«Ноу-хау» Вашингтона: дестабилизация водой

«Ноу-хау» Вашингтона: дестабилизация водой

Эксперты по Центральной Азии подняли тревогу в связи с инициированием Соединенными Штатами водных программ в регионе для лишения входящих в него стран контроля над водой и дестабилизации обстановки. «Доброе дело» оплачивается через USAID, но в нем «почему-то» принимает участие министерство обороны США.

«Вода, вода, кругом вода», как поется в старой простенькой песенке. Но – не про современную Центральную Азию, в которой все не так просто, и в которой проблема нехватки пресной питьевой воды становится политическим фактором. И через него, считают многие эксперты из (и по) Центральной Азии, США пытаются дестабилизировать обстановку во всем регионе под видом оказания ему помощи.

Причем, многие полагают, что в первую очередь свою «миссию» Вашингтон пытается осуществить через Кыргызстан, у которого водных ресурсов больше, чем у других государств Центральной Азии, и он помогает водой Казахстану и Узбекистану.

С чего это вдруг американцы озаботились пресной водой в ЦА, да еще через весьма одиозное Агентство США по международному развитию (USAID), снискавшему себе репутацию сценариста, инструктора и спонсора «цветных» революций? И почему тревогу в экспертном сообществе ЦА забили с некоторым опозданием, тогда как «глобальная водная стратегия» США рассчитана на 2022 — 2027 годы с бюджетом в 1 млрд долларов для контроля водных ресурсов в государствах региона?

Eurasia Today задается вопросом, отчего американцы так хлопочут вокруг воды в ЦА, в то время как в соседней Мексике компания Кока-Кола «буквально монополизировала источники питьевой воды» на юге этой страны, где теперь чистая вода стала дороже колы: «Мексиканцы умирают от сахарного диабета из-за высокого потребления колы. С той же Мексикой у США нарастают обострения из-за дефицита воды в трансграничных районах».

А в самих США почти каждый источник воды загрязнен мышьяком, нитратами, ураном и свинцом: «Эти загрязнители, вызывающие неврологические проблемы со здоровьем, пьет с водой 95% населения США (320 млн)».

«Интересная» ситуация в городе Флинт (штат Мичиган). В двух часах езды от него, в городе Эварт, есть источники чистой питьевой воды, но «воду там качает компания Nestle, зарабатывая 7,4 млрд долларов в год на продаже бутилированной воды для жителей Флинта». Последние потребовали доступа к чистой воде – даже через суд, – но тщетно. Так что хочешь чистую воду – покупай ее в бутылках.

«Американцы, которые отказывают своим гражданам в праве на чистую воду, теперь запускают руки к воде в Центральной Азии», – пишет издание. И напоминает, что USAID спонсирует строительство водного канала в Афганистане. По оценкам экспертов, канал снизит уровень воды в реках ЦА. При этом конвенцию ООН об использовании рек подписали все страны региона, кроме Афганистана. Поэтому запретить афганцам строить этот канал никто не может.

Так что «…проект USAID приведет к обострению конфликтов между странами ЦА на фоне растущего дефицита воды. Дефицит воды замедлит проекты по строительству АЭС в странах ЦА. … А после вливаний от USAID кого будет обвинять в дефиците воды в Казахстане? Угадали? Правильно».

А «правильно» – со ссылкой на мнение одного из депутатов парламента, заявившего, что вода принадлежит всему миру, и именно поэтому Россия не имеет права распоряжаться своими же водными ресурсами самостоятельно и должна поделиться с Казахстаном.

Газета «Вечерний Бишкек» подробно разобрала тему участия USAID и Всемирного банка, иных внерегиональных игроков в водной проблематике Центральной Азии, в которую географически входит и Афганистан, подчеркнув, что причастность к соответствующей стратегии министерства обороны США «указывает на далеко идущие планы Штатов в этом проекте».

«Деньги может получить любая нуждающаяся страна с целью формирования политических, правовых и финансовых институтов для создания и регулирования коммерческих рынков водопользования. Упаковано красиво, но по факту стратегия не про справедливый всеобщий доступ к воде, а про то, что американцы сформируют в наших странах структуры, через которые смогут контролировать жизненно важный ресурс региона – воду», – пишет издание.

Не декларируемой целью вмешательства США называется контроль Вашингтона над водным потенциалом региона и вытеснение из него России и Китая «в ущерб региональному суверенитету и стабильности».

Дефицит водных ресурсов – ключевое структурное ограничение для социально-экономического развития Центральной Азии, и не согласиться с этим невозможно. По данным последнего исследования Евразийского банка развития, регион входит в число самых уязвимых перед изменением климата: температура в ЦА растет быстрее, чем в среднем на планете. Увеличивается число засух и периодов маловодья. Меняется гидрологический режим рек и условия питания подземных вод.

Климатические изменения влекут за собой уменьшение стока рек, в то время как потребности региона в воде стремительно растут. Проблем добавляет и строительство канала Куш-Тепа в Афганистане, что приведет к сокращению поступлений речного стока Амударьи с его стороны.

