Итоги второго тура президентских выборов Грузии снова показали, насколько зыбкой категорией являются прогнозы, и насколько несерьезно в  политике полагаться на предопределенность. Победу Саломе Зурабишвили в некотором роде можно рассматривать, как сенсационную. Подавляющее большинство социологических опросов выставляло Григола Вашадзе в роли явного фаворита, но результат с ожиданиями не сошелся.

Крушение надежд выпало сторонникам экс-президента Михаила Саакашвили, который, как свидетельствовали очевидцы, уже сидел на чемоданах с мечтой о долгожданном возвращении домой. По милости «Грузинской мечты» беглому политику придется отматывать еще один срок скитальчества.

Но не только в этом интрига отшумевшей избирательной кампании. Если воспользоваться сакраментальной формулировкой, которой традиционно оперируют наблюдатели от демократических институтов, то Грузия сделала шаг в сторону свободомыслия. При высокой явке процент нарушений и  фальсификаций ничтожен. Можно с уверенностью констатировать, что страна победившей прозрачности, как именуют Грузию знатоки «революции роз», действительно может гордиться достижениями выборных процессов. Но даже при таком понимании реалий многое из того, что виделось очевидным, оказалось химерой.

Речь не столько о честности завершившегося голосования, сколько о технологии, на которую поставили победители гонки.

Условно говоря, победу Саломе Зурабишвили обеспечила внезапно  установившаяся власть лари, которой правящая партия вверила судьбу второго тура голосований. Неожиданная активность кабинета Мамуки Бахтадзе растормошила индифферентную электоральную среду денежными вбросами. Сначала глава кабинета анонсировал конкретную помощь социально незащищенным семьям в виде ежемесячных пособий. Далее пообещал надбавку жалованиям педагогов с нового учебного года.

Следом тяжелая артиллерия «Грузинской мечты» произвела залповый огонь по позициям «Национального движения», предварительно определив точные координаты огневой позиции. Теперь, когда победа раздобыта, можно сказать, что от редутов «Национального движения» остались одни руины. Широкий жест по закрытию банковских задолженностей граждан, внесенных в черный список, стал тем залпом, который разнес в щепки линию защиты противника и одновременно возвестил об исходе противостояния.

Премьер успокоил сограждан уточнением о том, что возмещение издержек будет произведено не за счет бюджетных средств, а из авуаров  благотворительного фонда «Карту», учредителем которого является Бидзина  Иванишвили. Так, председатель правящей партии, которого еще и именуют крестным отцом нынешней власти, не пожалел 563 миллиона долларов, чтобы покрыть долги 700 тысяч граждан, да и смыть грехи своих протеже из исполнительных структур.

Если вспомнить этапы политической вахты «Грузинской мечты», то перед глазами в основном всплывают промахи, да пущенные на ветер обещания, с которыми партия пришла во власть после ухода Михаила Саакашвили. Не зря питомцам грузинского олигарха предрекали потерю власти. Растущая социальная нестабильность сулила серьезные катаклизмы. Большинство граждан справедливо обвиняет власть ввиду неэффективности реформенной программы. Фактически обещанных перемен не наступило.

Владея информацией о расширении пространства бесхозяйственности, разгуле коррупции, исходе из страны трудовых ресурсов, Иванишвили обезоруживающе сетовал, мол, «нигде в мире нет идеального правительства». Он давал понять, дескать, проблемы имеются, и для их преодоления должен созреть момент.

Поддержав кандидатуру независимого кандидата Саломе Зурабишвили, председатель «Мечты» сделал ход конем. Солидный запас прочности никогда не мешает. Имея надежный тыл в парламенте, взятие главной вершины  законодательной власти вылилось в решение задачи-максимум. Иванишвили фактически добился стопроцентного результата.

Победителя не судят, и эта фигура речи соотносится с результатом, которого добились силы, объединившиеся вокруг «Грузинской мечты». Однако победа не есть самоцель перед лицом острых неурядиц, которые не на шутку беспокоят граждан.

Бездействие власти, невыполнение данных обещаний, игнорирование растущей неустроенности бедного слоя никогда не проходит бесследно для политических сил, даже если у них когда-то были заслуги, или же имеются  ресурсные возможности для выправления положения.

Коньком «Грузинской мечты» является свобода слова с тонким отношением к правам человека. Но если при таких плюсах безнадежно хромает экономический блок, да еще и расправляет крылья коррупция, люди перестают доверять власти. Это аксиома. Не зря Григол Вашадзе грозился свергнуть правительство, вменяя ему в вину грубые промахи и беспомощность перед лицом очевидных неурядиц. Не получилось. Однако для проигравших не все кончено.

Дело не в том, что Михаил Саакашвили, Григол Вашадзе пребывают в цветущем возрасте, и запаса времени им предостаточно. Они скорее  переживут свой политический дефолт ради реванша. Но тогда придется учесть все просчеты нынешней кампании.

Пока праздник на улице «Мечты» продолжается. Но он не может быть продолжительным, потому как в победителях оказались должники избирателя. Они отвоевали для себя еще один семестр, чтобы доказать  хозяйственную дееспособность, да подтвердить приверженность к зрелой демократии с полным комплектом ее работающих атрибутов. В противном случае «Мечта» рухнет, ибо грузинский избиратель, в чем в чем, а в подлинности демократического настроя толк понимает.

Наконец, к завершившейся компании был повышенный интерес со стороны азербайджанского общества. Причины объясняются несколькими мотивами. Помимо естественного внимания, которым окружена жизнь сотен тысяч соотечественников, Грузия для Азербайджана важный и в определенном роде незаменимый партнер. От уровня взаимопонимания и динамики политического диалога зависит судьба региональных геоэкономических программ и социально-политической стабильности. Наконец, в силу динамично развивающихся двусторонних отношений фактору доверительности только крепнуть и крепнуть. По логике вещей это вполне объяснимо и ожидаемо.

Вопреки ожиданиям, Тбилиси в последнее время частенько стал заигрывать с Ереваном в ущерб интересам Баку. Особо отличилось правительство Георгия Квирикакшвили, которому из рабочего кабинета виднелись золотые берега Севана. Его откровенная активность в диалоге с Ереваном не могла остаться незамеченной в Баку. Ставя под удар интересы азербайджано-грузинского сотрудничества, экс-премьер безуспешно пытался диверсифицировать экономические возможности при помощи мертвого груза. Чем все завершилось, известно. С приходом Мамуки Бактадзе все вернулось на круги своя.

Чего теперь ожидать от Саломе Зурабишвили, которая тоже успела отличиться алогичными антитюрскими высказываниями в ходе избирательной кампании? Не вписывающиеся в структуру реалий топорные сентенции, рассчитанные на армянскую часть электората, особых дивидендов ей не принесли. Зато насторожили многотысячную азербайджанскую электоральную массу, турецкую и азербайджанскую общественность.

То был явный политический моветон, обернувшийся имиджевыми потерями для самой же Зурабишвили. Ответственный срез грузинской политической элиты всегда грамотно расставляет акценты региональных дискурсов. Как минимум в силу этой причины новоиспеченной победительнице не придется начинать свою партию с нуля. Достаточно присмотреться к методологии опытных коллег по цеху, чтобы знать – чего делать нельзя и в каком ключе следует выражать свои видения. В остальном все может получиться.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az