Подобным образованиям отводится важная роль в «черноморской» стратегии России

«Большую политику» принято делить на внешнюю, внутреннюю, экономическую, «гуманитарную», налоговую и т.д. Только вот известный постулат, что любая политика в конечном итоге внутренняя, придумали не зря. Особенно если речь идет о взаимоотношениях с ключевыми партнерами и ближайшими соседями. Вот и поведение нынешнего правительства «Грузинской мечты» на азербайджанском треке становится предметом жесткой внутриполитической дискуссии. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили весьма жестко прокомментировал заявление министра экономики Грузии Георгия Кобулия о том, что Тбилиси, возможно, закупит российский газ с целью диверсификации поставок. Поместив в своем Фейсбук-аккаунте ссылку на интервью Кобулия, Саакашвили приписал: «Когда твой стратегический партнер Азербайджан, который никогда, даже в самые критические моменты не отказывал в поставке газа, и с другой стороны – перед тобой Россия, которая взорвала газопровод и оставила Грузию без газа в разгаре холодной зимы. Причем азербайджанский газ минимум на 20% дешевле российского газа».

Можно долго дискутировать, чего в скандальном заявлении Кобулия больше — некомпетентности или же стремления помахать перед Азербайджаном этаким «газовым пузырем» с логотипом «Газпрома». Вопрос в другом. Многие эксперты увязали заявление Кобулия с некоторым «похолоданием», начавшимся во взаимоотношениях Грузии и Азербайджана после того, как центральные власти Грузии не смогли ни предотвратить торжественную «реновацию» бюста Михаила Авагяна, соучастника уничтожения мирного населения в Ходжалы, ни отреагировать на это должным образом даже после того, как в Баку выразили свое возмущение.

Но теперь у Тбилиси есть повод задуматься и над армянским «спасибо» за такое попустительство. Внешне, правда, все нормально. Министр обороны Грузии Леван Изория даже собирается посетить Ереван и подписать соглашение о военном сотрудничестве. Но в те же дни «министр иностранных дел Нагорного Карабаха» Масис Маилян отправился в оккупированный грузинский Цхинвали, где провел переговоры с «министром иностранных дел Южной Осетии» Дмитрием Медоевым. Главы «внешнеполитических служб» двух марионеточных оккупационных режимов подписали соглашение о сотрудничестве. Цхинвальские «официальные источники» сообщают: «В ходе встречи Медоев и Маилян обменялись мнениями по текущему состоянию и перспективам развития двусторонних отношений, обсудили ряд актуальных проблем международной и региональной политики».

Подробности, по понятным причинам, не разглашаются, но вряд ли все дело исключительно в желании Маиляна и Медоева «пропиариться» и мелькнуть в новостях. Судя по всему, на Южном Кавказе разыгрывается этакая геополитическая комбинация, где такого рода оккупационным марионеточным режимам отводится не последняя по важности роль.

В самом деле, с одной стороны, в самостоятельность такого рода «игроков» невозможно поверить даже при клинической степени наивности и внушаемости. Это не более чем маскировка агрессии и оккупации чужой территории — просто сегодня те, кто при гитлеровцах именовался «бургомистрами» или «комендантами», называются «президентами», «министрами обороны» и т.д. Но, с другой, это классическое «внеправовое пространство», этакий «теневой сектор» политики и идеальный инструмент для операций «под чужим флагом». Особенно если под этим самым чужим флагом надо опять-таки захватывать чужую территорию, поставлять оружие террористам или предоставлять им же убежище вблизи важных узлов и объектов. Тем более примечательно, что Масис Маилян представляет в этой игре не столько марионеточный режим в Ханкенди, сколько Ереван, который уже не первый год используется Москвой для поставок оружия тем «клиентам», где Кремлю не хочется «светиться», начиная от боснийских сербов и террористов РКК и заканчивая саддамовским Ираком.

И самое главное, разыгрывается эта комбинация на фоне впечатляющего роста напряженности на «юго-западном» стратегическом направлении. Для России оно представляет особую важность. Еще в советские годы Южный Кавказ был самым милитаризованным регионом мира. Сегодня РФ уже не контролирует Азербайджан и Грузию, но в это направление по-прежнему «увязаны» и Северный Кавказ, и российская база в Гюмри, и Черное море, и Босфор, и базы в Сирии. И, конечно же, военная инфраструктура на чужих захваченных землях. В Крыму, Сухуми и Цхинвали российские базы действуют открыто. В Карабахе официально российских солдат нет, но именно благодаря поддержке Москвы Армения продолжает оккупацию азербайджанских земель. Наконец, в Москве открыт пообещали создать «оборонительный рубеж» в ответ на возможное вступление в НАТО Украины и Грузии.

И самое примечательное, Маилян отправился в гости к Медоеву как раз в то время, когда уже не остается сомнений: Россия сталкивается на этом самом юго-западном направлении  с усиливающимся и «уплотняющимся» противодействием. Украина строит на побережье Азовского моря, в окрестностях Бердянска, свою военную базу, и эта база, по оценкам специалистов, «раскалывает» российский рубеж в весьма уязвимой точке. Россия, устроив нашумевший захват украинских бронекатеров и буксира в Керченском проливе, попыталась воспрепятствовать усилению этой базы, и еще, судя по многим признакам, готовила захват Мариуполя и Бердянска с суши, но в результате получила изрядное количество неприятностей на политической арене и вынуждена была от своих планов отказаться. Как раз синхронно с пятой годовщиной гибели людей на Майдане ЕС обсуждает санкции против России именно в ответ на провокацию в Керченском проливе. А теперь еще в Черное море направляется американский эсминец «Дональд Кук» — для проведения совместных учений с Украиной и другими союзниками. Причем украинский флот проводит учения именно на фоне ожидания атаки в открытом море со стороны России, особенно в районе Мариуполя.  Понятно, что ввязываться в открытое противостояние с Западом и «играть на обострение» с Западом от собственного имени Москве не с руки. А вот действовать обходными путями, используя в качестве «тарана» для  непокорных стран Армению в одном флаконе с ханкендинскими, цхинвальскими и прочими марионетками — такая идея вполне могла показаться кому-то в Кремле вполне привлекательной.

Только вот, похоже, ее авторы не учли, что на дворе уже не начало девяностых. А Южный Кавказ — уже не «географические новости», а регион, находящийся в фокусе внимания западных политиков. Так что попытки действовать здесь на основе сценариев, которые на ура срабатывали четверть века назад, теперь может привести для Москвы к весьма печальным последствиям. Главное, чтобы в России это поняли на стадии «прогнозирования», а не практического воплощения.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az