Будет ли Москва добиваться от Баку «послушания» любой ценой или выберет путь строительства конструктивных добрососедских отношений?

Странам с активной и многогранной внешнеполитической деятельностью приходится на «внешнем треке» решать множество задач. Необходимо поддерживать отношения со старыми союзниками и искать новых, заодно «утрясая» конфликты и трения между ними. Надо прилагать немало усилий, чтобы не допустить открытых и острых конфликтов там, где интересы «пересеклись». Надо… Перечислять можно до бесконечности, и легких задач здесь нет. Но в полном соответствии с ироничным выражением «Призываешь возлюбить все человечество? Попробуй начать с соседа» труднее всего порой оказывается выстроить отношения именно с сопредельными странами. А в ХХ веке одной из самых сложных дипломатических и политических задач для ведущих стран мира стало выстраивание новых отношений между бывшими метрополиями и бывшими колониями, добившимися независимости. И сказать, что эти самые отношения далеко не всегда удавалось сделать успешными и конструктивными — ничего не сказать.

Уже потом эксперты, изучив не всегда позитивный опыт распада колониальных империй и становления новых независимых государств в той же Африке, придут к выводу: для того, чтобы теперь уже бывшей метрополии удалось сохранить позиции в бывших колониях, должно было «сработать» множество условий. Конечно, многое зависело от того, какой был накоплен «заряд исторических обид» и как именно — мирным путем или после партизанской войны, сопровождавшейся кровью и жестокостью с обеих сторон — была достигнута желанная независимость. Конечно, было очень важно, чтобы у власти в новом государстве, возникшем на месте бывшей колонии, оказывались политики, которые понимали, что «партизанская война в буше» уже закончилась, работа по построению собственного государства только начинается, а значит, и цели, и задачи, и методы теперь изменились коренным образом. Но самое главное, в метрополии тоже должны были отдавать себе отчет: теперь уже не получится вести дела «по-старому». Пусть даже до боли знакомы улицы новой столицы, и в собственных коридорах власти предостаточно тех, кто помнит, где восседал присланный из метрополии губернатор, а где находился клуб, куда «черные» могли попасть только в роли уборщиков или официантов — о прежнем колониальном высокомерии надо забыть. И чем скорее и «прочнее», тем лучше.

Российская дипломатия, не без оснований уверены многие эксперты, сегодня решает обе эти задачи «в одном флаконе». Ее соседи по большей части — бывшие республики СССР, которые теперь стали независимыми государствами. И к тому, что с ними теперь и в прямом, и в переносном смысле надо уже быть «на вы», в Москве оказались готовы далеко не все.

Эти реалии нелишне держать в голове сегодня, когда Кремль анонсировал скорый визит в Азербайджан президента РФ Владимира Путина — уже в конце сентября. Во всяком случае, об этом «Известиям» сообщил помощник главы государства по международным делам Юрий Ушаков. Кроме того, до конца года Россия примет трехсторонний саммит с участием президентов РФ, Ирана и Азербайджана. Как пояснил Ушаков, «наша очередь проводить встречу. Обсудим с коллегами, когда им удобно». Журналисты уже подсчитали: Президент Азербайджана Ильхам Алиев дважды встречался с Владимиром Путиным в 2018 году — в ходе переговоров 1 сентября в Сочи и в рамках церемонии открытия чемпионата мира по футболу в Москве. С учетом предстоящих международных мероприятий лидеры РФ и Азербайджана проведут в нынешнем году пять встреч.

В самом деле, лидерам России и Азербайджана есть что обсудить. Прежде всего, это армяно-азербайджанский конфликт, где у России, подберем самый мягкий эпитет, уникальные возможности повлиять на ситуацию вообще и на поведение своего форпоста в лице Армении в частности. Как показала недавняя встреча президентов России и Азербайджана в Сочи, растет внимание к транспортному коридору «Север-Юг», проходящему через Россию, Азербайджан и Иран. Обсуждается военное и военно-техническое сотрудничество, в том числе новые закупки оружия. Развиваются связи между регионами России и Азербайджана. Впрочем, вся эта конкретика, конечно, важная и интересная, но она не дает ответа на вопрос: а каков, если угодно, «главный курс»?

