Токаев замахнулся на транспортный хаб, но без Азербайджана дело не выгорит

Токаев замахнулся на транспортный хаб, но без Азербайджана дело не выгорит

Казахстан и ОАЭ создают совместный торговый флот в поддержку оффшорных проектов в Каспийском море и танкерный флот для развития экспорта казахстанской нефти по территории АР. Планы грандиозные, но вопрос их быстрой реализации зависит не только от факта подписания официального соглашения.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев не просто посетил Объединенные Арабские Эмираты, в которых «просто люди» наслаждаются сейчас бархатным сезоном. Токаев привез оттуда крайне важное соглашение о стратегическом партнерстве своей республики с ОАЭ, предусматривающее множество проектов, главный из которых, по словам лидера РК, ориентирован на полноценное становление Казахстана в качестве транспортного хаба в Центральной Азии и в Каспийском регионе. «В частности, – сказал он, – наша страна активно развивает Транскаспийский международный транспортный маршрут и транспортный коридор Север–Юг».

Токаев также сообщил, что к 2025 году в порту Актау построят контейнерный хаб, который увеличит объем контейнерных перевозок в 5,4 раза. В настоящее время пропускная способность морских портов Казахстана составляет порядка 21 млн т в год. Запланировано также строительство многофункционального морского терминала Саржа в порту Курык. Заметим, что без частных инвестиций тут дело не обойдется и, скорее всего, в этом плане стоит рассчитывать, в основном, на собственно ОАЭ.

Прежде чем остановиться на теме развития Транскаспийского коридора, ключевым звеном которого является Азербайджан, обратимся к соглашению, подписанному Казахстаном и ОАЭ, то есть компанией «КазМунайГаз» и Abu Dhabi Ports Company (ADP), предусматривающем сотрудничество в области развития морского флота и береговой инфраструктуры в Каспийском и Черном морях. Стороны намерены создать совместное предприятие на базе Международного финансового центра «Астана» по оказанию морских услуг для нефтегазовых проектов в Каспийском море. В прикладном контексте речь идет о создании торгового флота для поддержки офшорных проектов в Каспийском море (мелкосидящие суда различного типа), танкерного флота с учетом развития альтернативных маршрутов экспорта казахстанской нефти через порт Актау в направлении Азербайджана.

Участники соглашения также имеют в виду строительства и/или приобретение контейнерных паромов для транзита из Китая в Европу опять же по Транскаспийскому маршруту с задействованием Азербайджана, а также сухогрузов для перевозок по маршруту Север — Юг (Россия — Иран).

Для справки: Abu Dhabi Ports Company (ADP) — это портовый, промышленный и логистический оператор ОАЭ, управляющий несколькими кластерами (порты, морские перевозки, логистика, свободные зоны, промышленные города, цифровые технологии).

Что касается развития Транскаспийского коридора, невозможного без участия Азербайджана, актуальность которого возросла по мере изменения геополитических реалий, повлекших за собой и изменение логистической карты евразийского пространства. То есть далеко не случайно государства Центральной Азии, в частности, Казахстан, все чаще стали обращаться к транзитным возможностям Азербайджана. Примеры: Казахстан ориентирован на подключение к трубопроводу Баку — Тбилиси — Джейхан для экспорта своей нефти на европейские рынки, то есть речь идет о перспективе если не полной, то частичной переориентации поставок нефти с системы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК, соединяет месторождения на западе Казахстана с портом Новороссийска) на Азербайджан.

Далее. За 8 месяцев прошлого года транзитные грузоперевозки через Азербайджан по маршруту Восток – Запад увеличились на 20%, по коридору Север – Юг – на 33%, и ключевым звеном соответствующих операций был Бакинский международный морской торговый порт.

