The Times: За беспорядками в Новой Каледонии стоит жестокая французская колониальная история, а не Азербайджан

The Times: За беспорядками в Новой Каледонии стоит жестокая французская колониальная история, а не Азербайджан

Британское издание The Times в своей статье обратило внимание на влияние жестокой колониальной истории Франции на политику этой страны в Новой Каледонии и заявило, что это стало самым серьезным кризисом за время президентства Эммануэля Макрона.

«В преддверии европейских выборов и Олимпийских игр в Париже президенту Макрону пришлось лететь в стратегически важный уголок южной части Тихого океана после нескольких недель смертоносных беспорядков», – пишет издание.

«История колониальной жестокости Франции оказывает сильное влияние на ее сегодняшнюю политику. Обида и упреки, которые она вызвала в Новой Каледонии, где за почти две недели гражданских беспорядков погибли семь человек, включая двух полицейских, превратились в один из самых серьезных кризисов за время президентства Макрона.

Франция обвинила аутсайдеров в том, что они играют на старых колониальных обидах, дабы разжечь несогласие на территории с населением 270 000 человек, расположенной на 140 островах: Посты в социальных сетях с хэштегом EndFrenchColonialism были отнесены к Азербайджану, который возмущен поддержкой Францией Армении», – отмечает издание.

Как отмечается в статье, еще одним показателем беспокойства французов стало то, что в разгар подготовки к выборам в Европейский парламент и Олимпийским играм в Париже, а также во время общенациональной охоты на сбежавшего преступника Макрон совершил 24-часовой перелет на южнотихоокеанский архипелаг, расположенный в 11 000 миль от Франции и настолько далеко, насколько это вообще возможно, оставаясь на французской земле. Ему пришлось лететь на вертолете из аэропорта прямо в штаб-квартиру полиции в Нумеа, чтобы избежать баррикад.

«Французы завладели островом в 1853 году, когда Наполеон III объявил эту территорию частью империи, а затем превратил ее в исправительную колонию. Десятки тысяч заключенных были отправлены на работу в никелевые шахты и на плантации. Канаков согнали в резервации.

Сегодня эта территория как никогда глубоко расколота между канаками, требующими повторного голосования в надежде выйти из объятий Франции, и белыми поселенцами, калдошами, которые хотят остаться частью Франции», – отмечает издание.