ФБР опубликовало доклад о халатном обращении Клинтон с документами

3 сентября, 11:27

679854d7968a64d65a3d48ca382be6ce

ФБР опубликовало доклад о расследовании дела о не соблюдении правил безопасности электронной переписки Хиллари Клинтон во время ее пребывания на посту госсекретаря США.

Из опубликованных данных следует, что на допросе Хиллари Клинтон утверждала, будто не знала о значении грифа «С» на письмах (С — confidential, то есть, данные с ограниченным доступом), поэтому не принимала особых мер предосторожности в обращении с этими документами.

Следователи также установили множество других нарушений, в частности, Клинтон входила в особые офисы с личным мобильным телефоном Blackberry, хотя в эти кабинеты было запрещено приносить телефоны. Вдобавок, рабочие кабинеты в обоих домах Клинтон не были защищены должным образом.

Бывший госсекретарь Колин Пауэлл специально предупреждал ее проявлять осторожность, пользуясь Blackberry, но она не вняла его предупреждению. Зато Джастин Купер, бывший помощник Билла Клинтона, помогавший Хиллари Клинтон настроить почтовый сервер, сломал не менее двух мобильных телефонов госсекретаря. По словам ФБР, аппараты он переломил пополам и разбил молотком. Следователи также не смогли найти и проанализировать 13 мобильных устройств, которыми пользовалась Клинтон.

Находясь в заграничных командировках, она также писала электронные письма президенту Бараку Обаме, причем пользовалась тем же мобильным телефоном, что резко повышало риск перехвата этих сообщений.

Примерно на 40 вопросов следователей Клинтон ответила «не помню», ссылаясь на последствия сотрясения мозга, перенесенного в результате падения.

Следователи установили как минимум один взлом почтового ящика Хиллари Клинтон. Этот взломщик пользовался зашифрованным инструментом Tor.. По основной версии, в почтовый ящик госсекретаря проникла одна из ее сотрудниц.

Напомним, директор ФБР Джеймс Коми сказал, что не рекомендует предъявлять Клинтон обвинения. При этом он заявил, что госсекретарь вела себя крайне беспечно в обращении с секретными материалами.



Российский шок и ответный ход Азербайджана

25 сентября, 09:46

Между Азербайджаном и Россией —новые «торговые ограничения». Агентство продовольственной безопасности Азербайджана (АПБ) ввело временные ограничения на ввоз в страну всех видов живой птицы, мяса птицы и яиц из Приморского края России. Такие меры приняты на основе информации, полученной от Всемирной организации здравоохранения животных (МЭБ) для защиты от инфекционных болезней, которые могут проникнуть на территорию Азербайджана из других стран. Еще раньше в Азербайджане обнаружили сальмонеллу в партии курятины производства Невинномысского мясокомбината компании «Ставропольский бройлер». Окорочка развернули обратно. Но в то же время уже Россельхознадзор не допустил на территорию РФ азербайджанские нектарины. И в результате уже российское экспертное сообщество потрясенным тоном вопрошает: «Азербайджан втягивается в торговую войну с Россией?» В переводе, на «разворот» партии нектаринов в Баку ответили запретом на ввоз куриных окорочков? Что вообще происходит? Более того, этот «экспертный шок» едва ли не информативнее самого запрета на ввоз курятины. В самом деле, структуры, отвечающие за недопуск на внутренний рынок недоброкачественной пищевой продукции, есть в большинстве стран мира. Азербайджан — не исключение. И то, что они время от времени будут что-то находить и «разворачивать» какие-то партии товара, следовало ожидать. Так из-за чего же в российском экспертном сообществе «бьют горшки», как однажды выразился глава МИД РФ Сергей Лавров?

И для того, чтобы понять, почему российские эксперты «поперхнулись окорочками», нужно учесть, скажем так, национальные особенности защиты прав потребителей.

Здесь необходимо провести «красные линии». Азербайджан ведёт внешнюю политику по официальным каналам, для этого есть МИД, в случае необходимости — Минобороны, а Агентство продовольственной безопасности занимается своими прямыми обязанностями по недопуску на потребительский рынок недоброкачественной продукции. Но в России Россельхознадзор и Роспотребнадзор уже давно превратились в неофициальную внешнеполитическую «дубину». Эти инстанции, напомним, оперативно отыскивали и отыскивают нечто «запретное» и до ужаса «опасное» то в норвежской семге, то в азербайджанских помидорах. Теперь «под раздачу» попали нектарины — судя по всему, в ответ на гласные протесты Азербайджана по поводу действий (и бездействия) российских миротворцев в Карабахе. Подобная «плодоовощная дипломатия» уже давно не вызывает в России ни вопросов, ни протестов. И самое главное, там, похоже, были уверены, что в ответ в Азербайджане начнут едва ли не ползать на коленях и умолять отменить решение.

Но в Баку вместо униженных мольб о пощаде сделали свой ответный ход и опустили шлагбаум перед курятиной (чего не сделали российские миротворцы перед французскими депутатами и иранскими «дальнобойщиками»). Причем объявили об этом через СМИ, а не стали решать вопрос по конфиденциальным каналам. Продемонстрировав не только то, что «потребительские шлагбаумы» могут опускаться не только с российской стороны границы. Куда важнее, что за судьбой «окорочков» явно просматривается изменение расстановки сил. В Москве не просто были слишком уверены, что РФ может устраивать придирки к азербайджанской продукции, а вот в Баку не посмеют «развернуть» недоброкачественную продукцию из РФ и тем более не станут делать этого гласно и открыто. Здесь просто были в принципе не готовы к тому, что в отношениях Баку и Москвы придется учитывать такие реалии, как «реакция официального Баку», «ответный ход» и «цена вопроса для Москвы». Которая, кстати, далеко не всегда ограничивается куриными окорочками. Иначе те же эксперты не отпускали бы язвительных шпилек по поводу «эйфории», охватившей азербайджанское общество после победы в Карабахе. Банально проговариваясь, насколько сильно победа Азербайджана и разгром российского форпоста ударили по имперскому самолюбию.

Нурани