Планы США по созданию «азиатского НАТО» в качестве противовеса Китаю — вновь в центре внимания мирового экспертного сообщества. Около недели назад президент США Джо Байден объявил: «Я сказал президенту Си (председателю КНР Си Цзиньпину — Ред.), что мы будем поддерживать сильное военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, как мы делаем это вместе с НАТО в Европе, но не для того, чтобы начать конфликт, а для предотвращения конфликта», добавив, что «Америка будет противостоять несправедливой торговой практике, которая подрывает интересы американских рабочих и промышленности, такой, как субсидии государственным предприятиям и кража американских технологий и интеллектуальной собственности». Через несколько дней предупреждение озвучил госсекретарь США Энтони Блинкен: «За последние несколько лет мы стали свидетелями того, что Китай ведет себя более репрессивно дома и более агрессивно за рубежом. Это факт». После чего добавил: у администрации президента США Джо Байдена существуют «реальные опасения по поводу кражи Китаем интеллектуальной собственности», обвинив Пекин в «несправедливой и враждебной конкуренции», и Вашингтон совместно с «единомышленниками и другими обиженными странами» должен сказать Пекину, что «так не должно и не будет продолжаться». Правда, оговорился, что конфликт между Вашингтоном и Пекином противоречил бы интересам обеих стран, но тем не менее сомнений не осталось: ситуация на американо-китайском треке накаляется. Это понимают и в Пекине. Китайский эксперт, руководитель Института исследований глобальных компетенций Шаньдунского университета Цзя Вэньшань заявил РИА «Новости», что «США определенно могут создать азиатскую версию НАТО — если бы не могли, то президент Байден не стал бы необдуманно делать подобные заявления в ходе своего обращения». А в условиях Китая такие комментарии просто так не появляются.

Впрочем, о планах создать «азиатское НАТО» заговорили и в прямом, и в переносном смысле не на прошлой неделе. Еще при Дональде Трампе был создан QUAD — Четырехсторонний диалог по безопасности, в котором участвуют США, Япония, Индия и Австралия, и премьер-министр Японии Есихидэ Суга уже обсуждал с Байденом превращение этой четверки в полноценную коалицию по обеспечению безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. А если «копнуть» историю, то можно вспомнить, что в 1955-1977 году азиатский аналог НАТО существовал — это был блок СЕАТО, который также называли «Манильским пактом» или Договором коллективной защиты Юго-Восточной Азии.

Казалось бы, все эти геополитические построения и в прямом, и в переносном смысле разворачиваются достаточно далеко от Азербайджана, и планы «азиатского НАТО» Вашингтон будет обсуждать с Канберрой, Токио, Дели, возможно, с Сеулом, но никак не с Баку. Но это лишь на первый взгляд. В условиях realpolitik выход на новый уровень, подберем самый мягкий термин, политического соперничества с Китаем для США позиции в Азербайджане приобретают исключительную важность. Достаточно даже самого беглого взгляда на карту, чтобы понять: США не могут не обратить внимание на северные границы Китая, значительно более уязвимые, чем богатый прибрежный юг. Пищу для размышлений дает и рост внимания США к «уйгурскому фактору». И если Индия — это не только «территориальные» споры с КНР, но еще и «ключ» от Тибета, то таким же «ключом» от Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР является Центральная Азия. Уверенное влияние США в этом регионе необходимо. А вот наиболее логичной и удобной дорогой на восток от Каспия был и остается Азербайджан. Тем более после вывода войск НАТО из Афганистана. И вот это обстоятельство уже самым непосредственным образом влияет на важность для Вашингтона и отношений с Азербайджаном, и реализации проекта Зангезурского коридора, и безопасности судоходства на Каспийском море, и многого другого.

И вряд ли армянскому лобби по силам «нивелировать» этот геополитический интерес.

Нурани, обозреватель

Minval.az