Может ли Узбекистан стать газовым хабом?

Может ли Узбекистан стать газовым хабом?

Геополитическая пертурбация породила в мире новую манию, точнее, придала ей новую энергию с расширением географии – речь о создании газовых хабов регионального и даже мирового масштаба. И вот что интересно: почти любая подобная инициатива в Евразии завязана, в том числе, на возможностях Азербайджана. 

Азербайджан, как известно, не входит в число самых крупных газо- и нефтедобывающих стран мира. Однако его имеющиеся и перспективные углеводородные возможности делают погоду для целого ряда стран в контексте их энергетической обеспеченности и безопасности. Если добавить к этому выгодное географическое положение страны, инфраструктурные механизмы и, что не менее важно – четкое выполнение взятых на себя обязательств по поставкам, становится ясно, почему охватившая мир мания создания газовых хабов во многом завязаны на Азербайджане.

Турция, к примеру, уже стала условным хабом за счет поставок в Европу азербайджанского, российского, иранского газа, и имеет все основания стать хабом полноценным и крупнейшим – пока за счет экспорта российского газа по «Голубому потоку» и «Турецкому потку». Баку уже приглашен к участию в создании в Турции грандиозного хаба, что подтвердили и в российской, и в азербайджанской столице. В частности, вице-президент SOCAR Эльшад Насиров на прошедшей недавно в Ашхабаде международной встрече «Нефть и газ Туркменистана» заявил, что Баку был приглашен в проект газового хаба, но пока вопрос участия остается открытым. Решение будет принято после того, как станут известны условия и объемы поставок газа.

«Если нам дают более выгодные условия, чем те, которые мы имеем сейчас, почему бы нет? Но, с другой стороны, трудно нам предложить что-то более выгодное, чем у нас есть: наш газ продан на 25 лет вперед по ценам liquid marke», – сказал он. И добавил, что Азербайджан готов присоединиться к газовому хабу, если он будет находиться на территории Турции и позволит совершать поставки в страны, с которыми ранее SOCAR не сотрудничала.

Распространилась также информация о планах по созданию газового хаба на юге Ирана – в промышленном районе Асалуйе провинции Бушер на берегу Персидского залива. В этом проекте Азербайджан прямо не упоминается – в нем фигурируют Россия, Туркменистан и Катар. А вот идея создания газового хаба регионального масштаба в Узбекистане с привлечением, в том числе, Азербайджана, уже рассматривается в экспертных кругах. Это несколько неожиданно, хотя Узбекистан входит в ТОП – 20 крупнейших газодобывающих стран мира. И парадокс в том, что экспортируя свое топливо в Китай, ему самому его явно не хватает, и он закупает его у России и Туркменистана.

Однако Узбекистан, в силу своего географического расположения и весьма внушительной газотранспортной инфраструктуры, вполне может стать региональным газовым хабом, стабилизируя, параллельно, ситуацию на внутреннем рынке. Возможно, соответствующая идея возникла в результате договоренности о поставках российского газа в Узбекистан через Казахстан. Но этого для создания хаба, естественно, недостаточно – газовая договоренность с РФ и РК может дать Узбекистану только определенную энергетическую устойчивость. А для создания газового хаба хоть и есть все теоретические предпосылки, но подготовка к практическому наполнению этого проекта – дело иное, хоть и возможное.

Начнем с того, что в Узбекистане сильно снизилась газодобыча, и ее надо наращивать на выгодных для Ташкента условиях – то есть, если речь идет об иностранных инвесторах (сейчас на узбекском рынке газодобычи работают «Лукойл», «Газпром» (обе – РФ), китайские и корейские инвесторы. А работают они преимущественно по принципу раздела продукции, что Узбекистану не выгодно. Это означает, что надо подтягивать собственные, то есть узбекские компании, но вопрос упирается в деньги.

Понятно, что на одном собственном газе хабом не станешь, одного поставщика в лице России – недостаточно, и требуется максимальное количество поставщиков и покупателей. И в качестве первых теоретически могут выступать Иран, Туркменистан, который сейчас продает львиную долю своего газа Китаю, и Азербайджан. Итак, включая Россию, в теории у Узбекистана может быть четыре поставщика.

Что касается покупателей, это Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан, Пакистан, Индия, возможно – Казахстан.  Афганистан, Пакистан и Индия заключили контракты на поставку газа с Туркменистаном, которому трудно приходится с наращиванием объемов добычи, поэтому он может поступать из Узбекистана – за счет наращивания экспорта в эту страну избыточных объемов газа из России.

В этом «паззле» значительный сегмент отводится Азербайджану, но вопрос упирается в отсутствие трубопровода по дну Каспийского моря, по которому азербайджанский газ может направляться в Туркменистан с выходом на Узбекистан, а оттуда – в Индию и Китай.

Вышеописанная схема непроста, однако утешительным для Узбекистана может стать крайне важное обстоятельство – у него разветвленная газовая и газотранспортная инфраструктура, по территории страны проходят три трубопровода, четвертый – в состоянии строительства, и это далеко не весь перечень соответствующих возможностей.

Но к имеющимся проблемам добавляется модернизация газовых хранилищ, которые в Узбекистане есть, однако их надо доводить до ума. Частично такая работа уже начата.

Собственно, для создания в Узбекистане регионального газового хаба есть все основания и, что очень важно – географические и инфраструктурные, к которым надо приложить самую «малость» – деньги.

И в этом, то есть меркантильном вопросе, может сыграть, при благоприятных обстоятельствах, решающую роль Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), в которую входят почти все вышеназванные игроки – продавцы и покупатели газа, то есть Китай, Индия, Иран, Казахстан, Россия, Кыргызстан, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан. Азербайджан, напомним, является партнером ШОС по диалогу.

Говоря об Азербайджане и его востребованности на, так сказать, «газовой орбите» и участии в хабах. Интерес включенности в предполагаемый газовый хаб Азербайджана в Узбекистане сомнению не подлежит, равно как заинтересованность в АР Туркменистана. Ведь, помимо прочего, последний нацелен на своповые поставки в Венгрию через территорию Ирана в Азербайджан и далее в Европу. Соответствующее соглашение было подписано осенью этого года. В реализации этой идеи задействована также Турция, которая должна обеспечить прокачку туркменского газа по Трансадриатическому и Трансанатолийскому газопроводам.

Но: возможности дополнительной добычи газа в Туркменистане ограничены, а Южный газовый коридор – не безразмерный. Значит, для участия в турецком хабе газ придется покупать, и тут опять же становится актуальным создание либо иранского хаба, либо узбекского.

События вокруг Украины усилили одних и ослабили других. Санкционная политика Запада желаемого для него эффекта не дала – газ, как и вода, всегда найдет пути для выхода. Германия, вплотную подошедшая к созданию крупнейшего европейского газового хаба, то есть к контролированию почто 90% поставляемого из России газа, лишилась не только контроля, но и больших денег: поставки по «Северному потоку – 1» – мизерные, «Северный поток – 2» выведен из строя.

И львиную долю огромных транзитных мощностей и трубопроводного газа, и СПГ – аккумулировала Турция. А это – деньги, власть, влияние. Нужда в Азербайджане, причем, с самых разных концов Евразии, возросла в разы – не только собственно углеводородная, но и транспортно-логистическая. И Турция, и Азербайджан крайне аккуратно разложили поступившие к ним «джокеры».

Государствам Центральной Азии сделать это будет сложнее, однако его озвученные и не озвученные газовые затеи небезнадежны. И, как видим, во многом они завязаны на Азербайджане.

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az