«Все-таки, Никол Пашинян так и не дал ответа на вопрос, почему необходимо было провести выборы именно в декабре. Для своих сторонников он нашел следующий аргумент: «давайте быстро решим этот вопрос и начнем поднимать страну». Этой мотивации, возможно, было достаточно для людей, вышедших на уличные акции, но, чтобы добиться проведения скоропалительных досрочных выборов, Никол Пашинян вынужден был преодолеть довольно серьезную полосу риска, тогда как его шансы победить в конфронтации с Национальным Собранием не были стопроцентными. Оставим в стороне довольно серьезные аргументы о том, что была угроза падения его рейтинга, что после холодной и голодной зимы было бы трудно победить в выборах. Обратим внимание на конкретные сроки – начало декабря. То есть, даже лишней пары недель нет на то, чтобы хотя бы принять нормальный Избирательный кодекс, и это при том, что вся вина за предыдущие выборы была возложена именно на законодательство.».

Об этом, как передает «Минвал», в своей статье «Карабахская причина скоропалительных выборов», опубликованной в ереванской газете «Аравот», пишет проживающий в США политолог Агаси Енокян.

По мнению эксперта, создается впечатление, что имеет место ограничение в сроках и сложные договоренности с точки зрения содержания, и «изменить или отсрочить их – выше сил Никола Пашиняна, поскольку эти договоренности были достигнуты за пределами Армении».

«Не вникая в сложный геополитический контекст, который вынудил пойти на эти договоренности, конечно же нужно понимать, что ускоренная повестка касается принятия нового решения по карабахскому урегулированию. Будучи полгода у власти, новое руководство Армении, по крайней мере свиду, не занималось переговорами по карабахскому урегулированию. Никол Пашинян объявил свое видение разрешения, в Нью-Йорке состоялась короткая встреча сопредседателей, а в Душанбе Пашинян и Алиев оказались в одном лифте. Пожалуй, это все, что можно сказать о контактах между двумя странами. Тогда как контакты со странами-посредниками в тот же период времени развивались беспрецедентно быстро. Россия выдвинула так называемый «план Шойгу», который мало чем отличается от известного «плана Лаврова», изменение в основном касается названия. Называть план по имени министра обороны означает усилить военный акцент, но самое главное заключается в следующем: это больше «не план Лаврова», отвергнутый политическими силами Армении, в том числе и Николом Пашиняном», — полагает автор статьи.

Вместе с тем, как отмечаем Енокян, контакты руководства Армении с Россией проводятся довольно интенсивно: Никол Пашинян с Путиным общается чуть ли не каждый месяц, Москва оказывает такое давление, на которое раньше никогда не пошла бы (отправка войск в Сирию, заявления Лаврова о непрофессионалах в МИД, потеря Арменией должности генсека ОДКБ и так далее).

За эти несколько месяцев, напоминает автор статьи, общение Пашинян с Макроном также было интенсивным.

«Правда, президент США еще не принимал Пашиняна, однако американские высокопоставленные лица довольно часто посещают Ереван, а в своем прощальном слове посол США заявил об американском видении решения проблемы, подчеркнув, что этому мешает общественное мнение. Страны-сопредседатели настолько сильно хотят скорейшего разрешения конфликтам, что беседе Алиев –Пашинян в лифте пытаются придать значение серьезного переговорного процесса. Бурная работа сильных мира сего с Арменией подсказывает, что имеет место конкретный план и конкретные сроки», — пишет автор статьи.

При этом, автор полагает, что роспуск армянского парламента в свете таких напряженных процессов в стране может привести к развитию событий в диаметрально противоположных двух направлениях.

«Первое направление — это то, что Никол Пашинян пытается использовать время, отведенное для парламентских выборов и формирования правительства для того, чтобы отсрочить беспрецедентное давление и выиграть время. Но если это так, то Никол Пашинян должен был начать тянуть время, чтобы отсрочить роспуск парламента, углубив конфликт с республиканцами, чтобы показать силами извне, что у него сейчас нет ни времени, ни легитимности на ведение переговоров и что ему не под силу преодолеть конфронтацию с парламентом. Следующий вариант заключается в том, что Николу Пашиняну в короткие сроки необходим парламент, который не станет препятствовать его решениям, на которые, в свою очередь, он сам вынужден идти. Очевидно, что в новом парламенте будет не только устраивающая Никола Пашиняна партия власти, но и оппозиция. К его абсолютной уличной легитимности прибавится еще и падение последней баррикады, и больше не будет никакой возможности противостоять решениям, которые нам преподнесут», — резюмирует автор.

Minval.az