Именно такую политику проводит Армения в вопросе военнопленных и заложников

В Армении очень любят присваивать себе чужое — неважно, идет ли речь о музыке, национальных блюдах, церквях или землях. Но есть вопрос, где армянское первенство неоспоримо. Но в Ереване об этом вспоминать не любят — по понятной, в общем-то, причине. Речь идет о терактах с захватом заложников. Политические убийства существовали в мире еще с тех времен, когда вообще появился процесс, который можно было назвать политикой. Но вот держать пистолет у виска случайных людей, выдвигая свои требования — подобный прецедент был впервые зафиксирован в августе 1896 года, когда дашнакские боевики захватили Оттоманский банк в Стамбуле, взяв в заложники его сотрудников и посетителей.

Теперь же тактика с захватом заложников возведена в Армении в ранг государственной политики. Последние события по ту сторону линии фронта подтвердили это еще раз.

Напомним: около недели назад начальник Службы государственной безопасности (СГБ) Азербайджана Мадат Гулиев заявил: “За 25 лет деятельности комиссии по делам военнопленных, заложников и без вести пропавших граждан, число освобожденных граждан Азербайджана составляет 1480 человек. По имеющейся у нас информации, 871 человек все еще остаются в плену или являются заложниками». Напомнили в Баку и о том, что предложили Армении обмен «всех на всех». Но положительного ответа от Армении не дождались.

Напомним: в феврале 2017 года в плен к армянским сепаратистам при невыясненных обстоятельствах попал гражданин Азербайджана Эльнур Гусейнзаде. Но самое главное, еще с июля 2014 года на оккупированных азербайджанских землях незаконно удерживаются гражданин России Дильгам Аскеров и гражданин Азербайджана Шахбаз Гулиев. Их захватили в Кяльбаджаре при попытке посетить могилы своих родственников. Еще один гражданин Азербайджана — Гасан Гасанов тогда же был убит оккупантами. Незаконный «суд» сепаратистского режима в Нагорном Карабахе приговорил Аскерова к пожизненному заключению, а Гулиева — к 22 годам лишения свободы. На них «навесили» и терроризм, и «диверсии», и убийство одного из местных жителей (и кого при этом «отмазали», можно только гадать).

При этом в Азербайджане находятся трое граждан Армении, заброшенных в нашу страну для диверсионной деятельности (о том, какой у Еревана длинный послужной список в сфере террора, вряд ли имеет смысл напоминать). Сегодня в Гянджинском суде по тяжким преступлениям проходит процесс по уголовному делу армянского диверсанта Карена Армени Казаряна. Он  был заброшен в нашу страну, точнее, на территорию сопредельного с Арменией Газахского района, в июле 2018 года. Действовал вроде бы по инструкции: спрятал в укромном месте оружие, боеприпасы, взрывчатку и т.д. и двинулся на разведку вдоль села Кемерли в сторону города Газах. Где и попался на глаза местным пастухам, которые тут же поставили в известность о подозрительном субъекте соответствующие структуры. Казаряна задержали в том же селе Кемерли, на территории, которую местные жители называют «Балакенд». Теперь — суд и, по всей видимости, серьезный срок заключения. Ранее уже попадались два других диверсанта — Арсен Багдасарян и Завен Карапетян.

Но вот в чем дело. После заявления Мадата Гулиева Ереване в ответ поднялась форменная буря. Дело не ограничилось тем, что министр обороны Армении Давид Тоноян заявил, будто бы он о предложении азербайджанской стороны вообще не слышал и узнал о нем из прессы, за что был публично — и доказательно — обвинен во лжи: азербайджанская сторона напомнила, сколько раз и при чьем посредничестве это предложение доводилось до армянской стороны. Но теперь подобные же бредовые утверждения повторил и.о. заместителя министра обороны Армении Габриел Балаян. Сначала он с истинно карабахским упорством попытался убедить всех и вся, будто бы Армянская сторона не получала от Азербайджана предложения об обмене пленными. А затем добавил: «Я не могу даже представить, о чем идет речь, учитывая, что в Армении и «Арцахе»  (здесь и далее кавычки наши — Ред.) военнопленных нет». Изящно оставив за скобками вопрос о заложниках из числа гражданских лиц.

А небезызвестный Давид Бабаян, который громко именует себя «пресс-секретарем президента Нагорного Карабаха» в интервью радио «Азатутюн» (армянская редакция радио «Свобода») так вообще поторопился заявить: «Конечно, мы не согласны обменять одну категорию на другую, потому что они не подлежат обмену. Террорист и убийца должен нести наказание, и мы не обменяем его».

