не было. И вдруг происходит резкая вспышка: первая была зафиксирована перед новым годом (конец 2019-начало 2020 гг). Те, кто отмечал новый год в ресторанах, отравились контрафактным виски. Несколько месяцев после нее было затишье, а потом пошла вторая волна, когда началась эпоха пандемии. Но отравления эти были связаны не с употреблением кустарного алкоголя, а с употреблением в качестве алкогольных напитков различных дезинфицирующих средств, содержащих метиловый спирт. Но после того, как эти вопросы были взяты под контроль Минздравом и прокуратурой, число отравлений резко снизилось. Я не обладаю информацией за этот год, но в прошлом году ситуация стабилизировалась.

– В СМИ все чаще стала появляться информация об отравлениях алкоголем, как вы думаете. С чем это связано?

– Скажу так: не всегда в деле отравления алкоголем фигурирует контрафактный товар, алкогольная интоксикация случается так же, когда человек слишком много выпил. А винит во всем не себя, а «некачественный алкоголь».

– Существует ли разница в симптоматике при употреблении «паленного» алкоголя и просто передозировке алкогольным напитком?

– Огромная разница. Если мы говорим об отравлении суррогатным алкоголем, то это состояние, представляющее опасность для жизни. К сожалению, ни на цвет, ни на вкус, ни на запах метиловый спирт не отличается от этилового спирта. И даже те пострадавшие, которые приходили в себя, пытались собрать анамнез по вкусовым и осязательным ощущениям. Отмечу, что сначала все идет нормально. Человек чувствует легкое опьянение, а потом, когда вредные вещества, содержащиеся в контрафактном алкоголе, начинают трансформироваться в муравьиную кислоту, формальдегид, тогда уже начинаются симптомы тяжелого отравления: нарушение кислотно-щелочного баланса и действие на зрительный нерв, в результате чего человек может полностью потерять зрение, могут отказать внутренние органы и так далее. Очень важно вовремя обратиться к врачу, ибо есть специальные антидоты, предотвращающие летальный исход. Но их надо сделать вовремя.

– Какими напитками граждане травились в большинстве случаев?  

– В основном, виски. Видимо, партия контрафактного алкоголя распространилась в мелкооптовых магазинах, где ее закупали для домов торжеств.

– Но, если товар поступил в открытую продажу, значит, он прошел процедуру официальной сертификации? А кто дал сертификацию контрафактным опасным напиткам?  

– Эту информацию вам лучше уточнить в правоохранительных органах. Скорее всего, этот товар приобретался в мелкооптовых магазинах, и уже оттуда поступал в дома торжеств.

Между тем с целью получения более обширной информации сотрудник Minval.az обратился за комментарием к главе Союза потребителей Азербайджана Эйюбу Гусейнову. Он рассказал, что на самом деле получить какую-либо информацию о фактах отравления «паленными» напитками, а также получить реальные цифры статистики по этому вопросу – увы, не представляется возможным:

В Азербайджане участились случаи отравления «паленым алкоголем» – эксперты называют причины

– Сейчас я готовлю письмо во все госструктуры, в том числе и в агентство продовольственной безопасности и прокуратуру. К сожалению, мероприятия и программы, проводимые госструктурами, никогда не бывают устойчивыми. Через некоторое время после их громкого анонсирования проблемы всплывают снова. Это касается и увеличения уровня контрафактного алкоголя на прилавках и в развлекательных заведениях. Три года назад Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД обнародовало информацию о том, что самые дорогие алкогольные напитки – не более чем «палево», разливаемое в брендовые бутылки. Я сожалею, что Агентство продовольственной безопасности и Минздрав не взяли информацию, предоставленную МВД, на вооружение и не предприняли никаких мер для того, чтобы данная проблема больше не появлялась.

– Еще в 2018 году вы анонсировали, что в Азербайджане будет внедрена Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС) – система отслеживания «Track and Trace» для контроля производства, импорта и реализации табачных изделий и алкогольных напитков. Согласно информации, данную систему планировалось внедрить в 2019 году. Соответствующее положение отражено в «Плане мер по усовершенствованию системы контроля импортно-экспортных операций», утвержденного распоряжением президента Азербайджана.

