Покровительство в международной практике — вещь распространенная, и формы ее проявления никого не удивляют. Может,  потому никто и не пытается бороться с этим явлением. Но когда оно перерождается в покрывательство, обретает явно вызывающие масштабы, это не только  возмущает, но и вызывает опасения.

Примеров тому достаточно, и чувство тревоги в связи с заступничеством в пользу носителей чреватых тенденций наносит ощутимые удары по своду  норм и ценностей, что регулируют международные отношения. Во что это может вылиться, нет смысла уточнять.

Оказание поддержки странам, расшатывающим скрепы глобальной системы, нередко оборачивается такими проблемами, что порой центры, некогда благоволившие нарушителям, начинают осознавать, что потворствуют на грани реального фола.

Такое состояние сложилось в Южном Кавказе, где  политике  экспансионизма официального Ереване потакали центры сил, и при этом делали вид, что все соответствует справедливости. Армения демонстративно шла и по-прежнему идет напролом в своей разрушительной стратегии, ведя дело к большой бойне. Именно потому влиятельные силы начали дистанцироваться от возмутителя стабильности, понимая, что дело добром не кончится, и за вспышкой новой силовой кампании может последовать непредсказуемая цепная реакция.

Заявление американского посла в Армении Ричарда Миллса о необходимости и неизбежности вернуть Азербайджану оккупированные территории вписывается в логику миротворческой стратегии. Это, по сути, не неожиданный поворот, а вполне реалистичный вклад в дело урегулирования конфликта.

Если вспомнить, что до Р.Миллса об этом же, да еще с более детальной раскладкой, высказывался другой американский дипломат Ричард Хогланд, почти год побывавший на посту представителя США в Минской группе ОБСЕ, складывается картина адекватного восприятия обстановки государством, выполняющим миссию посредника.

Плохо, что такого рода принципиальные заявления, призванные вдохнуть здравый дух в армянскую дипломатию, воспринимаются Ереваном с недоумением, а то и с остервенением. Если смотреть в корень проблемы, то нетрудно заметить, что политическое руководство Армении прекрасно осознает особенности меняющихся обстоятельств. Порочный круг замыкается, и уже внешним силам невмоготу отстаивать тлетворную политику проблемной страны, ставящей важный регион в зависимое от  больших рисков положение.

Можно обманывать сообщество на протяжении определенного отрезка времени, но делать это всегда невозможно. Наступает период, когда натиск справедливости заставляет фальшь капитулировать. Ныне это и наблюдается.

Амбиции армян всегда были и пока еще остаются непомерно большими, но сил и возможностей для отстаивания ничем не оправданных претензий у Еревана становится все меньше. Требования международного права идут вразрез с желаниями Армении, которые к тому же никак не коррелируются с конструктивными целями и чаяниями здравых сил. Не могут и никогда не захотят народы региона иметь у себя под боком очаг дестабилизации в виде субъекта, перманентно отравляющего среду микробами вековых болезней. Мания армянского величия достала всех, и от нее отпочковываются одни вызовы.

Одной из главных причин, вызвавших разворот международных сил в сторону объективности, стала последовательная позиция Азербайджана, которая продемонстрировала миру преимущества конструктивизма. В ее контексте была обнародована изнанка армянских «истин», сотканных из исторического гнилья. Все претензии, документальные свидетельства, которыми на протяжении десятилетий оперировал отряд армянских специалистов мифологии, оказались пустым звоном. Ложь и подлоги, легшие в основу наступательной стратегии, вылились в военную кампанию, показав, насколько тонок защитный слой идеологии армянства, неправдами стремящегося к захвату новых жизненных пространств.

Армяне, как поздняя нация Кавказа, превратившись из безземельных в собственников чужих территорий, оказались заложниками нешуточно  разыгравшегося аппетита. В этом и кроется корень зла, точнее даже большой беды, угрожающей не только соседям Еревана, но и сообществу.

Агрессор, заточенный на беспрерывное получение международной политической поддержки в свете политики бряцания оружием, обречен осознать, что наступает конец сказке. Он разоблачен в своем стремлении продолжать курс на опасную эскалацию ради заморозки положения «ни войны, ни мира».

Никол Пашинян после заявления Р.Миллса пытается вывернуться из неудобного положения, ударяясь в феерическую находчивость, мол, позиция Еревана известна и она изменениям не подлежит. Называя оценки американского дипломата «уходящим месседжем уходящего посла», он фактически повторил реакцию армянских руководителей, которые точно также оценили видения посла Р.Хогланда в бытность президентом страны Сержа Саргсяна.

Впору вспомнить высказывание этого же экс-президента, когда он в порыве мимолетного прозрения изрек: «Разве Агдам это наша земля? Конечно же нет, и рано или поздно мы оттуда уйдем, но прежде нам нужно решить  важные вопросы». Похоже, вопросы, которые должен решить Ереван, не поддаются армянскому осмыслению, но не в этом суть. Остается сожалеть, что минуты просветления становятся чисто эпизодическими моментами в позиционировании армянских политиков, а сваливание в стихию иллюзий превращается в норму для них.

Раз отказывает разум, и они не желают сверять свои расчеты с взвешенными видениями здравомыслящих кругов, им остается пенять на себя.

Апрель 2016-го потому и всколыхнул обстановку, что Ереван заведомо запорол политический процесс, не оставив Баку иного сценария, как пойти на   насильственную де-оккупацию собственных земель. Не будь тогда внешнего  давления на Азербайджан, возможно, Карабах и прилегающие к нему семь районов уже были бы свободны от скверны. Но опасность для Армении не миновала.

Собственно, об этом и напоминают ереванским стратегам зарубежные дипломаты, настойчиво советуя образумиться и развернуться в сторону единственно верного варианта разблокирования обстановки. Вот почему Р.Миллс напоминает, что «армянский народ должен определиться к какому урегулированию он готов».

По сути императив представляет собой напоминание относительно  выходящих  сроков, и во избежание нежелательного, армяне обречены  высказаться конкретно и по существу.

Четыре резолюции Совета безопасности ООН по Карабаху, требующие де-оккупацию азербайджанских земель, не только не утратили силы, а наоборот, прибавляют в своей актуальности. Как ни крути, вывод мирного процесса из мертвой точки должен начаться с вывода армянских вооруженных сил с азербайджанских земель. Не станет Баку что-либо подписывать с Ереваном, имея на своей территории непрошенных оккупантов. Это аксиоматичная данность, и как бы армяне ни ортачились, другого выхода для них нет. Иначе себе хуже сделают.

То, к чему призывают Ереван политики и дипломаты, это попытки привязать процесс урегулирования карабахского конфликта к правовому механизму. Уклонение Армении от неизбежного означает разворот в сторону делегитимации, а это в любых версиях и интерпретациях будет наказуемо.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az