Туркмены, русская шпионка и запрет съемки на Бакинском бульваре.

Не так давно в местных СМИ стали появляться сообщения о сотнях туркменов,  «спасающихся от голода» на Бакинском бульваре. В Минвал так же приходили письма от жителей города, рассказывающих о бедственном положении граждан соседней по Каспию страны, вынужденных ночевать под открытым небом, питаться, чем придется и целыми днями сидеть под лучами палящего солнца.

«Жалко смотреть на их женщин и детей, — пишет один из читателей. – Как вообще можно было допустить, чтобы эти люди остались в столь тяжелых условиях? Неужели ничего нельзя сделать?»

Сегодня сотрудник Минвала побывал на месте дислокации туркменских граждан в надежде на хороший, душещипательный репортаж, который обязательно помог бы этим людям. Однако, ситуация туркменов оказалась несколько иной, чем преподносили местные СМИ.

Недалеко от бакинского порта, в самом начале бульвара на территории Белого города, мы увидели группу людей (человек 40-50): женщины в традиционных ярких туркменских платьях,  сидящие (и лежащие) под деревьями, мужчины, сидящие отдельно и беседующие о чем-то своем. Мы насчитали около 20-ти детей: ребятишки как ни в чем ни бывало, резвились на детской площадке,  гонялись друг за другом – короче вели себя так, как того требует территория детства.  По всему периметру «туркменского пятачка» (а именно так мы решили негласно называть это место) стояла масса баулов, сумок, чемоданов и клетчатых клеенчатых сумок, которые непременно  ассоциируются у нас, жителей Азербайджана,  с толкучкой «Садарак».

Мы подошли поближе, разговорились.  В ходе беседы выяснилось, что проблема действительно есть: невозможность отбытия на родину, так как в кассах морского порта Баку якобы нет билетов на паром.

— Мы не знаем, может быть, и нету билетов, — говорят наши собеседники. – Хотя сомнительно, если честно. Каждому из нас предлагали билет на том же пароме, только в VIP-зоне. Говорят,  если купите, вне очереди можете тогда пройти. Даже это не билет, это просо доплата — на 50 манатов дороже получается.  Здесь мало таких, кто приезжает по 1-2 человека, в основном, все едут с детьми, женами, родителями. Иногда приезжает семья из 10-12 человек.  Представьте, сколько нужно доплатить этим людям за места в так называемой VIP-зоне? Да и что это за VIP-зона такая? И как вообще такое может быть, что мест нет для пассажиров, зато VIP-зона – словно резиновая. А если вдруг все эти пассажиры достанут лишние 50 манатов и заплатят, что, на всех сразу же места найдутся? – задают резонный вопрос наши собеседники. – Невыгодно  чисто из экономических соображений соглашаться на такие «предложения». Если наши граждане приезжают в Баку по торговым делам, то они теряют много денег на этой «сделке».

— Скажите, а почему ваши граждане приехали в Баку? На работу устраиваться или как туристы?

— Зачем в Баку приезжают? На город посмотреть, погулять, ведь у вас совсем другая страна, другие обычаи,  жизнь совсем иная. У нас в Туркмении все совсем по-другому.

— Говорят, что вы бежали от гнета режима Гурбангулы Бердымухамедова?

— Кто вам сказал такую глупость? Плюньте ему в глаза! У нас в стране есть и работа, и соцзащита, и порядок. Мы довольны жизнью в Туркмении, но все же есть вещи, которые неприемлемы для нас. Вот, к примеру, у вас есть такое понятие как роскошь, а у нас это не позволяется. Ваш Азербайджан взял курс на европейские ценности, а у нас в Туркмении все это не приветствуется: нельзя пить, нельзя курить, нет мест, где можно хорошо отдохнуть и расслабиться. А в принципе, мы живем хорошо, стыдно говорить, что у нас кто-то от голода умирает или не работает. На самом деле, все это ложь и СМИ чересчур утрируют ситуацию, сложившуюся у нас в стране. Просто люди не могут понять: что для одних странно, то для других вполне естественно.

— А почему вы все же приезжаете в Азербайджан?

— Кто-то по торговым делам, товар привозит или что-то покупает, кто-то просто как турист. Но вот только никто не знал, что столкнемся мы с такой безобразной ситуацией. Сидим и ждем, когда ситуация с паромом наконец-то стабилизируется.

— А как вы питаетесь, где моетесь, где спите? В конце концов, у вас дети здесь…

— Питаемся в окрестных кафе, звоним разносчикам еды из донерных, спим здесь на свежем воздухе, пользуемся общественными туалетами, в том же самом здании бакинского морского порта.  Там же и моемся. Порядок соблюдаем, не мусорим. Около нас постоянно охранники с территории бульвара, тоже интересуются – как мы, что у нас. Полиция приходит тоже, задают вопросы, что и как. Мы им то же самое говорим, что и вам. Только им еще и документы свои показываем.  А дети играют, тут бесплатные качели, на газонах спят. Никто не жалуется. Наоборот даже уезжать не хотят.

Когда я достала фотоаппарат, чтобы сделать пару снимков, наши собеседники начали просить нас не делать этого, так как очень боялись, что информация просочится и к ним на родину.

— Грех будет на вас, если в Туркмении узнают про это интервью, — заявили наши собеседники.

Собственно, грех – это не так страшно, тем более, если не называть в репортаже имен и фамилий. Кажется, нашей точки зрения придерживался и местный представитель власти, который так же предпочел не называть ни своего имени, ни фамилии, когда строго-настрого запретил мне проводить съемку. Даже мое удостоверение журналиста не помогло. А диалог был следующим:

— Возьмите разрешение на съемку и руководства Бакинского бульвара.

— А какое отношение руководство Бакинского бульвара имеет к этой социальной проблеме? Я же не яхтклуб снимаю на камеру?

— Здесь нельзя снимать.

— Где значок запрета? Покажите

— Нельзя – и все. Сначала разрешение, потом съемка.

Видимо, в желании поддержать сотрудника полиции, охранник  Бульвара подключился к разговору:

— Откуда нам знать, кто вы? Может быть шпионка из России. Сначала удостоверение покажете, а потом наснимаете на фотоаппарат всяких ужасов, и будете имидж Азербайджана опускать при возможности.

No comment, как говорится.

Яна Мадатова

Minval.az