Мировые средства массовой информации в один голос сообщили о прекращении антитеррористической операции Турции в северной части Сирии. Однако сдается, что к такого рода сообщениям следовало бы добавить слово «пока».

Сам факт проведения более чем шестичасовых переговоров Владимира Путина с Реджепом Таипом Эрдоганом в Сочи на предмет поиска взаимоприемлемых условий разблокирования обстановки говорит сам за себя. Памятуя, что огромная территория севера Сирии и Ирака, где не так давно очень вольготно себя чувствовали боевики Исламского государства, не скоро перейдет в режим обнадеживающей стабильности.

Эту зону несколько облюбовали для себя силы террора по чужой воле, по наущению крупных игроков. Они не расстались с искушением сохранить на огромных пустынных просторах сопредельных арабских государств источник мрака. На данный момент ключевые игроки в лице Турции и России смогли сойтись в тактической плоскости, чтобы не дать обстановке стать ареной непредсказуемого партизанского  противостояния.

В том, что здесь доминирует Анкара, ни у кого нет сомнений. Ее преимущество в том, что она может себе позволить довести операцию «источник мира» до логического завершения. То есть, турецким армейским силам не составило бы большого труда отутюжить зоны влияния курдов с воздуха и покончить с террористической инфраструктурой. Но стало бы это точкой?

Курды хорошо вооружены, однако у них не было и, скорее, не будет средств защиты от атак турецких военно-воздушных сил. Анкаре тоже не выгодно создание многокилометровой полосы выжженной земли вдоль своих южных границ. Какая-никакая, но все же жизнеспособная инфраструктура тут имеется. Впоследствии Эрдоган намерен заселить высвобождающиеся от курдских формирований земли сирийскими беженцами, которые все еще пребывают на турецких землях.

Окопавшиеся в приграничных территориях курды вообще были своеобразным бесхозным демографическим материалом. Это была сборная команда братьев по крови, но говорящих на разных диалектах и даже языках, которых объединяла цель создания национального государства. Как только террористический хищник вонзил клыки в оголенное сирийское тело, они осознали, что наступил исторический момент, благо американцы с израильтянами подсобили.

Вера в силу оружия и сноровку заставила их отвернуться от Башара Асада. За широкий жест сирийского президента, предоставившего им гражданство, они отплатили неблагодарностью. Дамаск был вынужден проглотить горькую пилюлю, ибо у него не было сил для расширения фронта. Он даже готов был предоставить автономию, хотя и это курды недооценили.

Как только Анкара приняла решение перейти от слов к антитеррористической санации, курды стали вдруг сговорчивыми. Вняв доводам Москвы, они развернулись лицом к Дамаску. Асад закрыл глаза на старую обиду и осознал, что положение обязывает использовать шанс сохранения территориальной целостности страны.

Договоренности в Сочи между Москвой и Анкарой можно и должно считать важным прорывом на пути плана стабилизации положения не только в конкретно означенной зоне, но вообще в регионе. Все понимают, в том числе и Турция с Россией, что до полного и окончательного мира далеко. Однако достижение промежуточных договоренностей на предмет разрешения одного из конфликтов плотной структуре противоречий может повлечь  долгожданную цепную реакцию.

Проблематичность положения в том, что истоки  межгосударственных, межэтнических, межконфессиональных противоречий идут в глубину десятилетий, а то и столетий. Наивно выстраивать гипотетические конструкции долгожданного мира в пространстве, которое пронизано духом органического неприятия понятия «компромисс».

Гражданская война в Сирии, которая вплоть до 2010 года продолжала оставаться относительно спокойной страной, возникла из ничего, на почве искусственно выведенных социальных трений. В северо-восточной части страны, где когда-то имели место массовые протесты суннитов против власти Хафеза аль-Асада, был определенный протестный задел. Концентрация боевиков террористического интернационала после относительно быстрого падения власти Каддафи в Ливии сыграла роль искры, и возгорание большого пламени не заставило себя долго ждать.

А ведь в то самое время  просматривалась реальная вероятность достижения мирных соглашений между Дамаском и Тель-Авивом. Как только влиятельные мозговые центры предрекли Башару Асаду повторение судьбы Каддафи, все решили, что пора взяться за дело. Однако Дамаск оказался крепким орешком, и многие вместо преференций заполучили головоломные сюрпризы.

Меморандум, подписанный Турцией и Россией, сыграет роль стабилизатора в неспокойной части, однако вопрос в другом – удастся ли этим фигурантам дойти до максимума, если из региона не уходит Вашингтон?

Он делегировал полномочия турецкому союзнику, но только их часть. Сам же перебрался на восток, в Ирак, чтобы сузить поле маневра Тегерана.

Курды постараются сохранить свой боевой запал. Вопрос в том, куда они его перенесут. Неужели в сторону Ирака? Сдается, что да.

Пустынные регионы Сирии и Ирака очень уж привлекают внимание США, которые не отказались от плана создания курдского государства. Если это найдет разрешение на границе с Ираном, то это вообще станет подарком судьбы для Запада.

Анкара идентифицирует курдские формирования не иначе, как террористические. Москва частично соглашается. Но зато американцы их величают «подразделениями освободительных сил». Разница существенная, и она о многом говорит.

Если Анкаре и Москве удастся вернуться к формату «Астаны», о чем, собственно, лидеры двух стран поговорили в Сочи, возможно, что тактический прорыв обрастет еще большим весом. Но нельзя не учитывать фактор американского присутствия в регионе, и он, согласно канонам жанра, обязательно заявит о себе знать.

И потом, не растворились в регионе и остатки ИГИЛ. Их насчитывают порядка 100 тысяч. Полагать, что разгром террора окончен, по меньшей мере, глупо.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az