Число проводящих голодовку заключенных-азербайджанцев в Иране увеличилось до 11

14 июня, 17:21


Еще трое осужденных в Иране активистов присоединились к голодовке, начатой отбывающими наказание в тюрьме в городе Ардебиль азербайджанскими заключенными.

Первым голодовку 12 июня начал азербайджанский активист Аббас Лисани, отбывающий срок в тюрьме в Ардебиле, передает «Туран» со ссылкой на местные источники.

Отбывающие наказание в тегеранской тюрьме Эвин азербайджанские активисты Сиямек Мирзаи, Киянуш Аслани и Бахнам Шейхи в ходе телефонной беседы со своими родными сообщили о намерении начать голодовку. Тем самым осужденные поддержали голодовку, начатую заключенными тюрьмы Ардебиля.

Таким образом, число начавших голодовку заключенных азербайджанских активистов в Иране достигло 11 человек.

Поводом для  протеста стало «содержание осужденных за бытовые преступления в камерах политзаключенных, жестокое обращение со стороны тюремного персонала и безразличие властей к правам политзаключенных».

Вскоре акцию поддержал другой активист Юсуф Кари. Накануне Кари и Лисани заявили, что начали «смертельную голодовку».

Затем к голодовке присоединились заключенные Тегеранской тюрьмы Халид Пиризаде, Хусейн Хашими и Мухаммед Туркмани.

Этнические азербайджанцы, проживающие в Иране, подвергаются давлению из-за требования гарантий конституционных прав, таких как обучение на родном языке. В Иране насчитывается около 30 млн. азербайджанцев и они являются второй титульной этногруппой после персов. С момента прихода к власти персидской династии Пахлеви в 1925 году начинается политика ассимиляции  азербайджанцев, которая приводила к восстаниям и  массовым акциям протеста. После исламской  революции в Иране в 1979  году  степень самоидентификации  азербайджанцев и их борьба за признание титульным народом  стали расти.

Во время  прошлогодней армяно-азербайджанской войны иранские азербайджанцы перекрывали дороги, чтобы не допустить поставок грузов из Ирана в Армению. Правительство было вынуждено  учитывать эти настроения, а солидарность с ними выражал духовный лидер Али Хаменеи.



Какой мир констатируют миротворцы?

3 августа, 16:56

Российские средства массовой информации, в особенности, федеральные каналы, частенько выводят в блок официоза вести из зоны Карабаха, где сосредоточены миротворцы РФ. Они, как известно, занимают позиции в районах проживания армянского меньшинства, где сооружают разделительные линии, чтобы исключить контакты между азербайджанцами и армянами. Свинцовая тональность сообщений зачастую напоминает стиль боевых сводок с линии фронта, хотя военных действий там давно нет.

Риски, конечно, имеются, и исходят от недобитых и пока еще не сдавших оружие сепаратистов, которые облюбовали лесные просторы. Пользуясь содержимым многочисленных схронов и подземных укрытий, они периодически нарушают тишину, провоцируют азербайджанских военных на ответные действия.

Несколько раз нарывались на огненные побоища, получив поучительные уроки. Имея точное представления о причинах и следствиях преступных действий, а российские миротворцы совместно с турецкими коллегами постоянно мониторят обстановку, иногда проявляют непонятную сдержанность в отношении возмутителей спокойствия.

Известны тревожные факты, приведшие к подрывам на минах российских миротворцев. Зафиксированы смерти и серьезные ранения членов личного состава.

Неизвестно, проводили ли военные органы расследования по имевшим место серьезным инцидентам. Однако обращает на себя внимание хладнокровие и терпимость российского командования, не посчитавшего нужным сделать серьезные предупреждения и внушения представителям так называемых самодеятельных управленческих структур.

Зато время от времени миротворцы, словно спецподразделения, находящиеся в окопах жаркого фронта, распространяют сводки о занятиях по боевой подготовке. Хоть и сообщается, что к такого рода мероприятиям причастны подразделения материально-технического обеспечения миротворческого контингента, сведения относительно отработки тактики ведения боя вызывают далеко не умиротворяющие ассоциации.

