Фархад Мехтиев: Армянин, захвативший дом азербайджанца, не имеет на него никаких прав

Фархад Мехтиев: Армянин, захвативший дом азербайджанца, не имеет на него никаких прав

На наших глазах сегодня меняется история, словно 3D-карта, на которой постепенно вся историческая территория Азербайджана возвращается на круги своя – под наш победоносный флаг, развивающийся сегодня над родным Карабахом. Недоразумения под названием «арцах» больше нет. Но самое сложное – это процесс реинтеграции, начало постижения мирной гражданской дипломатии. Возможна ли реинтеграция, примем ли мы ее как факт? Смогут ли армяне Карабаха начать жить по-новому, в рамках азербайджанского законодательства?  

Эти и другие вопросы корреспондент Minval.az задал юристу, политологу Фархаду Мехтиеву.

– Так как часть Карабаха много лет находилась под оккупацией Армении, то, соответственно, и армяне, проживающие, как им казалось, на «законных основаниях», могли иметь дома не только в Ханкенди, но и в других городах, ныне деоккупированных. Если Азербайджан представит им право на собственность, значит, они смогут воспользоваться им и продавать свои дома?

– Армянин, захвативший дом азербайджанца, не имеет на него никаких прав. У армян, приехавших на территорию Карабаха после 1987 года, по сути, нет конституционного права на собственность. Но Азербайджан может не только разрешить им жить на этой территории, но и предоставить им право собственности.

К примеру, мы покупаем квартиру в Италии, но для того, чтобы там жить, мы должны иметь специальное разрешение. Так? Вот и армяне, которые приехали в Карабах после 1987 года и построили там дома (не захватили чужое имущество), могут жить на этой территории. Согласно подходу Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), на такой дом у человека есть право. И в таком случае ему полагается компенсация, если он потребует ее. Если же человек жил до войны на территории Азербайджана, у него также сохраняется право на собственность и постоянное проживание. Даже если он откажется от гражданства Азербайджана, все равно имеет право на посещение и проживание, но уже как иностранец.

– Реинтеграция началась, пока не зафиксировано ни одного нарушения, ни одного случая давления или насильственного насаждения чего-либо. Право остаться или уехать предоставляется всем жителям Ханкенди. Они сами решают – уехать или остаться. Мы понимаем, что уедут не все, какая-то часть их примет гражданство Азербайджана, и сольется с нашим обществом. Насколько наше общество сможет жить с ними? Ведь кровавые годы не прошли бесследно, и это естественно. У каждого из нас в сердце боль и ужас Ходжалы, руины жилого дома в Гяндже и вечно молодые глаза наших шехидов, пристально глядящие с надгробных плит… Правда ли, что в УК и КоАП будут внесены поправки по вопросу особой защиты этого нацменьшинства?

– Этот вопрос задают и сами армяне, а именно: «Насколько вы готовы принять нас на самом деле, и насколько безопасно нам будет жить с вами?». Факт ненависти, конечно же, есть, ибо это не мы оккупировали Армению, а Армения оккупировала нас. За годы оккупации было очень много погибших, чьи семьи пережили трагедию, потеряв сыновей, отцов и братьев. Есть беженцы и вынужденные переселенцы, потерявшие земли, имущество, и их – миллион (10% от населения страны). Но ситуация в принципе поправима, государственная политика очевидна. Президент Ильхам Алиев, выступая по ТВ, сказал: «Наши враги – не армянский народ. Наши враги – сепаратисты».

Позиция президента должна стать постулатом для каждого из граждан Азербайджана. И доносить эту позицию до народа должна интеллектуальная часть общества – педагоги, общественные деятели, журналисты, от них будет зависеть очень многое. Простой народ, видя, что такая позиция не только у президента, потянется к миру. Подобные прецеденты имеются в истории. Достаточно вспомнить 100-летнюю войну между Англией и Францией. Ситуация наладилась тем не менее, после эти страны долгое время входили в состав Евросоюза. Факт этнической вражды – это племенное качество, и совсем не подходит для цивилизованных народов. И потому призыв к ненависти и мести я считаю племенным обращением, не свойственным цивилизованным людям. Я сам агитирую, что ненависть нужно остановить, но осторожность должна быть всегда. Мы должны быть готовы принять простых армян как своих граждан, и это должно стать предметом положительного дискурса.