О прокачке казахстанской нефти через Азербайджан. Между «КазМунайГазом» и Госнефтекомпанией Азербайджана (SOCAR) подписано соглашение на пять лет по транспортировке 1,5 млн тонн нефти через трубопровод Баку — Тбилиси — Джейхан. Объем пока небольшой, но с обеих сторон есть заинтересованность в его наращивании. Пока речь идет о 6 млн тонн нефти. По данным министерства энергетики Казахстана, для экспорта через Азербайджан также задействуют нефтепровод Баку — Супса, железную дорогу на территории Грузии и порты последней.

Касательно сотрудничества Казахстана и ОАЭ. Астана уже назвала эту страну одним из главных и надежных партнеров в арабском мире. Эмираты инвестировали в экономику республики около $ 3 млрд, а Казахстан в экономику ОАЭ — более миллиарда долларов. Правда, их взаимный торговый оборот сильно хромает – на конец прошлого года он едва дотянул до $ 600 млн. Но Токаев, по его словам, рассчитывает довести его до $1 млрд. Он пообещал бизнесу ОАЭ «любую поддержку» со стороны правительства Казахстана: «Вы можете рассчитывать на безопасную и стабильную инвестиционную среду. … У нас общее многообещающее будущее. И наша общая ответственность – превратить эти обещания в реальность».

Если говорить о собственно создании совместного танкерного флота для развития экспорта казахстанской нефти и торгового флота (по итогам прошлого года объем добычи нефти в Казахстане составил 72,508 млн тонн — на 1,9% меньше, чем в 2021 году; сократилась на 2,7% и добыча газового конденсата), то замысел, конечно, грандиозный, но под его реализацию требуются колоссальные финансовые вложения. Заметим, что попытка осуществления совместных логистических проектов Казахстана и ОАЭ уже имела место, но дальше благих намерений дело не пошло. Возможно, и потому, что этому не способствовала геополитическая обстановка, то есть она не подталкивала стороны к решительным действиям. Однако ситуация вокруг Украины породила новые реалии, включая поиски альтернативных коридоров, точнее, их наполнение новым содержанием.

Вопрос в готовности множества логистических узлов к такому наполнению, имея в виду недостаточные мощности портов на Каспии (известно, что Азербайджан этой проблемой занялся вплотную — пропускная способность Бакинского порта с 15 млн тонн расширяется до 25 млн тонн, равно как наращивается пропускная способность железной дороги Баку–Тбилиси–Карс). То есть и в смысле портовой и железнодорожной инфраструктуры Азербайджан сейчас преуспевает больше, чем Казахстан, подписавший соглашение с ОАЭ о строительстве совместного флота в условиях, когда и верфи придется, по оценке некоторых экспертов, строить практически с нуля. И достаточно сказать, что у АР – самый крупный торговый флот на Каспии с 53 судами.

Словом, Азербайджану успех начинаний Казахстана с ОАЭ не навредит, но и без них он обойдется, поскольку через его территорию проходит множество транспортных коридоров, и он признан не только экспортером углеводородов в Турцию и Европу, но и основным транспортно-логистическим узлом нескольких маршрутов – хотя бы Восток – Запад и Север-Юг с их «подкоридорами» и ответвлениями.

Кстати, на проходящем в Давосе Всемирном экономическом форуме президент Азербайджана Ильхам Алиев сообщил, что в этом году АР приступила к транзиту нефти из Казахстана. Там же он встретился с основателем и председателем компании Adani Group Гаутамом Адани и, по официальной информации, обсудил с ним перспективы сотрудничества, в частности, в контексте транспортного коридора Восток-Запад с особым значением, в этом плане, Срединного коридора, проходящего через территорию Азербайджана.

Заметим, Adani Group является третьим индийским конгломератом, рыночная капитализация которого в ноябре прошлого года превысила 280 млрд долларов США.

Так что хоть Токаев и замахнулся на создание транспортного хаба в Казахстане (осталась самая «малость» – довести проект до конца, вложив в него миллиарды долларов), а без возможностей Азербайджана дело не выгорит так, как оно изначально запланировано. То есть в лучшем случае – споловинится.

Ирина Джорбенадзе

Из этой рубрики