Грузия: «Охота на ведьм» или «защита Отечества»?

Грузия: «Охота на ведьм» или «защита Отечества»?

Нынешняя правящая партия Грузии 12 лет терпела диктат Запада – прямой и посредством «гражданского общества» – с вмешательством во все сферы жизни страны, включая интимные и религиозные, политические, законодательные; попытки нелегитимной смены власти. Наконец, она рискнула подкрепить некую суверенность государства законодательно, но нарвалась на мощный отпор и шантаж Запада: закрыть для Тбилиси, за неподчинение, возможность евроатлантической и европейской интеграции. Выяснение отношений между властью и ее оппонентами происходит бурно, что пуще прежнего дестабилизирует обстановку в стране и не обещает спокойного следование ею собственному укладу жизни и развитию – как, впрочем, всем «иным» не без Южного Кавказа.

На сей раз скандал разразился на почве инициирования правящей партией «Грузинская мечта» законопроекта «О прозрачности иностранного влияния». Проект закона традиционно был окрещен «российским», то есть едва ли не самым ругательным словом, и дело в парламенте дошло почти до драки между депутатами от власти и оппозиции. Последняя, вероятно, несколько успокоилась тем, что в прошлом году она, при помощи и по велению «западных партнеров» Грузии, сумела добиться отзыва из парламента законопроекта «Об иностранных агентах», а тут вдруг такой «сюрприз»! Да еще незадолго до парламентских выборов в стране, назначенных на ноябрь этого года, то есть в самый разгар кампании оппозиционных партий и неправительственных организаций, финансируемых Западом, по дискредитации правящей партии.  

Строго говоря, гражданский сектор Грузии и Запад не имели оснований для столь отстрой реакции, если бы в их деятельности все было, так сказать, «чисто», и они бы не вмешивались во внутренние дела страны – ведь новый законопроект всего лишь требовал, и это неоднократно было разъяснено лично премьер-министром Грузии Ираклием Кобахидзе и другими государственными мужами, чтобы все СМИ и неправительственные организации (НПО, НКО), более чем на 20% финансируемые из-за рубежа, ежегодно публиковали свои финансовые отчеты. За нарушение этого правила им грозил только штраф – в отличие от закона США об иноагентах, о котором еще будет сказано. Вроде ничего особенного, не так ли?

Оказалось – «не так». Потому как премьер и не он один подчеркивают, что часть неправительственных организаций за иностранные деньги разжигают в Грузии радикализм, поддерживают революционные процессы, пытаются фальсифицировать выборы, призывают к войне и вообще распространяют псевдолиберальную идеологию. «Считаю, – сказал Кобахидзе, – что закон «О прозрачности иностранного влияния» внесет значительный вклад в преодоление этого порока».

Заметим, что Грузия явно припозднилась с контролированием иностранного  финансирования гражданского сектора, который весь – огульно – нельзя обвинять в антигосударственной деятельности. Собственно, припозднилась не только она; а некоторые страны спохватились вовремя, другие – в процессе. Грузия же миндальничала и дала иностранному влиянию в его антигосударственном понимании вовсю разгуляться в стране, опасаясь, что в противном случае ее обвинят в «проведении интересов Кремля» и антизападной политике со всеми вытекающими отсюда неприятными и даже опасными последствиями. В результате же, как бы ни оправдывались власти Грузии перед Западом, как бы ни прислушивались к нему, все равно их обвиняют в «преданности Путину» и в «игнорировании ценностей Запада». Например, законопроект о семье, браке, подразумевающий под семьей союз мужчины и женщины; запрет пропаганды ЛГБТ и однополых браков, смены пола – тоже вызвал вопли на Западе и стал причиной для очередных обвинений в «пророссийскости».

Весь этот «ларчик» открывается предельно просто – Запад желает сменить власть в Грузии на абсолютно послушную и превратить весь Южный Кавказ в свой «задний двор» (аналогичные процессы имеют место в государствах Центральной Азии, где тоже – «местами» – стали реагировать). В Армении Западу почти удалось добиться своего, а в Азербайджане, в который, как считают местные власти, деньги на «гражданский сектор» переводились из Грузии, номер не прошел: организации и лица, ведущие подрывную деятельность в стране на иностранное финансирование, выдворены.

