Сергей Марков: Армения может отчасти повторить судьбу Украины

Сергей Марков: Армения может отчасти повторить судьбу Украины

О завтрашней встрече в Брюсселе в формате ЕС-Армения-США за последние дни как мировые, так и азербайджанские СМИ написали довольно много. При этом, несмотря на открытость информации о самой встрече, до сих пор не разглашается повестка дня и список вопросов, которые представители Запада собираются обсуждать с руководством Армении. И не исключено, что под видом предложений и мирных инициатив, армянской стороне будет предложено нечто такое, что может деструктивно сказаться на ситуации во всем южно-кавказском регионе. Хотя госсекретарь США Энтони Блинкен в телефонном разговоре с Ильхамом Алиевым заявил, что поводов для беспокойства нет, поскольку суть упомянутой встречи будут составлять вопросы экономического развития Армении…

Прокомментировать сложившуюся в связи с этой встречей ситуацию Minval.az попросил известного российского политолога Сергея Маркова.

– Как бы вы охарактеризовали сам факт организации завтрашней встречи в Брюсселе в формате ЕС-Армения-США?

– Встреча в Брюсселе руководства Армении с госсекретарем США Блинкеном и руководством Евросоюза несет в себе огромную угрозу миру и стабильности в регионе. В целом, она осуществляется в рамках плана, разработанного секретно лидерами Армении и Франции в ходе встречи в Париже, и они предполагают переход Армении от союзнических и дружеских отношений с Россией к союзническим и дружеским отношениям с врагами России, такими как Франция, Евросоюз, США и НАТО. Кроме того, они предполагают резкую активизацию США и Евросоюза, в том числе Франции в регионе Южного Кавказа, и приход их туда в качестве активной политической силы.

При этом Евросоюз и США являются мощнейшими субъектами мировой политики, обладающими колоссальным влиянием, политическим, экономическим и военным весом. Поэтому их активное участие может кардинально изменить судьбу такого небольшого по мировым меркам региона, как Южный Кавказ.

Армения играет роль троянского коня на Южном Кавказе, когда приглашает сюда таких гигантов, как США и ЕС. Но при этом их цели в регионе Южного Кавказа еще должны быть уточнены, поскольку их политика относительно региона до конца не выработана и находится в процессе формирования. Но общие контуры этой политики уже просматриваются, и важнейшая ее характеристика заключается в антироссийском характере, то есть осуществляется попытка максимально уменьшить возможности России, создать конфликтное пространство для нее. В этом и заключается одно из важнейших направлений политики США и Евросоюза.

При этом у каждой из сторон эти направления отличаются. У США ярко выражено антииранское направление, связанное с тем, что по большому счету Америка готовится к возможной войне с Ираном, и эта война может быть в какой-то мере спровоцирована и иранскими прокси, такими как хуситы, или союзниками, такими как ХАМАС, и союзниками США, например, Израилем. И наконец, война может быть спровоцирована самими Соединенными Штатами, особенно в том случае, если президентом там станет Дональд Трамп, который занимает жесткую антииранскую политику. Поэтому использование территории Южного Кавказа для возможной войны с Ираном может быть одной из важных целей политики США. У Евросоюза сейчас такой позиции нет. Хотя в целом ЕС и подчинен геополитической стратегии США, но конкретно по Ирану он занимает более умеренную позицию, чем США.

Следующая цель США и ЕС – проведение антиазербайджанской политики. Здесь имеет место другой перекос в политике ЕС и, прежде всего, Франции. Политика ЕС во многом формируется именно под влиянием Франции, как самой сильной внешнеполитической страны этого союза, постоянного члена Совета Безопасности ООН, обладателя ядерного оружия и с большим историческим и политическим прошлым. Известно, что политика Франции носит ярко выраженный азербайджанофобский, тюркофобский и исламофобский характер. Вот почему антиазербайджанская линия очень сильно просматривается в политике Франции, а потому просматривается в политике ЕС, и отчасти в политике США.

