Скандал с обнаруженными в Шуше осколками двух ракет «Искандер» продолжается. Сами эти обломки выставлены в Баку — перед офисом ОАО «Азерландшафт». Из какого именно типа ОТРК «Искандер» были выпущены эти ракеты,  полной ясности, как отметил в беседе с журналистами начальник оперштаба Агентства Азербайджана по разминированию Идрис Исмайлов, пока еще нет. Продолжаются и поиски ракетного двигателя. Проще говоря, еще предстоит полностью прояснить, были ли это «Искандеры-М» или «Искандеры-Э», кому они принадлежали и чьи офицеры или инструкторы руководили запуском. Тем более что о передаче «Искандеров» Армении, напомним в который уже раз, говорят еще с сентября 2016 года.

Но сам факт выстрела из «Искандера» — налицо. И это сужает поле возможных вариантов, среди которых уже не остается ни одного, приятного во всех отношениях. Проще говоря, если расследование убедительно, без «допусков» и сомнений, докажет, что из дислоцированных на базе в Гюмри «Искандеров» действительно не стреляли, и даже российские инструкторы никакого участия в запуске не принимали, это будет означать, что Россия не просто позволила покатать «Искандеры» по ереванской площади Республики во время парада, но и действительно передала их Армении.

А вот здесь уже надо напомнить слова президента Азербайджана Ильхама Алиева: «…Я об этом, кстати, говорил российскому руководству тогда, когда ракеты «Искандер» были переданы Армении. Я говорил, что это неправильный шаг, этот шаг не направлен на укрепление стабильности, это не сдержит нас ни от чего. Кстати, говорил и во время войны и предлагал российской стороне забрать «Искандер» обратно. Да, говорил. И до сих пор придерживаюсь такого же мнения, что единственным путем, который мог бы предотвратить вот такое трагическое развитие событий в регионах, это забрать это обратно и не давать больше им бесплатно оружие».

Поясним. Экспорт оружия — это не только большие деньги, но и большая политика. Особенно если у получателя нет даже теоретической возможности за эти «стрелялки» заплатить. И по логике вещей, при принятии подобного решения должны учитываться возможные риски. А тут мощные и «дальнобойные» ОТРК передали стране, которая на тот момент уже совершила агрессию против Азербайджана, продолжала оккупацию 20% азербайджанской территории и чей тогдашний президент Серж Саргсян прямо с трибуны Совета Европы грозил Азербайджану территориальными захватами, у которой территориальные споры по всему периметру границ, включая входящую в НАТО Турцию, где руководство открыто устраивает «политические обнимашки» с террористами… Словом, тот случай, когда очень трудно удержаться от не очень политкорректных аналогий с «обезьяной», которую снабдили очень мощной «гранатой», да еще и с весьма туманными и размытыми правами собственности. Еще до Отечественной войны и обнаружения осколков ракет «Искандер» в Шуше азербайджанские эксперты предупреждали: такая неясность в вопросе контроля над столь мощным оружием весьма опасна просто потому, что если «бабахнет», то очень трудно будет ответить на вопрос, кто же нажал на кнопку «пуск». Что, собственно, и подтверждается сегодня.

Более того, уже теперь, после военного разгрома Армении, «любимая обезьянка» продолжает получать опасные «игрушки». Дело не ограничивается заявлениями посла РФ в Армении Копыркина, который пообещал, что РФ поможет возродить армянскую армию. По просочившимся сведениям, Армении передаются РСЗО 9К58 «Смерч» — и опять-таки трудно поверить, что у Еревана нашлось чем за них заплатить. Армянская военщина уже стреляла из РСЗО «Смерч» по жилым кварталам Тертера и Барды. А пост министра обороны этой страны занимает персонаж, который открыто делился с журналистами планами ударов по Гяндже. Более того, в Армении, судя по заявлениям ее министра иностранных дел А.Айвазяна, не теряют надежд и открыто строят планы повторной оккупации азербайджанских земель, ныне освобожденных Азербайджанской Армией. А это значит, что не теряет актуальности и другое предупреждение президента Азербайджана:  «Несколько дней назад я услышал, что теперь их союзники хотят возродить армянскую армию, модернизировать ее. Для чего? Против кого? Война окончена. Если кто-то живет реваншистскими мыслями, он увидит этот кулак, он на месте, и им не следует испытывать наше терпение. Армянской армии нет. В таком фашистском государстве не должно быть армии. Мы никогда больше не допустим повторного возникновения угрозы для нас или ощущения риска для наших граждан, которые вернутся на освобожденные земли»

Более того, операция «гранаты для любимой обезьянки» реализуется в то время, когда у азербайджанской общественности все больше вопросов и к деятельности российских миротворцев. Несколько дней назад, как уже сообщалось, при участии заместителя министра обороны РФ Дмитрия Булгакова в Ханкенди был открыт очередной модульный городок для миротворцев.

Вроде бы все предсказуемо и ожидаемо. Но, во-первых, возникают вполне обоснованные вопросы, на какую численность миротворческого контингента рассчитана разворачиваемая в Карабахе инфраструктура и не планируют ли в Москве нарастить свое военное присутствие в этом регионе. А во-вторых, и «в-главных», в Баку уже обратили внимание: в церемонии не участвовали представители министерства обороны Азербайджана. И как это понимать? Если «политическая ситуация пока еще не позволяет», то не стоило бы воздержаться и от визита Булгакова? Который еще к тому же приехал в Ханкенди из Еревана? Что это — «месседж»? Или «дипломатическое головотяпство», когда просто не подумали, как на такой визит замминистра обороны отреагируют в Баку? Даже если и не выскажут эту реакцию в виде официального пресс-релиза?

И да, еще одно обстоятельство. В Азербайджане многие вопросы на российском треке решали и решают по конфиденциальным каналам. Но вот в случае с обнаруженными в Шуше обломками «Искандеров» события развиваются уже по другому сценарию. И если сами ракеты, как показывают многочисленные «утечки», Азербайджану удалось перехватить, то вот погасить связанную с «Искандерами» «информационно-политическую бомбу» и связанные с ней «афтершоки» будет куда труднее. Тем более что мировая дипломатия не предусматривает на этот случай своей системы «Барак».

Нурани, обозреватель

Minval.az