О чем беседовали в Москве Мнацаканян и Лавров?

На линии фронта вновь неспокойно. 26 марта, пока еще в Азербайджане продолжали праздновать Новруз, на Физулинском направлении фронта погиб военнослужащий Азербайджанской Армии Эллезов Эллез Аледдин оглы. Как отмечают в Минобороны Азербайджана, 26 марта в течение дня подразделения вооруженных сил Армении прибегли к провокациям на различных направлениях фронта. В Баку категорически опровергли версию армянской стороны, будто бы это Азербайджан пытался продвинусь вперед свои позиции, и подчеркивают: «Официально заявляем, что распространенная информация не соответствует действительности, является очередной провокацией армянской стороны и преследует цель обострить обстановку на фронте».

При этом нельзя не заметить: очередная серия провокаций и обстрелов азербайджанских позиций произошла вскоре после того, как было объявлено о предстоящей встрече президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна — 29 марта в Вене. МИД Азербайджана уже подтвердил это вполне официально: «На основании предложения, поступившего от сопредседателей Минской группы ОБСЕ, достигнута договорённость о проведении 29 марта в Вене, столице Австрии, встречи президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна с целью обсуждения урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта».

Излишне напоминать: сам факт такой встречи — уже тягчайшее политическое и дипломатическое поражение для Никола Пашиняна, который накануне потратил много сил на цветистые рассуждения о необходимости участия в переговорах представителей оккупационного режима, созданного Арменией в Карабахе. Теперь для него соглашаться на переговоры в существующем формате — уже почти что капитуляция, причем очевидная, прилюдная и оттого вдвойне обидная. Отказаться от диалога и взять на себя ответственность за срыв переговоров — боязно, особенно если к переговорам в существующем формате Армению недвусмысленно подталкивают и США, и Евросоюз, и даже Минская группа. К тому же есть и куда более опасный для Армении вопрос — вывод войск, чего от нее так же требуют не только Азербайджан, но и США с Евросоюзом.

Сам Никол Воваевич старательно пытается замаскировать свое фиаско словесными кружевами. На встрече с депутатами он изрек: «На начальном этапе встречи не должны иметь повестки. Это обмен мнениями по широкому кругу вопросов. Обсуждения будут вокруг сделанных прежде заявлений», после чего вновь принялся рассуждать о необходимости участия в переговорах Бако Саакяна и его «команды». И тем самым подтвердил: в Ереване по-прежнему делают ставку на затягивание и «забалтывание» переговорного процесса, что позволяет как бы изображать волю к миру, но при этом продолжать оккупацию.

Но в Ереване, похоже, понимают: эта привычная игра становится слишком опасной.

И вот теперь, по всей видимости, в Армении решили разыграть хитрую, как они сами были уверены, комбинацию. Сначала Пашинян проводит совещание в минобороны с местным генералитетом. Затем — серия провокаций на линии фронта, гибель азербайджанского солдата, после чего, по ереванским расчетам, от переговоров должны отказаться уже в Баку. Причем виноватым и в обострении ситуации объявить такой-сякой Азербайджан, который закупает оружие, проводит масштабные учения и вообще «грозит войной». А если в Баку напомнят, что стрелять начали с армянской стороны, в ход пойдет следующий заготовленный пакет: вот, смотрите, Армения уже давно выступает за размещение на линии фронта механизмов расследования, это Азербайджан категорически против…И при этом, разумеется, остается за кадром, что в Баку с самого начала заявили: предлагаемый Арменией проект «заморозит» линию фронта в ее нынешнем состоянии, что неприемлемо. Словом, этакий улично-вокзальный «пристенок», популярная забава, пардон, малолетней шпаны, но уже на уровне большой политики.

И здесь, наверное, можно было бы поставить точку, если бы в те же дни не стало известно о тайном визите в Москву 21-22 марта министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна и его конфиденциальных переговорах с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Сам Зограб Грачевич свой визит в Москву как бы не подтвердил, но и не стал опровергать, что 22 марта его не было в Ереване. После чего ударился в рассуждения: он-де выполняет свою работу, и эта работа предполагает и телефонные переговоры, и выезды за пределы Армении.

По понятным причинам, сегодня вряд ли стоит ждать официального пресс-релиза в стиле «Лавров в Москве довел до сведения Мнацаканяна, что Кремль желает сохранить карабахский конфликт в «рабочем» состоянии, как постоянный рычаг давления и на Баку,  и на Ереван, и источник угрозы для идущих в обход России железных дорог и трубопроводов. Так что Армении надлежит предстоящую встречу сорвать, тем более что это совпадает и с внутриполитическими интересами Пашиняна». Но срыв Москвой многообещающей посреднической миссии Джона Болтона дает здесь изрядную пищу для размышлений. Как и небольшая ретроспектива: в мае 2018 года министры обороны и иностранных дел Армении Давид Тоноян и Зограб Мнацаканян появились аж на боевых позициях на нахичеванском направлении. А через несколько дней на том же направлении в результате обстрела с армянской стороны был убит военнослужащий Вооруженных сил Азербайджана Адиль Али оглы Татаров. В Минобороны Азербайджана тогда прямо увязали посещение линии противостояния Тонояном и Мнацаканяном с провокационными вылазками.

Теперь Мнацаканян ездил на не боевые позиции, а в Москву, но сути дела это не меняет. Как и степени вовлеченности министра иностранных дел Армении в такого рода провокационные игры.

Намеренно оставим за скобками поиски ответа на вопрос, играет ли Зограб Грачевич в Армении ту же роль, которая в годы существования СССР отводилась «вторым секретарям» республиканского ЦК, делит ли он этот статус с Давидом Тонояном и как ко всему этому относится Никол Пашинян. В конце концов, с тем, кто растаскивает остатки государственного суверенитета Армении, должны разбираться сами ее граждане. Вопрос в другом: время, когда подобные игры могли «заморозить» линию фронта, заканчивается. Сегодня каждая такая провокация приближает силовую развязку. Такого рода провокационные игры в мае-июне 2018 года не спасли Армению от катастрофической для нее Гызылгая-Гюннютской операции. Двумя годами ранее были апрельские бои 2016 года, которые тоже закончились для Еревана весьма плачевно. Это были точечные операции, но теперь, после недавних учений азербайджанской армии, эксперты заговорили о возможности масштабной войны и освобождения Карабаха от оккупантов силовым путем. Так или иначе, нынешняя мышиная возня Пашиняна, Мнацаканяна и т.д., при всем их старании, может сорвать конкретную встречу, но не изменит в регионе расклада сил — ни в дипломатическом, ни в военно-силовом измерении. Москву это вряд ли заботит — «ответка» в любом случае прилетит не ей, а ее «форпосту». А вот этому самому «форпосту» самое время подумать о цене вопроса для себя.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az