Особое звучание этому вопросу придают два обстоятельства. Уже 8 сентября в Москву вызывают Никола Пашиняна, которого здесь, судя по многим признакам, ожидает весьма нелегкий разговор. Ереванская газета «Иравунк» констатирует: премьер-министр Армении Никол Пашинян заявляет о том, что проблем в армяно-российских отношениях нет, и что они будут только улучшаться. Но это не соответствует действительности. По сведениям газеты, крупные армянские бизнесмены, работающие в России, были предупреждены на самом высоком уровне, чтобы не давать армянскому правительству ни копейки, а многие армянские бизнесмены, проживающие в России, и без предупреждения заморозили реализацию обещанных программ, в том числе и культурных.

 «В эти дни армянские бизнесмены довольно обеспокоенны и возмущены, и в узких кругах заявляют о том, что с ними никогда не разговаривали в таком тоне», — констатирует «Иравунк». Здесь, конечно, можно поинтересоваться, сворачивают ли армянские бизнесмены из РФ свою активность под чьим-то нажимом или просто испугались разгула «антикоррупционной кампании» Никола Пашиняна, но в том, что проблем хватает, сомнений нет. Судебная атака на действующего генсека ОДКБ Хачатурова и Роберт Кочарян, который сначала после откровенного нажима со стороны РФ вышел из тюрьмы, а затем еще и получил поздравления с днем рождения от Владимира Путина —примеры, ставшие уже общим местом. Добавился обыск в офисе ЮКЖД, что тоже Москва вряд ли простит Еревану. По сведениям газеты «Жоховурд», в Москве считают неприемлемыми многих ключевых игроков команды Пашиняна. В частности, речь идет о секретаре Совета безопасности Армении Армене Григоряне и начальнике Службы государственного контроля республики Давиде Санасаряне. В СМИ просачивались сведения, что российская сторона не доверяет Армену Григоряну многие документы военно-политического характера, боясь того, что они могут оказаться в руках американцев. Подобная проблема существует и по части Давида Санасаряна. Сам Армен Григорян эти подозрения поспешил развеять и в интервью армянским СМИ заявил: «Сотрудничество по линии Совета безопасности Республики Армения и Российской Федерации полностью соответствует духу союзнических отношений двух стран». Комментируя утверждения, что почти вся команда нового правительства Армении – русофобы и западники, стипендиаты Сороса и других «подрывных» структур, Григорян сказал: «Где факты, подтверждающие такие утверждения? Для меня важны факты. В политике случается, что высказываются утверждения, фактического доказательства которым нет». Но вот убедили ли эти «разъяснения» Москву, вопрос открытый.

И, наконец, изрядно нервируют Ереван и слухи о некоем сближении Азербайджана с ОДКБ. Тем более что Эдуард Шармазанов, вице-спикер парламента Армении и лидер фракции бывшей правящей РПА, уже насыпал Пашиняну соль на раны: «И в годы президентства Левона Тер-Петросяна, и Роберта Кочаряна, и Сержа Саргсяна подобный вопрос не ставился в ОДКБ даже на уровне разговоров. Это должно вызвать серьезную обеспокоенность у всех политических сил и в первую очередь у действующей власти».

В Армении панически боятся потерять благосклонность Кремля, прекрасно понимая, откуда поступают в Армению и «Искандеры», и газ по «специальным ценам». И еще отдают себе отчет, что Азербайджан с его нефтью, устойчивой экономикой, транспортным коридором в Иран для России весьма интересен и привлекателен. И что делать, если приоритеты в Кремле уже сменились? «Чем крыть»? Шармазанов, впрочем, искать ответ на эти вопросы даже не пытается и решает куда более насущную задачу — «отработать тему» во внутриполитическом измерении. Прекрасно понимая, что происходит в обществе, где эйфория от лозунгов «вернем Армении правосубъектность!» вдруг сменяется липким страхом: а если нам с этой самой «правосубъектностью» новых «Искандеров» не дадут?