Также в состав принципов политики США и ЕС на Южном Кавказе можно отнести тюркофобию. И это явление все больше развивается в странах Запада из-за того, что Турция проводит все более самостоятельную и независимую политику. При этом характерной особенностью политики Запада является то, что он в отличие от стран-соседей – России, Турции и Ирана не имеет прямой заинтересованности в политической стабильности на Южном Кавказе. Запад не будет страдать в случае нестабильности, войны, сотен тысяч беженцев с этого региона. Беженцы по большей части просто не успеют доехать до государств Европы или до США. Поэтому политическая стабильность не входит в число стратегических приоритетов США и ЕС. Но зато они, как старые и опытные империалистические хищники, прекрасно умеют манипулировать различными политическими силами и поддерживать то, что многие эксперты называют управляемым хаосом.

Есть еще два важных принципа политики Запада. Во-первых, это стремление поставить под контроль природные ресурсы любых стран в любой точке мира. И с этой точки зрения нефтегазовые ресурсы Азербайджана являются очень лакомой целью правительства США, ЕС и стоящих за их спиной крупных транснациональных корпораций.

Также Евросоюз имеет общую концепцию, заключающуюся в том, что он должен иметь большой инструмент влияния на все страны-соседи. Поскольку ЕС записывает в свои соседи и Южный Кавкав, правда, в широком смысле этого слова, страны региона являются членами Совета Европы и задействованы в других проектах, инициированных ЕС и реализуемых при нем, то общая концепция о контроле за политическими процессами на Южном Кавказе приоритетна для Европы. А США стремятся к доминированию практически в любой точке мира, считая себя в настоящее время главной сверхдержавой всего человечества. Поэтому стремление к доминированию – это важная характеристика их политики.

– Прослеживаете ли вы какую-либо связь между недавним визитом Столтенберга в Южнокавказский регион и встречей в Брюсселе?

– Визит Столтенберга на Южный Кавказ и встреча руководителя Армении с представителями ЕС и США, безусловно, связаны друг с другом и они, в общем-то, являются единой командой. А сейчас вообще пытаются активизировать политику Запада на Южном Кавказе и построить союзнические отношения с Арменией. Но поскольку этим регионом они раньше занимались мало, то сейчас как бы должны открыть его для себя и попытаться понять, какие там соотношения сил, возможности и ограничения. Вот почему разные лидеры Запада проводят там встречи. Они пытаются понять, что могут или не могут сделать там и какие цели могут перед собой ставить. Поэтому визит Столтенберга можно назвать «прицеливанием стрелка в цель», что является очень опасным феноменом.

НАТО, конечно, мощнейший военно-политический блок в истории человечества. При этом он является также блоком, который никогда не занимался защитой своих членов, а всегда вел агрессивные войны на территории других государств. Поэтому активизация НАТО на Южном Кавказе несет колоссальные угрозы для миллионов жителей стран этого региона, в том числе для Армении, которая заманивает их на Южный Кавказ. Здесь Армения может отчасти повторить судьбу Украины. Ведь и Украина видит своим союзником США, ЕС и НАТО и проводит политику в их интересах, но понятно, что последствия их прихода в Украину стали бы катастрофическими. Таким же катастрофическим, хотя и в другой форме, может стать приход НАТО, США и ЕС в Армению и через Армению на весь Южный Кавказ.

– Существует ли какая-либо красная линия в отношениях Армении с Россией? Что может спровоцировать Россию на активные действия против этой страны?

– Пока непонятно, есть ли красные линии в отношении России и Армении. Если будет происходить какое-то скачкообразное развитие отношений, например, Армения станет арестовывать российских военных на своей территории, на базе в Гюмри, то, наверное, это станет красной линией. Но сейчас прямой угрозы нет. На деле есть политика Пашиняна, которую скорее можно назвать политикой «тысячи мелких шагов» и это то, что реализуют западники по отношению к России в Украине, поскольку они хотели бы постоянно продвигаться вперед, то хотят спровоцировать Россию на резкие и активные действия. Такую же политику «тысячи мелких шагов» в антироссийском направлении реализует Пашинян. Эта политика в какой-то мере базируется на знаменитом древнегреческом логическом парадоксе о том, что Ахилес никогда не догонит черепаху, поскольку он бегает очень быстро, но прибежав на место, где была черепаха, уже не застанет ее там. Исходя из такого парадокса, Пашинян и реализует свою тактику мелких шагов.