– К сожалению, нет соответствующего пакета документов, позволяющих данной системе работать в полную силу, равно как и соответствующие структуры, обязанные исполнять распоряжения главы государства. Поэтому не случайно, что уже 2 дня я пытаюсь связаться с Государственным антимонопольным агентством, чтобы встретиться с новым главой этой структуры Мамедом Аббасбейли. Но пока никак не могу дозвониться, встретиться с ним и обсудить эту тему. Кроме того, в сфере пищевых продуктов возникла новая опасность: сахар «кялля-гянд», который отбеливается посредством введения опасных для человеческого здоровья химикатов. С 2019 года прокуратура ведет работу, в ходе которой были выявлены и задержаны лица, привозящие в страну химию для отбеливания сахара. Госструктуры вели работу, в том числе и Агентство по продовольственной безопасности, но, тем не менее, рынок наводнен опасной продукцией. А значит, работа была неэффективной. Иначе откуда столько контрафакта?

– В вашу структуру часто обращаются по вопросам отравления контрафактным алкоголем?

– К сожалению, отравившиеся контрафактным алкоголем или же их родственники идут не в Союз свободных потребителей, а обращаются в Минздрав. Но всем известно, что госструктуры работают по принципу трех мушкетеров и девиз у них «Один за всех и все – за одного». Ни один госчиновник не осмелится сказать, что сертификат, выдаваемый госструктурами на определенную продукцию, не соответствует действительности. Это лишний раз говорит о том, чтобы работать прозрачно, орган, выдающий сертификат на продукцию, должен быть независимым. Но такой структуры в Азербайджане, увы, нет. Агентство по продовольственной безопасности выдает сертификаты и сам контролирует этот процесс. В таком случае, откуда же берутся сертификаты на контрафактную продукцию? Разве агентство может игнорировать документы, которые само же и выдает? Конфликт интересов, как видите, во многих случаях, а в данном случае это – контрафактное спиртное, которым травятся наши сограждане.

– Какими напитками травятся больше всего?

– Я не владею полной информацией, но думаю, что все-таки лидирует водка. Хотя и виски в том числе.

– Ваша организация располагает информацией, какой приблизительно процент граждан ежегодно травится «паленным» алкоголем?

– Годами эта информация скрывалась от населения, тогда Минздрав выдавал сертификаты на продукцию. Но и сейчас статистика по отравлению контрафактными продуктами и алкоголем – по-прежнему территория, недоступная для общественности. Если посмотреть государственную программу по продовольственной безопасности, то во втором пункте опубликована всемирная статистика по отравлению алкоголем и летальным исходам. Я построил цифровую пропорцию по Азербайджану и сделал интересное открытие: оказалось, что в общей сложности от отравления алкоголем в нашей стране ежегодно должны умереть 420 человек.

В то время, когда еще Минздрав занимался сертификацией и охраной здоровья граждан, выдавалась статистика, согласно которой в год от отравления «паленным» алкоголем в стране умирает 2-3 человека, не больше. А сейчас вообще нет никаких открытых информационных источников, и мы никак не можем прослеживать информацию, полагаемся только на сводки, публикуемые в СМИ со ссылкой на пресс-службу МВД. Но, тем не менее, точное количество отравившихся (в том числе и с летальным исходом) нам неизвестно, равно как и отсутствует информация, чем именно травится население страны. И я вас уверяю, что ни один медработник никогда не даст вам полной информации, чем отравился человек.

– Почему? Медицинская тайна?

– Нет, страх. Никто не хочет быт «стрелочником», потому что за каждым выданным сертификатом на паленый алкоголь стоит госчиновник. И кому-то в случае разглашения придется очень серьезно отвечать перед законом. Но я уже говорил выше о принципе «Трех мушкетеров». Как видите, только он один в госструктурах и работает. А в результате страдает потребитель. В стране нет независимых лабораторий, которые могут установить наличие в «паленом алкоголе» вредоносной химии, но даже если и были бы такие лаборатории, суд никогда не примет результаты этой экспертизы.

Беседовала Яна Мадатова