Во время испытательных операций, маневров и учений случаются истории с летальным исходом. Зачастую отработка намеченных операций проводится в условиях, максимально приближенных к боевым. От этого не легче родным и близким военнослужащих, которым приходится узнавать о положении в карабахском регионе Азербайджана из тех же российских СМИ.

Не сдавшиеся армянские сепаратисты и разного рода бандиты горазды на неадекватные действия. В условиях нарастающей русофобии приходится констатировать, что командование миротворцев по долгу службы обязано не упускать из виду их перемещения и маневры. Но вместо того, чтобы усиливать работу по обезвреживанию опасных элементов, миротворцы интенсифицируют отработку оперативно-тактических навыков.

Последние вести от них и вовсе вызывают обескураживающее чувство.  Сообщается о проведении личным составом комплексных упражнений и стрельб, о создании определенной обстановки для преодоления минно-взрывных заграждений, нанесения огневого поражения мелким группам условного противника и эвакуации личного состава из подбитой бронетехники. Все, как в настоящем бою.

Военным в любых условиях важно быть готовыми к выполнению задач повышенной сложности, однако насколько это актуально для миротворцев, находящихся на азербайджанской земле?

Судя по детальным сообщениям об учениях, у массовой аудитории создается впечатление, что российский контингент находится во враждебных условиях, и оттачивание боевого мастерства превращается в крайнюю необходимость ради обеспечения безопасности личного состава.

С момента распада СССР в Азербайджане не было и нет воинствующей ксенофобии даже в отношении армян. Этого не сказать об армянах, оказавшихся в угаре националистической ненависти в отношении всех, в том числе и русских. И когда представители командования в своих пояснениях и реляциях для общественности высокопарно рапортуют об успехах учений, поневоле возникают тревожные ассоциации.

Миротворцы, учитывая специфичность их миссии, обязаны играть на умиротворение обстановки, вести разъяснительную работу среди населения с тем, чтобы выбить из него сепаратистскую и прочую агрессивную дурь. Однако размах и военно-техническая составляющая программы занятий показывает, что вовсе не защита мира, а предмет боевой подготовки задействованных подразделений является основной задачей российского контингента.

Спору нет, тактико-специальная подготовка важна для военных везде и всюду, однако особенности миссии миротворцев невозможно спутать ни с чем.

Российские военные то ли по незнанию, то ли нарочито накручивают рейтинги сложности выполняемых операций, ставя во главу угла не осушение болота сепаратизма, а занятия по боевой подготовке с использованием специальной техники, боевых машин и других средств.

Можно предположить, что миротворцы готовятся к полномасштабным военным действиям с заклятым недругом. Спрашивается, а против кого в недавнем прошлом проводились минометные стрельбы? Это ведь очень важный и серьезный сегмент подготовки, и его постоянно оттачивают подразделения, ждущие переброску на места боевых действий. Неужели в текущих условиях в Карабахе контингенту миротворцев угрожает армия Азербайджана? А может какая-то другая?!

Единственная опасность, угрожающая всем, в том числе и миротворцам, это свободно перемещающиеся по открытыми коридорам армяне, которые по ночам везут контрабанду. А посты миротворцев, которые по долгу службы должны смотреть в оба, даже в ус не дуют.

Да и используемые контингентом понятия и термины дают пищу для тревожных размышлений. К слову, такая формулировка, как «отражение диверсионной группы противника», звучит не только двойственно, но даже провокативно. Создается мнение, что российский контингент находится в Азербайджане сугубо в эксклюзивном режиме, выслеживая не реально существующих армянских сепаратистов, а каких-то хорошо вооруженных, но виртуальных коммандос, на след которых трудно выйти.  

Миротворцы, где бы ни выполняли миссию, обязаны реализовать себя, свои возможности через стабилизационные действия, и никак не будоражить всеобщее сознание, которое всегда болезненно реагирует на пункты разногласий.

Тофик Аббасов, аналитик