«Шок по имени Кочарян» — именно так можно охарактеризовать ситуацию в ереванской политической «тусовке» после нашумевшего интервью второго президента Армении Роберта Кочаряна, где тот объявил о возвращении в большую политику. Порассуждал, что «люди вкусили плоды популизма, результаты цветных революций и работы людей без опыта», и теперь «маятник двинулся в обратную сторону, и сейчас есть потребность в совершенно других типажах, совершенно других командах — в командах профессиональных управленцев» — предсказуемо намекая на себя, любимого. Насыпал соль на раны Пашиняну: вот если бы у власти в Армении находился он, Роберт Седракович Кочарян, то война бы не началась, а если бы началась, «то это была бы тотальная мобилизация и концентрация ресурсов до такой степени, что просто враг был бы остановлен, несомненно». Сделал реверанс армянскому генералитету: «У новых властей после цветной революции первичная задача была принизить роль армии в обществе, а у воюющей страны она должна быть всегда на другом уровне. Началась кампания по дискредитации генералитета и героев войны. Начали избавляться от боевых офицеров, имеющих опыт первой и второй войн. На их место приводили людей лояльных к власти». Но самое главное, заявление свое Кочарян озвучил в Москве, с явным намеком, от каких влиятельных «внешних игроков» он получил поддержку, «приправив» его целой серией пророссийских «месседжей». Сравнил, к примеру, Никола Пашиняна с Алексеем Навальным. Намекнул на интеграционные процессы: «Армении стоит очень серьезно подумать о более глубоком взаимодействии с Россией — гораздо более глубоком, чем есть сейчас» (не уточнив, правда, на какую «интеграционную глубину» он готов «нырнуть» с учетом того, что Армения уже состоит в ЕАЭС и ОДКБ, а ее границы охраняют российские «зеленые фуражки»).

В команде Пашиняна предсказуемо перепугались. По ереванским СМИ поползли слухи, будто бы теперь в Москву собрался «шашлычный премьер» — прощупать, о чем действительно договорился Кочарян в «первопрестольной», и постараться избежать неприятностей, то есть смены власти в Армении при активном внешнем участии. Их, правда, опровергли, но вот сам факт перепуга налицо.

И как это все понимать? На самом ли деле Роберт Кочарян заручился в Москве серьезными гарантиями и теперь уже с новых позиций повел наступление на Пашиняна?

Намеренно оставим в стороне гадание, какие силы готова задействовать Москва, чтобы привести к власти своего кандидата. Важно другое: на то, что «операция «Кочарян»» вообще  существует в природе, а тем более вступила в активную фазу, мало что указывает. Да, Кочарян отбыл в Москву, но никакой информации о встречах с влиятельными российскими персонами нет. И даже интервью свое он дает армянскому «Спутнику», а не российским СМИ. Впрочем, изрядную пищу для размышлений дает уже провал миссии Кочаряна в конце октября 2020 года, Тогда, в разгар войны, Роберт Седракович сначала отправился в Карабах, затем оттуда спешно ретировался и объявил, что он едет в Москву, встречаться с представителями российской элиты, но в самый решающий момент у него обнаружился коронавирус. Эксперты были единодушны: на самом деле ни о каких встречах договориться не удалось, ехать и возвращаться несолоно хлебавши не хотелось, а COVID-19 дарил прямо-таки идеальную «отмазку».

И то, что устраивает Кочарян теперь, озвучивая в армянских СМИ промосковские заявления, имеет вполне понятное название — «блеф». Роберт Седракович создает у армянской аудитории впечатление, что, во-первых, уж он-то не допустил бы нынешней катастрофы, а во-вторых, уже заручился соответствующими гарантиями в Москве, чтобы вернуться к власти, и тогда…

Но что именно произойдет в этом «тогда»? На разрыв договоренностей от 10 ноября и 11 января рассчитывать не приходится. На то, что «внешние игроки» вбухают в восстановление армянской армии несколько миллиардов «зеленых», тем более. Роберт Кочарян может, конечно, рассказывать «погосам» легенды о своих дипломатических талантах, но вот делает он это, словно в насмешку, ровно в 14-ю годовщину своего побега с переговоров в замке Рамбуйе: там, напомним, «прижатый к стенке» Роберт Седракович попросился, пардон, «в конец коридора», а затем удрал. Не будем проводить ироничных параллелей с бегством армянских незаконных переселенцев из Кельбаджара и Лачина с «выдиранием» унитазов — вспомним о другом. Именно Кочарян стоял во главе «ползучего переворота» в 1997-1998 году, когда после своего призыва искать компромисс с Азербайджаном был отстранен от власти первый президент Армении Левон Тер-Петросян. А Армения упустила шанс договориться на неплохих для себя условиях. Наконец, указывая на ошибки Пашиняна, Кочарян не торопится высказывать собственную программу действий, предпочитая и здесь «блефовать». То есть создавать впечатление, будто бы его возвращение к власти автоматически будет означать и возвращение в начало «нулевых», с тем же территориальным «раскладом» и представлениями о военном балансе, основанными на мифах в стиле «у Армении самая боеспособная в истории армия, а эти азербайджанцы воевать не умеют».

Только вот этот «блеф» может оказаться ой каким опасным для Армении. Во-первых, в отличие от Пашиняна с его любовью к популизму, Кочарян — не уличный горлопан. Он классический «заговорщик», в политической биографии которого есть и серия таинственных убийств в Ханкенди, после которых он занял пост «президента Нагорного Карабаха», и «ползучий переворот» конца девяностых, тоже сопровождавшийся волной убийств, и весьма подозрительный «парламентский теракт» в октябре 1999 года, и расстрел демонстрантов на улицах Еревана 1 марта 2008 года. И вряд ли на сей раз будет действовать в белых перчатках. А во-вторых, и «в-главных», «игры в реванш» в лучшем случае закончатся ничем, в худшем приведут к новому удару «Железного кулака». От которого вряд ли удастся спрятаться в «конце коридора».

Нурани

Minval.az