А Россия реализует свою тактику под названием «не дать себя спровоцировать». Дело в том, что Пашинян хочет увести Армению на Запад, но главным препятствием для него является пророссийский настрой большинства жителей Армении, которые боятся, что в случае, если Армения предаст Россию, то останется один на один со всеми своими противниками и ее может ждать катастрофа. Поэтому Пашинян постоянно пытается провоцировать Россию на действия, благодаря которым он мог бы представить ее своему народу в качестве антиармянской страны. А Россия старается избежать таких провокаций и того, чтобы Пашинян не обвинил ее в антиармянской деятельности. Поэтому Россия никак и не критикует руководство Армении. Вернее, Россия критикует руководство Армении публично намного меньше, чем реальная позиция России. Реализация двух этих тактик с обеих сторон политики тысяч шагов и в ответ уклонение от провокаций приводит к тому, что идея красных линий как-то исчезает. Непонятно. Они может и существуют где-то в головах политиков, но очень уж глубоко спрятаны там и сторонним наблюдателям сложно их зафиксировать.

– Не так давно пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сказал, что в России проживает армян больше, чем в Армении и деньги, отправляемые ими в Армению, формируют немалую часть армянского бюджета. Следует ли эти слова расценивать как намек Армении на возможность экономического воздействия со стороны России?

– Думаю, что экономическое давление России на Армению не будет большим, потому что оно привело бы к сокращению точек экономического контроля России в армянском экономическом территориальном пространстве. Кроме того, экономическое давление было бы использовано Пашиняном для проведения масштабной антироссийской пропагандистской кампании среди населения. Поэтому, думаю, экономических акций против Армении не будет. Когда Песков говорил о том, что в России армян больше, чем в самой Армении, он имел в виду то, что, кроме населения маленькой горной Армении, существует также армянский народ, который в значительно большем смысле этого слова проживает вне этой страны, и где их единство достаточно сильно. И поскольку армян больше проживает в России, чем в Армении, то с этой точки зрения государственные структуры России, может быть, даже в большей степени ответственны за судьбу армянского народа, чем безответственные государственные структуры самой Армении в лице Пашиняна. И что осторожность, умеренность и стремление к компромиссу, в частности с Азербайджаном, который демонстрирует Владимир Путин, — это более ответственная политика, которая в том числе опирается на чувство ответственности за судьбы большинства армян.

– Вы рассказали о красной линии Армении против России. А есть ли такая линия в отношения Армении с Ираном?

– Наверное, красной линией со стороны Ирана можно было бы считать присутствие американских военных на территории Армении, которые могут быть использованы Штатами против Ирана. Иран понимает, что Армения вынуждена балансировать между Россией и Западом, заигрывает с Западом. Иран смотрит на это без энтузиазма, но не резко отрицательно. К тому же, Иран четко выделяет США, которые с разной степенью агрессивности выступают негативно по отношению к Ирану. Администрация республиканцев делает это более рьяно, и демократы менее антиирански настроены, но все равно это разные степени антииранскости. То есть, с одной стороны, Иран выделяет антииранскую Америку, а с другой, Европу, которая хотела бы прекратить конфликт и пойти по пути примирения, выйти с политики давления и перейти к политике интеграции с Ираном. Поэтому на появление даже французских войск на территории Армении Иран вряд ли отреагирует негативно. У нее есть надежды на улучшение отношений с Европой и тем более с Францией. К тому же, с Францией исламское руководство Ирана связывают давние отношения. Хоменеи, перед тем как вернуться в Иран и возглавить там исламскую революцию, долгие годы проживал во Франции. А вот присутствие на территории Армении американских военных будет той самой красной линией, после которой Иран, скорее всего, займет жесткую позицию.

Рауф Насиров