Баку и Анкара крепят военное сотрудничество. В Азербайджан прибыла группа турецких военнослужащих. Они, как ожидается, примут участие в азербайджано-турецких совместных тактических учениях «Мустафа Кемаль Ататюрк — 2019», которые пройдут в нашей стране 1-3 мая. «Учения «Мустафа Кемаль Ататюрк — 2019» будут проводиться в рамках Соглашения о военном сотрудничестве между Азербайджаном и Турцией. В ходе учений будут проведены боевые стрельбы», — указывает пресс-служба азербайджанского оборонного ведомства. Как ожидается, «к совместным учениям будут привлечены личный состав, бронетехника, артиллерийские установки и минометы, боевые и транспортные вертолеты Военно-воздушных сил, а также подразделения противовоздушной обороны и зенитно-ракетные подразделения армий двух стран». А целью их является достижение координации взаимодействия военных подразделений Азербайджана и Турции путем разработки совместных планов штабов, повышения уровня боеготовности личного состава и развития их навыков ведения совместных операций.

Конечно, у Азербайджана и Турции — действительно братские отношения. Но такие учения предусматривают еще и куда более высокий уровень «военной интеграции» с армией Турции, построенной уже по стандартам НАТО. Не секрет, что Азербайджан планомерно расширяет сотрудничество с Североатлантическим альянсом. Но эти учения — верный признак, что речь идет не только о миротворцах и военной логистике, но и о переводе собственной армии на натовские стандарты.

К тому же это не единственный признак «прозападного поворота» в политике. Продолжаются переговоры с ЕС о подписании соглашения о стратегическом партнерстве. И самое главное, в ближайшее время должен на полную мощность заработать «Южный газовый коридор» — вряд ли стоит напоминать, что поставки азербайджанского газа на европейский рынок еще больше смещают «внешнеэкономический центр тяжести», а политика — это, как известно, «концентрированное выражение экономики».

Понятно и другое. В Азербайджане официально не запрашивают для себя членство в НАТО (тем более что пока это невозможно в силу «географических» причин), а с Евросоюзом подписывают соглашение о стратегическом партнерстве, а не об ассоциации. Но в Азербайджане укрепляются фундаментальные основы независимого внешней политики и «прозападного вектора». Которые и должны обеспечить стабильность курса без рывков и «полицейских разворотов».

В этот контекст укладываются и многие другие новости, в том числе и те, которые имеют в СМИ тэг «права человека». Это именно та сфера, где между Азербайджаном и Западом чаще всего «искрит», но и здесь Баку «меняет правила игры» по собственной инициативе. Это и выход на свободу сначала Ильгара Мамедова, затем — Мехмана Гусейнова и, наконец, масштабное президентское помилование накануне Новруз байрамы. Тогда на свободу вышли несколько сотен человек, в том числе немало тех, кого международные правозащитные структуры называли «политзаключенными». Еще четверо готовят прошения об условно-досрочном освобождении. Посол ФРГ в Азербайджане Михаэль Киндсграб сообщил на своей пресс-конференции, что германская сторона ведет обсуждения с официальным Баку о восстановлении деятельности в Азербайджане немецких политических фондов (речь идет о Фонде Фридриха Эберта и Фонде Наумана) и надеется на положительные результаты. Вряд ли дипломат стал бы делать такое заявление, если бы шансы на положительное решение не доходили процентов этак до 90.

Но вот в чем дело. В Азербайджане эти «подвижки» воспринимаются весьма благожелательно. Но Москва практически никогда не оставляет такие «прозападные тренды» без попыток их пресечь, используя самые разные методы, от открытой внешней агрессии до попыток спровоцировать внутреннюю нестабильность. Последнее мир мог совсем недавно видеть на примере Черногории, где накануне ее вступления в НАТО Москва попыталась развернуть впечатляющую кампанию противодействия. В ход шло все, в том числе «операции под чужим флагом». Вначале РФ попыталась сколотить в Скупщине — парламенте Черногории — антинатовский блок. Не вышло — не хватило голосов. В дело пустили уличную оппозицию — с шумными акциями и столкновениями с полицией. Тоже не помогло. Оперативно, причем по каналам прозападных грантовых НПО, запустили серию «антикоррупционных разоблачений» черногорского лидера Мило Джукановича. Опять не сработало. В конце концов дело дошло до террористического заговора и подготовки мятежа, но тут своевременно сработали черногорские спецслужбы, которые выявили и «белградский», и «московский» след.

