Как Макрон забыл географию

Как Макрон забыл географию

Франция разворачивает нешуточную активность в Центральной Азии. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 21−22 ноября посетил с официальным визитом Францию — по приглашению президента Пятой республики Эммануэля Макрона. Это уже второй за четыре года визит узбекского лидера в Париж, и он оказался весьма продуктивным. Главы государств договорились о развитии отношений «всеобъемлющего партнёрства высокого уровня», в ходе визита были подписаны торгово-экономические соглашения и контракты на сумму свыше 6 млрд евро. Комментируя визит главы Узбекистана в Париж, его пресс-секретарь Шерзод Асадов заверил: «Сегодняшние визиты и диалоги являются результатом сотрудничества двух стран. Европейский союз является одним из наших основных политических и экономических партнёров. Поддержка активного взаимодействия — в интересах обеих сторон».

Через неделю, 29 ноября, во Францию прибыл президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Первый визит после победы на выборах он совершил в Россию, второй страной была уже Франция.

Интерес тут, без сомнения, взаимный. Центральная Азия, «шкатулка с драгоценностями, запертая в центре континента», регион с огромным потенциалом, где еще совсем недавно политические и экономические вектора замыкались на Москве, сегодня «открывается» для новых партнеров. Здесь начинается пусть осторожный, но все более отчетливый процесс политической диверсификации, в немалой степени связанный с войной в Украине. И это не только нарушение транспортно-логистических схем: свою роль играют и санкции против РФ, и «сложности» с финансовыми транзакциями, и многое другое. В результате новых партнеров, и прежде всего в Евросоюзе, ищут и в тех столицах, где еще недавно даже не помышляли о пересмотре «политики одного окна», где в роли этого окна выступала Россия.

Понятен и интерес Парижа. Неоткрытых земель в мире, как известно, почти не осталось. Разве что возникнет где-то в океане после извержения подводного вулкана крошечный островок. Другое дело — регионы, которые вдруг «открываются» для внешних игроков. Где Центральная Азия как раз и представляется французским стратегам таким вот «неподеленным кладом». Наконец, это еще и регион,  сопредельный с Китаем. Так что здесь Париж вполне мог рассчитывать «щелкнуть по носу» и США с Великобританией и Австралией за то, что Францию не взяли в «тихоокеанский альянс» AUKUS, и канцлера ФРГ Шольца за то, что тот не взял с собой на переговоры в Пекин Макрона. Судя по всему, после серии политических неудач и в Ливии, и в своих бывших колониях в Центральной Африки, Франция явно вознамерилась взять реванш именно здесь.

Но, похоже, выстраивая очередную серию наполеоновских планов, в Париже забыли про современную политическую географию. Центральная Азия — регион замкнутый. Использовать в качестве «геополитического подхода» территорию России — это на нынешнем фоне оксюморон. Москва вряд ли будет создавать режим наибольшего благоприятствования своим конкурентам. Да и к сотрудничеству с РФ традиционные партнёры Франции на Западе вряд ли отнесутся с пониманием. Трудно представить себе в роли такого транзитного звена и Китай. Иран на фоне санкций и внутренней нестабильности — нечего и думать. Тем более не стоит делать ставку на эффективный транзит через Афганистан.

По сути дела, единственными воротами на Запад для Центральной Азии и, соответственно, для Запада в Центральную Азию остаётся сегодня геополитическая «связка» Турция-Грузия-Азербайджан.

А вот с Азербайджаном Франция в самый критический момент умудрилась испортить отношения. Это и обещания Эммануэля Макрона «не оставить Армению», и тем более провокационные резолюции, принятые в обеих палатах французского парламента.

Да, исполнительная вертикаль пытается от этих резолюций «откреститься». МИД разместил специальное заявление: «Этот текст является парламентской инициативой и не отражает официальную позицию правительства Франции, он был принят независимо, в соответствии с принципом разделения властей» и т.д. Под шумок Париж продемонстрировал просто феноменальное «знание» реалий в регионе, назвав премьер-министра Никола Пашиняна «президентом»: по версии французского МИДа, Эммануэль Макрон «содействовал встрече президентов Армении и Азербайджана в Праге, встреча, которая, в частности, привела к развертыванию миссии наблюдателей ЕС на территории Армении» (притом что в действительности Макрон попытался «втиснуться» в уже налаженное посредничество Евросоюза — и практически «обнулил» его).

Однако одного такого заявления явно недостаточно для того, чтобы, пардон, «затереть» все, что «напачкали» парижские законодатели. Не говоря о том, что столь солидарное голосование в поддержку антиазербайджанских резолюций в том числе и со стороны депутатов парламента от пропрезидентских партий заставляет задавать совсем уж неудобный вопрос: на берегах Сены не в курсе, что такое фракционная дисциплина? Или уверены, что все остальные глубоко не в курсе? И как французские стратеги, настолько подорвав свои позиции в Азербайджане, намерены осуществлять свои планы в Центральной Азии? Там просто об этом «не подумали»? Или решили, что мнением официального Баку можно пренебречь?

И если так, то это ошибка посерьёзнее, чем назвать Пашиняна «президентом».

А.Шакур