А говоря о текущем моменте, нехватка воды уже сказалась на отношениях Кыргызстана с Таджикистаном, став причиной приграничных конфликтов. Заметим, что разжигание конфликтов извне на любой почве стало уже привычным делом для постсоветского пространства, и собственно Центральная Азия – наглядный тому пример.

Что делать, дабы избежать уж очень дурного сценария развития событий? Ответ – действовать всем странам Центральной Азии координированно. Потому как 2028 год – не за горами, а именно к этому сроку аналитики прогнозируют наступление маловодного периода и ввода в эксплуатацию канала Куш-Тепа в Афганистане. А это означает практически тотальное обезвоживание Центральной Азии.

Значит, воду надо беречь, и одной из статей такого «скопидомства» является снижение генерации электроэнергии посредством гидроэлектростанций. По такому пути идут Узбекистан и Казахстан – то есть строительства АЭС. А вот Кыргызстан решил возводить новые ГЭС – у него-то воды больше, чем у других. И это – новый конфликт, дисбаланс в обеспечении водой республик ЦА, включая и эксплуатацию канала Куш-Тепа в Афганистане, откуда американцы сбежали, предварительно заложив для ЦА водную «мину» замедленного действия.

Причем, обратим особое внимание на то, что когда USAID (а это структура Госдепа) «додумался» до финансирования строительства водоканала, ему чихать было на интересы государств Центральной Азии. Более того, США, пользуясь властью гегемона, и сегодня пытаются принудить государства ЦА отказаться от традиционного сотрудничества с Россией и Китаем, включая решение вопросов, связанных с устранением дефицита воды.

Издание АКИ press подтверждает: водные ресурсы в регионе являются потенциальным источником конфликтов в Центральной Азии, в том числе и военных. Казалось бы, какое дело США до водных проблем ЦА и участников их решения? Как разъясняет эксперт Александр Алексеев из Центра международных и общественно-политических исследований «Каспий – Евразия, «Секрета тут особого нет. Отдадим должное США, они умеют в долгую разыгрывать свои геополитические провокации… В случае с Куш-Тепа просматривается сценарий «водной войны», способной погрузить в хаос огромный регион Центральной Азии, страдающей от нарастающего дефицита поливной влаги. Трения между соседними государствами на этой почве неизбежны. А если подлить масла в огонь, то может и полыхнуть».

То есть в Вашингтоне не скрывают, что хотят оторвать Центральную Азию от России и Китая, используя уговоры и соблазны, но без реального экономического сотрудничества. Вкладывая деньги в Куш-Тепа, Запад сажает на финансовый крючок нынешний Кабул, но при этом создает проблемы и прямые угрозы для соседей. Вплоть до военных столкновений в будущем. Вот тогда американцы и «придут на помощь» – как это было при создании военных баз в Киргизии и Узбекистане во время вторжения в Афганистан в 2001 году.

После завершения строительства канала Куш-Тепа ежегодно Узбекистан и Туркменистан будут терять 10 млрд кубометров воды (15% стока Амударьи), что серьезно изменит водный баланс. Более того, пишет издание, талибы намерены возвести Дашт-и-Джунский гидроузел, который заберет большую часть летнего стока Пянджа. И таким образом получит львиную долю воды из трансграничных рек на севере Афганистана.

«Ввод в строй Куш-Тепа неизбежно вызовет экологический стресс и тяжелые проблемы с водными ресурсами в Бухарской и Хорезмской областях, в Каракалпакии. И навряд ли Ташкент, Душанбе, Ашхабад будут спокойно на это смотреть, им придется действовать оперативно и жестко. Безводье затронет миллионы людей, ударит по экономике, нуждающейся в сырье с хлопковых плантаций и в зеленой продукции на импорт», – убежден Алексеев.

Словом, попытки внешних сил разыграть в Центральной Азии «водную» карту – налицо, и, как констатируют эксперты региональных СМИ, в ЦА есть и другие водные программы, инициированные США и охватывающие Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Афганистан. Цель их – контроль и управление водными ресурсами, то есть одной из важнейших составляющих национальной безопасности государств ЦА, а также восстановление влияния США в Афганистане.

Напомним, многие страны, включая Азербайджан, от присутствия у себя USAID избавились из соображений безопасности и угроз суверенитету. А вот в Центральной Азии к агентству, прозванному по чьему-то меткому выражению  «гуманитарным спрутом», отношение то ли лояльное, то ли республики региона просто боятся «возникать». В больших почитателях USAID нынче значится Армения – сюда на несколько дней снова (второй раз за год) приехала глава этого агентства Саманта Пауэр.

По пояснению посольства США в Ереване, цель визита Пауэр – «подчеркнуть углубляющееся сотрудничество между США и Арменией, поддержку USAID повестке реформ и усилий армянского правительства по укреплению устойчивости страны». Которая, заметим, не может быть «устойчивой» до полного и окончательного урегулирования армяно-азербайджанского конфликта с прекращением разнообразных инсинуаций Еревана и его «партнеров» в адрес Баку.

Равно как и в случае с Центральной Азией, когда американцы, мягко говоря, вольно обращаются с суверенитетом его государств и по факту работают на дестабилизацию региона. Пусть то водой или чем-то другим.

Ирина Джорбенадзе