Словом, Грузия, пусть и сильно припозднилась, пошла на решительный шаг, хотя неизвестно, сумеет ли она под массированным давлением Запада довести дело с законопроектом до логического конца. Как разъяснил журналистам спикер грузинского парламента Шалва Папуашвили, в прошлом году грузинскому народу и его власти пообещали прозрачность иностранного финансирования, «но обманули». «Вместо большей прозрачности мы получили большую закрытость. Прозрачность зарубежного финансирования является вопросом политической и экономической безопасности государства. Регулирование этого вопроса – компетенция только грузинского народа и его властей», – сказал он. 

Спикер привел примеры того, как и кто из неправительственного сектора подрывает безопасность Грузии, и заявил: «Другая страна не обладает знаниями, компетенцией или мандатом в вопросах нашей безопасности. Только мы, грузинский народ, можем судить, что важно для нашей безопасности на этом геополитическом пространстве, где опасности со всех сторон, … это вопрос не только политической, но и экономической безопасности. … важно, чтобы грузинский народ знал, какие деньги поступают и на что они тратятся».

И тут понеслось: Госдеп с другого континента «глубоко обеспокоен» законодательной инициативой правящей партии Грузии и расценивает ее как подрывающую приверженность страны евроатлантической интеграции с отклонением с европейского пути. «Невероятно разочарованы» особо энергичные на грузинском направлении американские сенаторы Джим Риш и Джин Шахин – они утверждают, что законопроект «аналогичен законам, которые Россия использует для ограничения гражданского общества и подавления политической оппозиции». Прозвучало грозное предупреждение: «… законопроект не только поведет политический процесс в неверном направлении, но и нанесет вред трансатлантической интеграции Грузии и ее будущему в Европейском союзе».

Брюссель тоже «бьет копытом» – пресс-секретарь верховного представителя Евросоюза Питер Стано заявил, что ЕС обеспокоен активностью грузинских властей – она может отразиться на процессе вступления Грузии в ЕС (и без того, вероятно, unreal forever). В свою очередь «могучая кучка» европарламентариев (на сей раз 22 человека), беспардонно сующая нос абсолютно во все происходящие в Грузии процессы, накатала пространное заявление, в котором заявила о необходимости пересмотра европейского пути Грузии, получившей статус кандидата в ЕС в декабре прошлого года, как страны, нарушающей условия сближения с «европейской семьей». «Мы призываем официальные лица Грузии, организации гражданского общества, включая медиа, с точки зрения прозрачности и подотчетности следовать практике ЕС, а не России и других авторитарных стран, которые ставят целью контроль, репрессии и, в конечном итоге, разрушение гражданского общества и свободных СМИ», – сказано, в частности, в заявлении.

Словом, поток критики, возмущения и шантажа обрушился на Тбилиси со всех «прогрессивных» сторон – в их перечислении и цитировании нет смысла. Но вот что знаменательно: в хоре хулителей грузинской власти в самой стране и громче всех «запевает» лично президент Грузии Саломэ Зурабишвили, фактически идущая в авангарде радикальной оппозиции.

«Грузинская мечта» сказала Европе «нет». «Мечта» занимается саботажем нашего европейского пути и будущего страны; … законопроект «мечты» – российский закон; … у власти нет ни европейских, ни национальных устремлений; … мы получили от Европы своеобразный аванс, и сегодня «мечта» занята саботажем этого нашего пути и будущего. Саботаж — единственное слово, которое приходит на ум; … правительство Грузии отказалось присоединиться к европейским санкциям, введенным в отношении России, и приблизиться к внешней политике Евросоюза». И все в таком же духе – выдержки из заявления президента.

