Есть ли в карабахском урегулировании подвижки, и если они и в самом деле имеют место быть, в чем это конкретно выражается?

При детальном разборе положения таковых не наблюдается, но это не мешает возвещающим с высокого трона компетентности источникам говорить об изменениях взахлеб. Для придания убедительности видениям, они рассматривают не новости, а старости в зеркале штатного приезда посредников в зону конфликта. А в реалиях все выливается в попытку осуществить еще один виток пиара в пользу сепаратистского режима.

Не в первый раз этим увлеклась российская газета «Коммерсантъ», выставляя себя в роли обладателя эксклюзивных сведений.

Придавая импульс свежести уныло застывшей композиции, «Ъ» дает простор затертым до дыр истинам о недооцененной роли сепаратистов, которую Баку отверг раз и навсегда. Тот случай, когда наблюдающий за проблемой не желает отталкиваться от доминирующего фактора.

В этом качестве, бесспорно, выступает неизменность позиции Азербайджана, уже не первый год играющего роль сильного звена в конфликте с Арменией. А раз вещающий склонен игнорировать очевидное, стало быть, происходит шельмование методом перевода стрелок на ирреальный пояс.

Можно бесконечно взывать к «настойчивым призывам Еревана и «нкр» расширить формат переговоров путем включения в него непризнанного субъекта», но может ли это сойти за новый элемент? И потом, если «Ъ» считается серьезным изданием благодаря взвешенным и здравым оценкам, насколько объективно повествовать о положении в зоне карабахского конфликта по половинчатой картине вещей?

Всевидящие авторы обзора судят о конъюнктуре по итогам визита посредников только в Ереван и Ханкенди, не дождавшись завершения турне сопредседателей. Оно закончилось в Баку, где дипломатов Минской группы принял президент Ильхам Алиев, играющий в региональной и международной дипломатии куда более весомую роль, нежели армянский премьер Пашинян.

Правы авторы обзорной статьи лишь в том, что в регион зачастили не только посредники, но и знаковые фигуры мирового политического бомонда, и для них, как правило, важным пунктом назначения является именно Баку, а не Ереван. Понятно почему коэффициент участия Баку в глобальном  геополитическом действе несопоставим с вялым участием Еревана в актуальной повестке. Это элементарно доказуемая истина.

Если со всех углов зрения рельефно просматривается очевидная истина,  насколько разумно в разборе ситуации наделять заглавной ролью мечущегося премьера  Пашиняна, да еще и ретранслируя его ни к чему не обязывающие демаршевые заявления в адрес Джона Болтона, или же  де-мотивирующее выступление на Генассамблее ООН?

Ереван может радикализировать собственную позицию сколько угодно и как угодно, но она, как фактор предназначения, давно утратил ресурс. Роли поменялись, и теперь, когда армянский истеблишмент неустанно апеллирует к укреплению мер доверия и отказу от применения силы, фактором определяющего значения стала позиция Баку. Его и только его упрашивают не прибегать к применению силы, хотя все прекрасно осознают неизбежность  восстановления буквы международного права в регионе.

Реальную цену долготерпения Азербайджана, стоически выдерживающего режимность в затянувшейся дипломатической партии, знают лишь те, кто неформально мотивирован на расширение окна миротворческих возможностей. Те же, кто тщетно генерирует убывающий армянский ресурс не за просто так, налегке искажают картину вещей под вкусы заказчика.

По тому, как авторы «Ъ» охотно предоставили трибуну представителям Еревана, персонам второго, третьего ряда сепаратистского режима, становится очевидной истинная цель публикации, в которой лошадь поставлена позади телеги. Кажется, в публикации только позабыли сослаться на коменданта покоев, в которых располагается администрация непризнанного карабахского режима.

Вопрос о привлечении Ханкенди к армяно-азербайджанским переговорам, с сожалением напоминают авторы статьи, ушел с повестки на начальной стадии переговоров ввиду отсутствия статуса самопровозглашенного образования. Но его нет до сих пор, и не будет и после, вот почему попытки изменить  положение сродни попыткам оживить мертвеца.

Азербайджанская дипломатия не допустила участия сепаратистов к переговорам еще во времена, когда физический перевес был за Ереваном. Дипломатический напор Гейдара Алиева позволил компенсировать  временную уязвимость Азербайджана. Но с тех пор многое изменилось не только в раскладе возможностей сторон, но и в геополитической обстановке региона. Баку лихо обставил  противника, да так, что ему не светят даже гипотетические преимущества.

«Ъ» сожалеет, что после переговоров с армянской стороной сопредседатели Минской группы ОБСЕ на предлагаемые Ереваном и Ханкенди заявки по изменению формата переговоров никакой реакции не выразили. Так,  искусственно подогревается интерес к мертвому вопросу при наличии  понимания шаткости положения армянского руководства перед лицом не только внутренних проблем, но и фактора сильного Азербайджана. Вот, собственно, и причина примирительных заявлений, с которыми  частенько выступает армянский премьер.

Примечательно, что Пашинян после участия на саммите СНГ в Душанбе всецело приветствует Минскую группу, осуществляющую единственно возможный  формат урегулировании конфликта, не делая никаких сносок на расширение числа участников процесса. И какой же резон московскому изданию выстраивать свой конструкт на пятом колесе телеги?! Вот в чем  вопрос.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az