Так какой же «свободой рук» обладают в Иране армянские националисты?

В мировом кинематографе, точнее, в комедийном жанре, есть излюбленные, как говорят профессионалы, «гэги», от удара в лицо пышным тортом со взбитыми сливками до падения в лужу в нарядном платье или костюме. А если речь идет о Востоке, то точно так же в «тренде» другое: на женскую половину дома внезапно входит мужчина, или с пожилой дамы на базаре внезапно срывают чадру — и далее «пострадавшая» с визгом пытается прикрыть лицо собственной юбкой, открывая, естественно, такие части тела, которые для публичной демонстрации явно не предназначены.

Но теперь благодаря визиту в ИРИ Никола Пашиняна в похожем положении оказалась иранская «муллократия». И да, это не кино и уж точно не комедия.

Визит этот с самого начала принял скандальный характер. В азербайджанском секторе соцсетей появился убийственный по своей доходчивости «фотоколлаж» под заголовком «Для тех, кто не знает разницы: 26 февраля, день годовщины Ходжалинского геноцида»: слева —фотография многотысячной акции памяти Ходжалы в Стамбуле, слева — рукопожатие премьера Армении Пашиняна и президента Ирана Роухани. Конечно, Иран и Армения — страны сопредельные, только вот Турция и Пакистан не стали устанавливать с Арменией дипломатических отношений вообще. И уж тем более в Иране могли бы выбрать для визита премьер-министра Армении другой день — не 26 февраля.

Но это было еще не все. В программу визита Никола Воваевича входила и встреча с представителями армянской общины Ирана. Проходила она в спортивном клубе с «говорящим» названием «Арарат». Никол Воваевич, не ограничившись серией заявлений в стиле «я не буду вести переговоры от имени Карабаха» и т.д., сделал еще и очередное «селфи». И вот на этом «селфи» в кадр попали несколько дам, одетых совсем не по «хиджабу», и самое главное, написанный аршинными буквами плакат: «Карабах принадлежит Армении — и конец!»

В Азербайджане это вызвало понятное и совершенно справедливое возмущение. В соцсетях спрашивали: как к появлению такого плаката отнеслись власти самого Ирана? Да-да, те самые власти, которые уверяют, что у Азербайджана нет более близкого друга, чем Иран, с чувством рассуждают об «исламской солидарности» и т.д.? И самое главное, с какой стати в Тегеране так «стелятся» перед Пашиняном, а армянским националистам в самой ИРИ предоставлена столь широкая свобода рук?

Посольство ИРИ в Азербайджане решило на фоне этой волны все же отреагировать. В беседе с журналистами сотрудник посольства Ирана в Азербайджане Али Мусави изрек: оказывается, встреча Пашиняна с армянской общиной проходила в армянском клубе, и поэтому дамы там могли находиться с непокрытой головой. Что же касается плаката «Карабах принадлежит Армении — и конец!», он тоже появился в армянском клубе. Затем сотрудник иранской дипмиссии вспомнил о традиционных дипломатических «отмазках» и заявил, что никакой информации об этой встрече Пашиняна ему пока не поступало, и вообще этот плакат не отражает официальную позицию Ирана, потому как власти ИРИ признают и поддерживают территориальную целостность Азербайджана.

Только вот в чем дело. Конечно, иранским дипломатам приходится отвечать на неприятные вопросы, когда в прессу попадает информация, что в Иране представителям армянской общины на территории своих «объектов» дозволяется продавать алкоголь, а представительницам этой самой общины — находиться в мужском обществе без «хиджаба». Это еще может сойти за внутреннее дело ИРИ, пусть даже здесь более всего подходит совет одного из героев популярного советского кинофильма: «Ты сначала со своими бабами разберись!»

Но вот плакат, где Карабах объявляется территорией Армении — это уже не чадра и не алкоголь. Тут речь идет о границах, признанных мировым сообществом, в том числе и самим Ираном. И если в этом случае господин Мусави начинает свой комментарий с того, в чадре были дамы на встрече с Пашиняном или нет, а только в конце что-то, пардон, невнятно мямлит по поводу плаката — это не объяснение дипломата и не позиция государства. Особенно с учетом такой «мелочи», как жесткость иранского режима. ИРИ — не та страна, где особенно разгуляешься.

Правда, Иран и Армения демонстрируют тесную дружбу и взаимопонимание на государственном уровне, и можно предположить, что предоставленный армянам карт-бланш продиктован стремлением «сохранить отношения». Только вот каким образом Армения оказалась столь ценным «партнером» для Ирана? Экспортный рынок? И это в крошечной, бедной и стремительно пустеющей стране? В ходе нынешнего визита Пашиняна много говорили о «транзитных возможностях» Армении, о выходе через нее к портам Грузии, в том числе строящемуся глубоководному порту Анаклия, но вот незадача: от иранской границы к Еревану ведет разбитая дорога по горным серпантинам. А денег, чтобы «вложиться» в инфраструктуру, нет и не предвидится. Тем более смехотворно выглядят планы «большого экспорта» иранского газа через Армению. Да, теоретически можно протянуть по ее территории «трубу» в Грузию, но что с этим газом делать дальше? Через Грузию проходит экспортный трубопровод в Европу, но он азербайджанский. Наконец, у кого покупать газ, решает не Армения. Словом, подвести под эту дружбу экономический «фундамент» никак не получается. Другое дело, что речь идет об использовании Армении как канала для обхода санкций. И самое главное, о дружбе против Азербайджана, с чьей независимостью в ИРИ никак не могут смириться. В самом деле, если в Иране с его жестким исламским режимом болельщики клуба «Персеполис» могут на матче с тебризским «Трактор Сази» развернуть плакат с надписью «Арцах» на фарси, а иранские армяне на встрече с Пашиняном объявить Карабах «армянским». А власти Ирана молчат. И это молчание красноречивее всех заверений насчет с Азербайджаном. Потому как визит Пашиняна внезапно открыл для широкой публики такую «изнанку» иранской политики на Южном Кавказе, которую иранская «муллократия» явно не желала бы выкладывать в открытый доступ, особенно понимая, какие из этого сделают выводы в Баку. Даже если не озвучат их вслух.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az