Сравнение драматичных поворотов в политике с сюжетом лихо «закрученного» кинотриллера успело уже набить оскомину. Как и советы не путать кино с жизнью, кстати говоря, тоже. И, кроме всего прочего, держать в голове, что если на киноэкране лидеры двух стран, едва не сорвавшихся в войну, пожали друг другу руки — это «хэппи-энд». А вот в политике посложнее. В полной мере это касается событий в «треугольнике» Вашингтон — Анкара — Москва.

«Мы считаем, что Россия убила десятки турецких военнослужащих во время военной операции в Сирии. Мы поддерживаем Турцию как нашего союзника по НАТО», — это заявление госсекретаря США Майка Помпео эксперты сочли знаковым. То, что Вашингтон считал и считает Анкару своим ценным союзником, в США подтверждали неоднократно и на многих уровнях, но теперь Вашингтон впервые официально обвинил Россию в гибели десятков турецких солдат в Сирии. Более того, есть немало косвенных признаков, что заявление Помпео — часть «многоходовой комбинации» в «турецком треугольнике», точнее, нового витка соперничества Москвы и Вашингтона за влияние на Анкару. В то время, как Помпео напоминает турецкой аудитории, кто несет ответственность за гибель солдат в Сирии, глава российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев в беседе с журналистами заявил, что в ближайшее время Москва и Анкара могут подписать второй контракт на  поставку ЗРК С-400 «Триумф», причем «он предполагает определённое участие турецких партнёров в производственном процессе».

Теоретически здесь должны следовать рассуждения, что в то время, когда США и России настало время выложить свои «козыри», Москва обещает Анкаре то, чего она не получила во время первого раунда переговоров с США по ЗРК Patriot, а именно доступ к технологиям, и интригующим тоном вопросить, что «в запасе» у Вашингтона и чем он может парировать ход Москвы.

Но в реальности все не так просто. Прежде всего, как бы это помягче, та «лежалая морковка», которую пытается продемонстрировать Анкаре господин Шугаев, подрастеряла привлекательность. Как сквозь зубы признают даже пророссийские эксперты, чье мнение приводит близкий к России американский The National Interest, после боев за Идлиб Турция вряд ли станет закупать крупные партии российского оружия. Кроме того, подписывая с Анкарой первый контракт по С-400, Москва тоже обещала участие в производстве и доступ к «зенитно-ракетным технологиям», но когда соглашение было подписано, и в результате под большим вопросом оказалось участие Анкары в программе F-35, в Москве заявили, что делиться технологиями не будут. И самое главное, Шугаев начал щедро обещать Анкаре доступ к «зенитно-ракетным технологиям» вскоре после того, как турецкие «Байрактары» разнесли в щепки и российские ЗРК «Панцирь», и С-300, и репутацию российского ВПК.

В такой ситуации обещание Шугаева все же допустить Турцию до зенитно-ракетных технологий — это не «сильный ход», а не очень удачный маневр отчаяния. Да и предприняла его Москва после того, как получила от Анкары болезненную пощечину. В годовщину организованного РФ в оккупированном Крыму фейкового «рефеоендума» МИД Турции распространил специальное заявление: «Турция и международное сообщество не признают незаконной аннексии Автономной Республики Крым (Украина) Российской Федерацией, которая основывается на противозаконном референдуме, организованном шесть лет назад в этот день». Более того, Турция поставила в Украину партию своих боевых дронов «Байрактар», продемонстрировавших эффективность в Сирии именно против российской техники и российской же тактической модели. Украинские пилоты уже начали их «тестировать». И если в такой ситуации Россия не нашла ничего лучше, чем демонстрировать Анкаре «лежалую морковку» в виде доступа к производству С-400…

Только вот что будет дальше? Москва просто признает свое поражение? Или, убедившись, что предложенный «пряник» не сработал, пустит в дело «кнут»?

Московские СМИ уже готовят общественное мнение к срыву совместного с Турцией патрулирования в Сирии, всячески живописуя, как против этого патрулирования выступают «местные жители», то есть симпатизирующие РКК курды. Взлетела напряженность в Ливии, где накануне официально высадились турецкие войска и где с другой стороны линии фронта, в боевых порядках генерала Хафтара, уже были замечены российские «ихтамнеты», то есть «вагнеровцы».

Но все же особое место в этом ряду занимает Южный Кавказ. Где, как уверена Москва, нет столь пристального внимания мировой общественности, как в случае с Украиной, Сирией и даже Ливией, и где есть такой безотказный «форпост», как Армения.

Только вот в 2016 году Москва уже попробовала «наказать» Турцию на азербайджанском поле руками Армении, но побитым в результате оказался как раз ее форпост. А сегодня по ту сторону линии фронта уже с испугом констатируют, что Азербайджан проводит учения и изучает опыт Турции по использованию «стай дронов». А с азербайджанскими боевыми дронами армянские «зинворы» в апреле 2016 года уже познакомились. И уж тем более ознакомились с выкладками российских же экспертов, которые сквозь зубы признают: по своему военному потенциалу Азербайджан превосходит то, что могут «выставить» и вооруженные силы Армении, и их оккупационный корпус в Карабахе, и даже 102-я российская база в Гюмри вместе взятые.

Другой вопрос, станет ли РФ спрашивать мнение «форпоста», участвовать ли Армении в очередной самоубийственной авантюре или нет. А в Иреване вряд ли рискнут ослушаться московского приказа. А это будет неприятность пострашнее коронавируса.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az