В Карабахе повсюду необходимо установить камеры наблюдения, чтобы предотвратить возможные теракты и диверсии. Все это будет, несомненно. Существует масса доказательств того, что армяне и азербайджанцы могут мирно сосуществовать, к примеру, в России, Грузии азербайджанцы и армяне ведут совместный бизнес, дружат домами и прекрасно общаются. В 90-х для меня это общение было несколько непонятно. Но потом я понял, что так и должно быть. И потому реинтеграция армянского населения зависит от политической власти, интеллектуалов азербайджанского общества, которые имеют определенное влияние на публику. И думаю, что этот вариант сработает. Ведь такое было и раньше, во времена СССР все начисто забыли о том, что произошло в 1915 году, в 1918 году. В 1923 году была создана НКАО, входившая в состав Азербайджана. Я отнюдь не предлагаю забыть кровавые 30 лет оккупации, но интеграции тем не менее быть.

– Армянам, которые по-прежнему проживают в Баку и районах Азербайджана будет намного легче воспринимать правду, написанную в учебнике Истории победы. Они эту фазу уже изжили и пережили. Но как воспримут эту правду новоприбывшие?

– Скажу так: для этого армянам нужно научиться быть немного немцами, потрясшими мир двумя самыми страшными войнами, понимающими свою историю. Хотя бы для того, чтобы не повторить аналогичных ошибок в будущем.

– Но Германия покаялась и несет покаяние до сих пор, чего не скажешь об Армении.

– Согласен, но все эти факты, прописанные в учебниках истории и накрепко вжившиеся в человеческую память, преподнесут полезные уроки: сделают азербайджанцев осторожнее, а армян – умнее, дабы они не позволяли дашнакам на территории западных стран, США и России разжигать ненависть между нашими народами, и пресекали создание незаконных дашнакских формирований, горящих желанием посягнуть на наши исконные территории.

– Армения сегодня щурится на Россию, что вызывает нервно-раздраженный смешок у спикера МИД Марии Захаровой, которая вот уже несколько дней прокатывается по Пашиняну энд компани, а на днях назвала Макрона, обвинившего Россию в «предательстве Армении», фантазёром. Как по-вашему, что стоит за этой словесной перепалкой?

– Я считаю, что данное обвинение со стороны Армении разоблачает в принципе саму Армению. В этот раз армяне сами признаются, что без помощи данных кругов они сами бы ничего не сделали. Если когда-то они захватили Карабах, это было сделано не без помощи третьих государств. И в данный момент они жалуются, что помощь, оказываемая этими самыми третьими государствами, остановилась. Данная жалоба нелегитимна, она может отражать правду, но эта правда их отнюдь не оправдывает. На самом деле это говорит о том, что Армения была инструментом третьих стран в войне с Азербайджаном.

– Сегодня стоит вопрос о том, что российская миротворческая миссия в Азербайджане должна быть завершена, ибо если на нашей земле нет больше «горячей точки», если Карабах – это Азербайджан во веки веков, то и миротворческая миссия совсем неактуальна. И кроме того, не секрет, что гражданское общество присутствие росмиротворцев на нашей земле сильно раздражает. А тем не менее известно, что Россия не хочет уходить с Южного Кавказа (с учетом потери Армении как форпоста) и потому видится сложным уход миротворцев из Карабаха в ближайшие годы.

– Я считаю, что наличие миротворцев на данный момент все-таки нам нужно. Зачем? Для исключения возможности того, что в будущем нас будут необоснованно обвинять в каких-то неправомерных действиях в Карабахе. Кроме того, российские миротворцы и азербайджанские ВС должны совместно патрулировать наши позиции.

Яна Мадатова 

Данная статья подготовлена ​​при финансовой поддержке Агентства развития медиа Азербайджанской Республики по направлению «Защита прав и свобод граждан, повышение уровня правовой и политической культуры граждан, увеличение социальной и политической активности».

Фархад Мехтиев: Армянин, захвативший дом азербайджанца, не имеет на него никаких прав

Из этой рубрики