Операция «Перехват большого бизнеса»

Операция «Перехват большого бизнеса»

«Мы являемся свидетелями глобальной борьбы за инвестиционный капитал. Каждая вторая из почти 1,4 тыс. крупных зарубежных компаний приостановила деятельность или полностью ушла с российского рынка. Правительству следует создать благоприятные условия для их релокации в Казахстан», — это заявление президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева остается в центре внимания экспертного сообщества.

Конкуренция за инвестиции — мотив, который, по совести говоря, не требует доказательств. Но на кону не только шансы работы этих компаний в самом Казахстане. Достаточно вспомнить, как здесь закрылись «Макдональдсы» синхронно с прекращением работы этого бренда в РФ: Казахстан не был под санкциями, к нему не было особых претензий, но часть сети этого фастфуда принадлежала владельцам российской франшизы — и этого хватило, чтобы без привычных «бигмаков» остались и граждане Казахстана. Об этом в бизнес-тусовке не очень любят говорить вслух, но офисы многих компаний, располагаясь в Москве, координировали работу едва ли не на всем постсоветском пространстве — ну, может, за вычетом стран Балтии. И если теперь активность в России сворачивается, под ударом могут оказаться интересы, проекты и планы многих компаний за пределами РФ. Игра стоит свеч — и для Казахстана, и для его возможных партнеров.

Пока что, впрочем, большими успехами в деле релокации Казахстан похвастать не может. Теоретически можно вспомнить, что Казахстан — не первая страна СНГ, в чьем внешнеэкономическом лексиконе появилось выражение «релокация бизнеса, покидающего российский рынок». Еще в марте 2022 года, по горячим следам санкций, блокировки в РФ международных социальных сетей, включая Facebook, YouTube и Instagram, тематические порталы в Интернете переполнились предложениями «релокации» для представителей IT-сферы, главным образом в Тбилиси и Ереван. Но здесь лучше не забывать, как один известный кавказский писатель на настойчивые вопросы журналистов, почему он не переходит на платформу большевиков, заявил: «Быстрее всех с одной платформы на другую шмыгают те, у кого багажа нет». Казахстан не заманивает к себе «айтишников», которым для работы нужен только свободный Интернет. Здесь замыслили ни много ни мало «перехват большого бизнеса», покидающего РФ из-за санкций и украинской войны. Насколько успешным окажется такая «мега-релокация» — вопрос открытый, и ожидать здесь быстрых результатов вряд ли стоит. «Большой бизнес» не очень любит рисковать и отличается известной «неповоротливостью».

Представители «добывающей» сферы волей-неволей вынуждены идти туда, где есть нефть, газ, уголь, бокситы или колтан, снижая порой планку «комфортности» бизнес-среды. А вот с производителями зубной пасты, компьютерного «софта», автомобилей, желающих разместить где-либо цеха своей «отверточной сборки», уже посложнее. Тем более на фоне «шлейфа» трагических событий января 2022 года в Казахстане.

Однако куда больше внимания привлекает политическая сторона вопроса. Казахстан, как тут же заметили российские «державные» эксперты, приглашает компании, которые в РФ сочли «недружественными» за их уход с российского рынка. Более того, совсем недавно Казахстан выразил готовность заместить на европейском рынке российские углеводороды, и как только стали возникать «сложности» на проходящем через Россию основном казахстанском экспортном трубопроводе, господин Токаев распорядился начать экспорт нефти по альтернативным маршрутам. Наконец, он демонстративно и жестко отказался признавать независимость «ЛДНР».

В ответ кое-кто из российских державников на платформах типа «Царьграда» договорился аж до призывов в стиле «Наши СМИ должны постоянно напоминать казахстанцам: «Вы должны кланяться и благодарить, а не рыпаться». Если не поймут – спецоперация. В отличие от Украины, во-первых, за них точно никто не пойдёт впрягаться, во-вторых, у них просто не хватит сил отстоять свою страну» — щедро перемежая все это выражениями в стиле «дикие племена Азии» и демонстрацией притязаний на север Казахстана. Где, надо полагать, еще не забыли хамские выходки Тиграна Кеосаяна.

Справедливости ради, эти хамские наскоки так и остались на уровне отдельных порталов. Более того, многие эксперты предупреждают: на фоне украинской войны вряд ли стоит играть на обострение с еще одним соседом. Анатолий Несмиян, известный так же как «Эль Мюрид», напоминает: «Обострение отношений с Казахстаном может иметь гораздо более серьезные последствия для России, чем это представляется сейчас. Фактически весь восток России за Уралом «висит» на одной-единственной ниточке, а главный узел связности Омск расположен в каких-то 100 км от казахской границы. Примерно так же, как Санкт-Петербург теперь расположен от новой страны НАТО Финляндии». Добавим от себя: Омск в Казахстане считают своим городом, и здесь даже публиковались карты исторического Казахстана, включающего Омск и Оренбург. В результате официальная Москва предпочла не играть на обострение, решается даже вопрос нефтяного транзита. Судя по всему, после январских событий 2022 года Казахстан слишком поспешно записала в «послушные форпосты». Как оказалось, это страна со своими интересами, своей позицией и своим голосом. И Москва, судя по всему, готова это признать и не устраивать «публичной порки» и «ломки через колено».

Другой вопрос, одернет ли РФ по примеру Соловьева своих «державников» и заставит ли их принести извинения уже Казахстану. Потому как иначе их хамские наскоки будут подтачивать и отношения РФ с Казахстаном, и единство ОДКБ и ЕАЭС посильнее, чем вся активность Запада на постсоветском пространстве.

Нурани, обозреватель