Есть такое популярное, хотя и не очень политкорректное, выражение: «В профессии вора, политика и актера самое главное — вовремя исчезнуть из поля зрения». Сегодня это предстоит узнать Николу Пашиняну — через два года после победы своей «шашлычной революции» недавний король иреванских улиц столкнулся с серьезным политическим кризисом в собственной стране.

Напомним: еще в начале июня Николу Пашиняну бросил перчатку Гагик Коляевич Царукян, глава партии «Процветающая Армения». Выыступая перед своими сторонниками, он заявил, что состав правительства Армении должен быть полностью изменен, так как оно не сдержало данных обещаний и не осуществило революционные изменения.

Ответ не замедлил себя ждать. Царукяна и его партию тут же обвинили в попытке подкупа избирателей на выборах 2017 года (скупка голосов за 20 евро — обыденное явление для Армении). Тут же подоспело еще одно обвинение: по версии Службы национальной безопасности Армении, казино «Шангри-Ла», которое принадлежит семье Царукяна, нарушает налоговое законодательство, законы об игорном бизнесе, а еще недоплатило государству 29,75 млрд драмов (примерно $62 млн). Царукяна спешно лишили депутатской неприкосновенности. Полиция жестко разогнала митинг его сторонников, задержав не менее 250 демонстрантов. Царукяна уже дважды вызывали в суд по «налоговым» делам, но рассмотрение вопроса каждый раз откладывается.

Чем закончится это противостояние, можно гадать. Но многие выводы можно сделать уже сейчас. Как показывает «текущая политическая практика» Армении, «завзятые демократы», «победители революции» и т.д. из команды Пашиняна расправляются со своими политическими противниками, вовсю используя при этом и «ручное» следствие, и «управляемые» суды. Причем делают это на редкость грубо и примитивно.

Тем более показательно на этом фоне молчание западных политических институтов, и прежде всего правозащитных групп, которые реагируют на любые «инциденты» в Баку едва ли не до того, как они произойдут, а в случае с Иреваном набрали в рот то ли воды, то ли армянского бренди, то ли еще чего-то. Во всяком случае, активисты «Адеквад» уже пикетировали посольство США и представительство Евросоюза, протестуя против их «молчания».

Впрочем, вряд ли иреванские правозащитники пытаются таким образом остановить волну репрессий — скорее они рассчитывают на вмешательство Запада в свою пользу и реализацию того сценария «цветных революций с печеньками Нуланд», который постоянно и подробно расписывают СМИ России. А вот это уже вряд ли реалистично. И не только потому, что «Адеквад» вряд ли может расцениваться как серьезная сила, на которую стоит делать ставку. Куда важнее другое: этот самый «коллективный Запад» попросту теряет интерес к происходящему в бедной, маленькой и «зажатой» Армении, находящейся к тому же под внешним, то есть российским, управлением. Пашиняновская «революция» ненамного оживила интерес к армянскому политическому театру, но теперь, когда этот театр, по выражению одного из лидеров «республиканцев» Армена Ашотяна, превратился в «дурдом», а Пашинян со своей «соросовской» командой отправляет в состав российской миссии в Сирии подготовленных с помощью США саперов, искать «политический клад» на армянском поле охотников поубавилось — и в Вашингтоне, и в Брюсселе.

Только вот вряд ли это означает «отбой тревоги» для Пашиняна. То, что происходит сегодня в Армении — это наглядная демонстрация: революционный сценарий — еще не гарантированный «волшебный ключик, открывающий двери в рай». И на вершине власти в результате может оказаться не политик типа Михаила Саакашвили, с четкой программой борьбы с коррупцией, политических и экономических реформ, но и дешевый популист без какого бы то ни было управленческого опыта и дееспособной «команды». Что и произошло в Армении. На пике своей «шашлычной революции» Пашинян обещал экономический взлет, приток инвестиций, борьбу с коррупцией, торжество демократии и прав человека, «диверсификацию» внешней политики, «прорыв» на западном направлении и невиданные успехи в Карабахе, но сегодня все развивается с точностью до наоборот.