Ну ладно Бабаян, от которого было бы абсурдно и самонадеянно ждать чего-то другого. Но вот супруга Никола Пашиняна — Анна Акопян, которая еще недавно пыталась изображать из себя этакую «миротворицу», решила лично посетить семью неудачливого диверсанта Казаряна. И в ходе своего посещения изрекла: «Насколько я знаю, нет международного опыта по обмену военных преступников на гражданских лиц. В данном случае подобные намерения можно назвать циничными». Не будем уточнять, как называется визит первой леди страны (если, конечно, ее можно назвать «леди», но это уже переход на личности) в семью диверсанта, и не станем даже напоминать о выходе на свободу по амнистии в Армении боевиков «Сасна Црер». Важно другое: мадам Акопян, которой «по штату» положено выступать в поддержку гуманитарных инициатив, слово в слово повторила бредовые заявления Бабаяна: реальные террористы, заброшенные в Азербайджан, оказывается, «белые и пушистые», азербайджанцы — «убийцы и преступники», Баку обязан отпустить армянских диверсантов, но вот мы ничего подобного делать не намерены.

Здесь, конечно, можно напомнить: Карена Казаряна, который вообще-то военнослужащий армянской армии, пытаются выдать за жителя села Бердаван Тавушского марза. И вот теперь, когда надо и на суд над своим очередным диверсантом реагировать, и по поводу азербайджанской инициативы высказаться, газета «Голос Армении» возвещает: «Карен Казарян стал седьмым за последние годы жителем приграничного села, попавшим в плен при странных обстоятельствах. Согласно сообщению Минобороны РА, он имеет проблемы с психикой и состоит на учете в соответствующем учреждении. Шестеро из семерых являлись жителями Тавушского марза, по меньшей мере трое из них также имели проблемы со здоровьем».

Это, простите, как? Если кто не в курсе, в селе Бердаван в 2008 году насчитывалось три тысячи жителей «с хвостиком». Это по официальным и, как можно догадаться, сильно завышенным данным. Сколько осталось сегодня, когда Армению ее жители покидают со скоростью, как подсчитали армянские же  Интернет-сайты, «один человек каждые 20 минут» и по понятным причинам этот процесс сильнее всего заметен в приграничных селах, можно только гадать. К тому же сельчане обычно неплохо знают местность и государственную границу, ставшую линией фронта, не пересекут. И вдруг за короткий срок шестеро жителей этого села перебираются на азербайджанскую территорию?! Да еще «по меньшей мере трое из них» имеют проблемы с психикой? Не знаем, чем вызвана такая эпидемия в селе Бердаван, но авторам такой официальной версии лучше бы показаться врачам-специалистам. Тем, кто в эту версию поверил, тем более.

Но вот в чем дело. Для того, чтобы сравнить два «кейса», не надо быть суперподготовленным юристом. Со стороны Азербайджана — арест диверсанта, что называется, «на горячем», законными правоохранительными органами и  на территории, которая по всем международным нормам признается за нашей страной, затем — процесс в абсолютно законном и легальном суде, в полном соответствии с буквой и духом закона. А Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева удерживают «власти» никем не признанного оккупационного режима, созданного на чужой захваченной территории. Их тоже успели объявить диверсантами, но уже «по горячим следам» эту версию подвергли серьезным сомнениям в самой же Армении. Где небезызвестный Вова Вартанов, сам диверсант со стажем, сразу заявил: ни по возрасту, ни по своим физическим данным задержанные на серьезных «диверсантов» ну никак не тянут. Экипировка тоже несерьезная: кухонный нож, резиновые сапоги…Тем не менее Шахбаза Гулиева и Дильгама Аскерова продолжают удерживать. Намеренно оставим за скобками МИД РФ, который весьма эмоционально «впрягался» и за небезызвестного Лапшина, и за персон вроде того же Бута или «кокаинового летчика» Ярошенко, но в случае с гражданином России Аскеровым реагировать не спешил и не спешит. Важно другое. Армения не просто насильно — и вопреки всем нормам международного и гуманитарного права — удерживает граждан Азербайджана, вся «вина» которых в том, что они хотели увидеть родное село, точнее, то, что от него осталось. Главную причину нечаянно обозначил сайт Aysor.am. Который в своем очередном опусе с претензией на аналитику тоже проговаривается: «Конечно, теоретически, соответственные органы двух армянских государств могут согласовать общую позицию по вопросу обмена своих граждан и в случае необходимости пойти на обоюдную сделку. Однако для этого азербайджанская сторона должна направить свое предложение и «Степанакерту», как полноценному субъекту данной теоретической сделки». Проще говоря, в Армении ведут мелкий и циничный торг: если в Баку хотят получить своих граждан обратно, то пусть обращаются к «властям самоопределившегося Карабаха». То есть ведет на государственном уровне политику террора и захвата заложников, пытаясь обменять жизни людей на повышение статуса оккупационного режима в Карабахе.

Только вот в Армении, похоже, не учли, насколько за последнее время в регионе изменился расклад сил. В том числе и в «информационной войне», где у Еревана более нет монополии на общественное мнение. И хотя ереванские «политтехнологи» не могут представить себе этого даже в самых страшных ночных кошмарах, нет сомнений, что из поведения Еревана выводы наверняка будут сделаны. Даже если их и не обозначат вслух «по горячим следам».

Нурани

Minval.az