Но одно дело — пикировки и споры на армянском политическом поле. Где, как уже признает, к примеру, «Лрагир», «переходный период бархатной революции провалился». И совсем другое — те решения, которые принимают или, точнее, не принимают в Баку. Где проводят независимую и многовекторную политику, сотрудничают и с Евросоюзом, и с Россией, и с НАТО, но не намерены вступать в этакую «конкуренцию за благосклонность Кремля», жертвуя ради этого своим суверенитетом. Тем более с Арменией, где даже назначение чиновников приходится согласовывать с Москвой.

Многое, конечно, остается за закрытыми дверями, но изрядную пищу для размышлений дает недавний визит Президента Азербайджана Ильхама Алиева в Хорватию. Выступая перед журналистами после переговоров с президентом этой страны Колиндой Грабар-Китарович, Президент Ильхам Алиев, напомним, заявил: «Сотрудничество Азербайджана с НАТО находится на высоком уровне. Азербайджан не так давно принял решение об увеличении воинского контингента в Афганистане в рамках миссии «Решительная поддержка». Сегодня 120 азербайджанских военнослужащих служат в Афганистане». Глава государства напомнил и о том, что Азербайджан предоставляет свое воздушное пространство и транспортную инфраструктуру для обеспечения миссии «Решительная поддержка». О том, что Азербайджан является «важным партнером НАТО», говорила в своем заявлении и госпожа Грабар-Китарович.

Наконец, нельзя не заметить и другого. В Хорватии проявляют интерес к азербайджанскому проекту «Южный газовый коридор». Причем здесь готовятся дать старт строительству новой «трубы», которая изменит газовую — и не только газовую — расстановку сил на Балканах, где еще недавно монопольный статус России как поставщика энергоресурсов был неоспорим. К тому же азербайджанский газ приходит на Балканы как раз в то время, когда здесь разворачивается новый этап расширения НАТО. Членом Североатлантического альянса, несмотря на бешеное сопротивление России, недавно стала Черногория. В те же дни, когда Президент Азербайджана в Загребе вел переговоры о присоединении Хорватии к ЮГК, генсек НАТО Йенс Столтенберг посещал Северную Македонию, которая тоже готовится к вступлению в альянс. Какое значение на этом фоне приобретает энергетическая безопасность стран этого региона, можно себе представить. Особенно если вспомнить, как бойко та же РФ использовала и использует поставки газа и как предмет подкупа, и как средство давления. Словом, и Пашиняну, и Шармазанову лучше бы попить водички и успокоиться: страны, которые реализуют такие проекты, как «Южный газовый коридор», в ЕАЭС и ОДКБ, как правило, не вступают.

Другой вопрос, как на эти новые реалии, если угодно, «взрослой» политики Азербайджана отреагирует Москва. Где есть, конечно, здравомыслящие политики, выступающие за сотрудничество с нашей страной, но немало и тех, кто по старой имперской привычке, во-первых, видит у границ или вассалов, или врагов. И сегодня остается только гадать, кто из них возьмет верх по крайней мере на азербайджанском треке. Станет ли Россия выстраивать с нашей страной добрососедские и конструктивные отношения, основанные на взаимном уважении, или же попытается любой ценой и любыми методами добиться от Азербайджана «беспрекословного послушания»? Впрочем, отвечая на этот вопрос, лучше в который уже раз вспомнить еще одно соображение. Честно говоря, не так уж далеки от истины эксперты, которые предупреждают: из Азербайджана не получится такой же податливый и послушный «российский форпост», как Армения. Но вот если устроить в угоду уязвленному державному самолюбию и прочим фантомным настроениям слишком уж впечатляющий сеанс «выкручивания рук», добиваясь послушания, то есть риск  вместо этой самой «второй Армении» получить в собственном чувствительном подбрюшье «вторую Украину». Что уж точно не в интересах ни Азербайджана, ни самой России. Остается только надеяться, что в Кремле это понимают.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az