Стремление Пашиняна вдавить за стол переговоров карабахских сепаратистов закончилось предсказуемым провалом. Его попытка добиться уступок от Азербайджана авансом в ответ на маловразумительные рассуждения «решение должно устраивать народы Армении, Карабаха и Азербайджана» — тем более. А дебаты с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в Мюнхене стали наглядным и зримым свидетельством провала «стратегии» Пашиняна по Карабаху, где наличествовали только маловразумительные рассуждения о Тигране Великом и «маленьких революциях». Последние политические решения европейских структур по Карабаху оказались для Пашиняна «катастрофой два в одном»: они обозначили и уплотняющуюся политическую изоляцию Армении в вопросе Карабаха, и крах надежд Пашиняна дорого продать на европейском политическом рынке свой революционно-демократический имидж. «Наезд» на британскую «Лидиан», которая занималась разработкой рудника «Амулсар», практически «обнулила» и без того не сказать чтобы очень заметный приток инвестиций. Наконец, к серьезным политическим проблемам привела в Армении «коронавирусная» катастрофа. Борьбу с COVID-19 Армения проиграла — это вынужден был сквозь зубы признать даже сам премьер, заявивший, что страна «шагает по аду». Все это расшатывает фундамент власти Пашиняна, который и сам это понимает. Неудивительно, что для «народного премьера» и недавнего любимца публики становится явью самый страшный кошмар: на улицах Иревана, где еще недавно царило «дымб-дымб-ху», теперь скандируют «Никол, уходи!»

Конечно, Царукян, который, как утверждают, в свое время имел кличку «тупой Гагик», бывший «водочный олигарх» — вряд ли та фигура, которая может возглавить народный протест. Важно другое. Гагик Коляевич отличается  удивительной способностью покидать «команду лидера», как только над головой этого лидера начинают собираться тучи. И теперь он устроил политическую атаку на «революционное правительство» в то время, когда само это правительство и его лидер Никол Пашинян катастрофически теряют очки. Его атакуют и «республиканцы», и бывший глава СНБ Артур Ванецян, «выстреливает» компромат Минасян, зять экс-президента Саргсяна. «Карабахцы» уже добились освобождения из тюрьмы Роберта Кочаряна — а это сильнейший удар по позициям Пашиняна.

Вряд ли, конечно, «карабахцы» будут пытаться «свалить» Пашиняна его же методами — при помощи «народной волны». Другое дело — «силовой сценарий» с военным мятежом. У жаждущих реванша «карабахцев» немало сторонников в силовых структурах. Высший генералитет не простил Пашиняну «армейских антикоррупционных чисток», и многие другие. Наконец, у Никола Воваевича до предела испорчены отношения с Москвой, а ей тоже есть на кого опереться в Армении — и опять-таки прежде всего в силовых структурах. Показательно, что недавно в Иреване в течение часа распрощались с должностями главы сразу трех силовых структур – Генштаба ВС, Полиции и Службы национальной безопасности. Можно, конечно, повторять официальную версию, что Артак Давтян поплатился должностью, потому как во время карантина устроил пышную свадьбу своего сына, но, во-первых, сам Пашинян здесь не без греха — достаточно вспомнить состоявшийся в оккупированной Шуше банкет с его участием. А во-вторых, «полетел кувырком» из мягкого кресла не только Давтян, но еще и начальник полиции и директор СНБ. Наконец, сам Пашинян спешно усилил личную охрану — а это уже «маневр отчаяния».

Возможно, по закону жанра, здесь должны следовать предположения, какие силы и кого могут возвести на руководящие посты в Иреване и какой окажется их позиция по Карабаху. Но сегодня на политическом поле Армении не просматривается здравомыслящих сил, с которыми стоило бы связывать надежды на продвижение переговоров. Политические противники могут, конечно, обвинять Никола Воваевича в готовности «сдать Карабах Азербайджану», но после его демагогии «Карабах — это Армения, и точка!» вряд ли имеет смысл считать его адекватным политиком и дееспособным переговорщиком, а тем более «партией мира». Тем более опрометчиво искать эту самую «партию мира» среди его политических противников.

Но со стороны Азербайджана на переговорах не будет ни «авансовых компромиссов», ни «внутриполитических тайм-аутов». И если в Иреване сохранятся прежние тренды, с вмешательством в политику армии и террористов и разрушением всей системы государственного управления, возрастает вероятность не только силовой зачистки Карабаха, но и восстановления в регионе исторических границ. Просто потому, что других вариантов обеспечить в регионе мир и безопасность может не остаться.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az