Дипломатическая активность между США и Турцией набирает обороты. В Брюсселе состоялась встреча министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с госсекретарем США Энтони Блинкеном, и прошла она, как отметили дипломатические источники в Анкаре, в позитивном ключе. Уже известно, что Чавушоглу и Блинкен обсудили двусторонние связи и международные процессы, подчеркнув значимость союзнических отношений. В ходе переговоров были затронуты ситуация в Сирии, Ливии и Восточном Средиземноморье. Упоминался ли на переговорах Карабах, «источники» ни в Анкаре, ни в Вашингтоне не уточняют. Но…

Здесь, возможно, нужно немного отойти от традиционной таких случаях фокусировки на утечках с переговоров. Прежде всего, напомним: брюссельская встреча Чавушоглу и Блинкена прошла на показательном фоне. 15 февраля Чавушоглу и Блинкен уже провели телефонный разговор. А встрече в Брюсселе предшествовали дебаты госсекретаря США с генсеком НАТО Столтенбергом, в ходе которых Турции было уделено солидное внимание. Блинкен уже тогда подчеркнул, что США, несмотря на некоторые разногласия с Турцией, считают важным, чтобы Анкара не отдалялась от альянса, и добавил: «Турция — ценный союзник. Мы очень заинтересованы в том, чтобы «закрепить» ее в НАТО. Нам кажется, это соответствует интересам и самой Турции». О важности Турции как союзника говорил и Столтенберг, причем не только в ходе дебатов с Блинкеном, но и на видеоконференции «Адаптация НАТО». А это пусть и косвенные, но верные признаки, что новая администрация США, получив не лучшее наследство со времен Обамы и Трампа, теперь приступает к налаживанию отношений с Турцией.

При этом ставки для Вашингтона многократно возросли. Команда Байдена «бросила перчатку» и России, и Китаю, а значит, априори не может позволить себе особенно резво разбрасываться союзниками. Особенно столь ценными.

Турция, напоминают эксперты, и в годы «холодной войны» обладала второй по мощи, после самих США, армией в НАТО. Теперь же она совершает на глазах у всех впечатляющий военно-промышленный «прорыв»: ударные БПЛА «Байрактар», уже показавшие себя и в Сирии, и в Ливии, и в Азербайджане в ходе карабахской войны — самый яркий и известный, но не единственный пример. Более того, в те годы, пока многие европейские союзники по НАТО сокращали расходы на оборону, Турция продолжала крепить свои вооруженные силы и военно-промышленный комплекс. Что тоже понятным образом меняет ставки.

Но самое главное,  Анкара активно действует именно в тех регионах, где Западу весьма важно укрепить свои позиции. Это и Африка, причем не только Северная, и Ближний Восток, и, конечно же, постсоветское пространство. Турция уже давно сотрудничает с Азербайджаном и Грузией, теперь к числу ее партнеров добавилась Украина.

Но самое главное, у Турции уникальные позиции в Азербайджане. А Азербайджан — это еще и геополитические «ворота» в Центральную Азию, причем по сути дела безальтернативные для Запада. И вряд ли случайно, что Турция теперь, после победы в Карабахе, активно укрепляет в этом регионе свои позиции теперь уже и в военной сфере. Уже в марте на полигоне «Термез» стартовали совместные учения вооруженных сил Турции и Узбекистана. Ратифицировали соглашение о военном сотрудничестве парламенты Турции и Казахстана — притом что этот документ был подписан еще в 2018 году. В экспертном сообществе уже говорят об «Армии Турана», причем разговоры эти вышли на тот уровень, когда вопросы задают министру обороны России Сергею Шойгу. По сути дела, Анкара, действуя в координации с Азербайджаном, в своей «военной дипломатии» уже де-факто вышла к границе с Китаем, причем с его северных границ. В переводе: влияние Турции и Азербайджана в евразийском регионе после победы в Карабахе возросло многократно. И США с учетом этих перемен уже берутся за «работу над ошибками», восстанавливая партнерство с Анкарой уже с учетом новых реалий и без прежних высокомерных штампов в стиле «а куда они денутся».

И понятно, что в той же логике Вашингтон будет выстраивать и отношения с Баку.

Нурани 

Minval.az