В Азербайджане, в отличие от Черногории, СМИ не пестрят заголовками о разоблачении заговора. Но переговоры Мамедъярова и Мнацаканяна в Москве на основе «плана Лаврова» слишком уж напоминают попытку Кремля сделать этакий «ход конем» и эффектно продемонстрировать, что именно Россия обладает исключительной возможностью «модерировать» процессы в Карабахе. Но даже это, по всей видимости, не заставило Москву оказать реальное давление на Ереван, так что «ход конем не удался». Тем более нет, несмотря на все старания, и разговоров о грядущем вступлении Азербайджана в ОДКБ — черту под ними, напомним, подвел не кто иной, как президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Но зато развернута этакая «информационная война». Сначала известный своими связями с «газпромовским лобби» немецкий «Шпигель» возвещает, будто бы Азербайджан «закрыл небо для авиации стран НАТО» (что оказалось фейком), очередной «политэмигрант» заявляет, будто бы Евросоюз отказывается признать Карабах частью территории Азербайджана (что тоже не сходилось с другими новостями и очень скоро было опровергнуто со стороны МИД нашей страны). Уже одно только это напоминает попытку вбить клин между Азербайджаном и его западными партнерами. Но не только.

Здесь нужно пояснение. Призывать Азербайджан развернуть свой экспорт нефти и газа на Россию или броситься в объятия Москвы, не дожидаясь реальных «подвижек» в Карабахе — дело безнадежное. А вот спровоцировать очередные «сложности» во взаимоотношениях с Западом в такой сфере, как права человека, где у Кремля к тому же есть возможность опереться на «своих» и в международном правозащитном движении, по возможности обнулить эффект от недавнего «большого помилования» и спровоцировать пару-тройку новых скандалов — такая задача кому-то может показаться вполне решаемой.

И вот тут уже в новостном потоке глаз безошибочно выбирает «странности». Вопросы начали возникать еще во время «дела Мехмана Гусейнова», когда события вначале развивались весьма драматично, а потом все очень быстро «схлопнулось», и блоггер вышел на свободу. Теперь новые вопросы. Тот же Гусейнов сначала не смог выехать за рубеж, но потом, буквально в течение нескольких дней, все решилось. Затем — приглашение в полицию нескольких человек из числа вышедших на свободу по президентскому помилованию. Что это —«неизбежные эксцессы»? У кого-то оказались не совсем в порядке бумаги, кто-то проявил излишнее служебное рвение, а с кем-то «воздух свободы сыграл злую шутку»? Или же нечто большее? И да, конкретных исполнителей, особенно из числа ревностных служак, необязательно посвящать во все детали — им можно просто по дружбе посоветовать «хороший способ отличиться на службе».

И уж тем более дает изрядную — и неприятную — пищу для размышлений попытка внести в азербайджанское общество «секторальное деление» и столкнуть лбами «русский сектор» с «азербайджанским». Все началось с ожесточенной полемики в социальных сетях  и закончилось теледебатами. Но не исключено, что в планах устроителей был совсем другой сценарий — с битьем стекол, с драками «стенка на стенку», точнее, «сектор на сектор» прямо в школах, с митингами и требованиями закрыть русские классы в азербайджанских школах, что уже развязывало бы Москве руки для открытого давления на Азербайджан.

И, наконец, самое главное. Конечно, никто не отменял права на личное мнение и свободу слова. У этого самого «прозападного поворота» есть не только сторонники, но и противники, искренне уверенные, что Азербайджану нечего ловить в Европе с ее однополыми браками и надо всеми силами крепить связи с Москвой, которая в ответ на это обязательно изменит свою политику, откажется от ставки на Ереван и поможет в решении карабахской проблемы. Но одно дело — позиция, и совсем другое — готовность участвовать в провокационной игре. И вот эта самая «пятая колонна», готовая к такого рода провокациям — это не играющий в открытую политический лагерь. Это «сеть», которая представлена и среди сторонников власти, и в прозападной вроде бы оппозиции, где тоже есть персоны, готовые плакать по вожаку донецких сепаратистов Захарченко или же устраивать балаганные протесты против «Южного газового коридора», призывая Европу забыть об азербайджанском газе и покупать российский, и в правозащитном сообществе, где те же немецкие левые в ответ на щедрые вливания от «Газпрома» готовы по команде лить слезы по поводу «нарушений прав человека в Азербайджане», напрочь забывая при этом о миллионе азербайджанских беженцев. И какие бы красивые слова при этом ни произносились, надо просто научиться понимать, где закончились политические взгляды и началась провокационная игра в чужих интересах.

Эмиль Мустафаев

Minval.az