Плюс около 200 (!) организаций Грузинской национальной платформы «Восточного партнерства» разразились гневным спичем о том, что они оскорблены нарушением правящей партией публично данного обещания не возвращать закон о «т.н. иноагентах».

И вот что интересно: никто из критиков законопроекта ни разу не обмолвился о том, что первыми закон о регистрации иностранных агентов – так называемый FARA – приняли сами США аж в 1938 году, с поправками в 1966, 1995 и 2007 годах. Американский закон поистине драконовый и находится в ведении Секции контрразведки и экспортного контроля (CES) в Отдела национальной безопасности (NSD) Министерства юстиции США. Его нарушение влечёт за собой штраф до 250 тысяч долларов или тюремное заключение сроком до 5 лет. Документ стал инструментом борьбы с лоббированием иностранных политических интересов.

Согласно ему, лица (юридические и физические, в том числе граждане США), представляющие интересы зарубежных правительств, партий, организаций, компаний или частных лиц и действующие по их приказу, просьбе и направляющим указаниям, обязаны регистрироваться в качестве иностранных агентов в Минюсте. Закон распространяется на такие сферы как политическая деятельность, информационные услуги, политическое консультирование, сбор или раздача финансовых средств, представление интересов иностранного заказчика перед любыми ведомствами, госслужащими США или членами Конгресса, и т.д. Причем, при регистрации агент должен дать полную информацию о себе, описать свою деятельность, собственность, сообщить информацию об иностранном заказчике, полученных от него средствах (в том числе на что они были потрачены – с указанием получателей), распространяемых информационных материалах, и т.д.

Возникает вопрос: почему США – можно, а Грузии нельзя принять даже super lightверсию закона? Почему Грузию (Кыргызстан; Россия – отдельная тема) за это «размазывают по стенке», а, к примеру, Австралию, Венгрию, Израиль, Украину – нет? Почему закон трактуется выборочно (в Грузии – как «охота на ведьм»), а, например, в США, Израиле, Украине и иже с ними – как нормальное явление, продиктованное интересами безопасности?

Более того, в Палате представителей СШАуже звучат настойчивые требования ограничить или полностью запретить присутствие иностранных журналистов (иноагентов) в местах для сотрудников прессы в американских правительственных учреждениях; проверять каждого журналиста, представляющего СМИ-иноагента, со стороны Федерального бюро расследований (ФБР), которое должно подтвердить, что присутствие репортера или корреспондента не представляет угрозу безопасности США.

Понятно, что и в данном случае, и во многих других, Запад действует с позиций двойных и более стандартов, и ни во что не ставит суверенность всех стран мира, на влияние в которых он претендует. Вопрос, однако, в том, сумеет ли продержаться Грузия под столь серьезным натиском, предварительно дав возможность западным институтам и силам влияния охватить своим диктатом едва ли не все сферы жизни страны при помощи огромной сети, проводящей это влияние изнутри – аж на уровне президента парламентской республики, каковой является Грузия.

Посметь воспротивиться США и Западу в целом – еще не означает возможность сохранения соответствующего курса: скорее, говорит в пользу того, что Грузию охватит волна митингов, которые, как минимум, очень сильно расшатают и так расшатанную внутриполитическую ситуацию. Опять же, власть сильно заигралась со своей подчиненностью Западу и «либеральной лояльностью».

И как заметил мэр Тбилиси Кахи Каладзе, отзыв закона об иноагентах из парламента был ошибкой правящей партии – в том плане, уточнил он, что она не смогла должным образом объяснить общественности суть и информацию о законопроекте, и «радикальным группировкам» удалось преподнести его как «российский», в то время как с таковым он не имел ничего общего.

Ну, опосля можно, конечно, и «пожурить» самих себя, но история-то с зависимостью Грузии началась не с законопроекта об иноагентах, не с «проколов» «Грузинской мечты», а гораздо раньше: бэкграунд у нее солидный. Однако лучше сделать правильный ход Отечества ради поздно, чем никогда. Другое дело, насколько удачно сработает это поздно, и чем закончится.

Ирина Джорбенадзе