Молниеносная интернационализация конфликтов в разных частях света стала такой же нормой, как и проблематичность разработки механизмов  разблокирования. По сути два этих элемента взаимообусловлены. Там, где пересекаются интересы разных игроков, вырабатывается клубок острых противоречий, и поиск алгоритмов превращается в головоломку.

Не успел сирийский кризис войти в полосу размеренности, как два его наиболее активных фигуранта — Россия и Турция переключились на Ливию. Сказать, что в некогда стабильной стране Африки сегодня происходит сущий кошмар, ничего не сказать.

Ливийский кризис вовлек в орбиту активного действия около двадцати стран, у которых свой неформальный интерес к развитию острого сюжета. Но на данный момент профилирующими игроками горячей партии остаются Турция и Россия, которые не успели зачехлить дипломатические орудия после столкновений на сирийском поле.

Анкара после ввода своего военного контингента на ливийскую территорию добилась большого перевеса, практически разбив военно-технический потенциал фельдмаршала Хафтара.

Еще не так давно аналитики были едины во мнении, что дни международно признанного правительства Файиза Сарраджа сочтены.

Однако турецкое вмешательство коренным образом изменило расклад, и Хафтар из явного фаворита превратился в преследуемого аутсайдера, которому ничего позитивного не светит.

Блицкриг Турции многих застал врасплох. Сноровка спецназа вкупе с возможностями беспилотной авиации фактически кардинально переформатировали военно-политическую ситуацию. Столь резкий поворот оказался горьким сюрпризом и для Москвы, которая позаботилась о снаряжении Хафтара.

В последней декаде октября 2019 года, когда Кремль инициировал большой экономический форум «Россия – Африка», в Москву пожаловал и Файиз Саррадж, тот самый, который признан ООН и ведущими мировыми лидерами, как законный представитель новой Ливии. Формально его признает и российское руководство, которое не делает секрета из своих симпатий Халифе Хафтару, которого щедро спонсирует и снабжает. Однако ход событий на поле рати и на политическом ристалище зачастую показывают, насколько вербальные заявления расходятся с действиями.

Силы Сарраджа при поддержке Турции не только перехватили инициативу, но и готовы произвести финальный удар по армии Хафтара и поставить жирную точку в затянувшейся тяжбе.

Если оценить взглядом ход последних боевых действий, то до финала  осталось недолго. Отступая, Хафтар сосредоточился вокруг стратегического города Сирт, который представляет собой узловой пятачок на средиземноморском побережье. Отсюда осуществляется отправка ливийской нефти, и это многое объясняет.

Пока нет развязки, Москва и Анкара на уровне министров иностранных дел снова заговорили о необходимости установления режима прекращения огня и налаживании диалога. Россия и Турция соглашаются, что ощущается востребованность скоординированных шагов во избежание масштабной эскалации. Но тут еще и Египет устами своего лидера Абдель Фаттаха ас-Сиси заговорил о решении страны ввести войска в сопредельные регионы Ливии.

Если говорить о возможных сценариях развития событий, то надо признать, что исход борьбы будет обусловлен не только положением дел на полях войны.

Симпатии ведущих интересантов разделены. Египет наравне с Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Францией и Россией хоть и улыбаются в сторону Правительства национального согласия во главе с  Файизом Сарраджем, но на деле играют против его интересов. Турция с Катаром и Италией же поддерживают это правительство, видя в нем еще и идеологического соратника-гаранта, который зажжет зеленый свет братьям-мусульманам, позиции которых сильно пошатнулись.

Со времен известных событий, когда был свергнут экс-президент Египта Мухаммед Мурси, отношения лидера арабского мира с Турцией попросту обвалились. С тех самых пор Реджеп Эрдоган и ас-Сиси кровные враги, и ни о каких компромиссах между ними речи быть не может.

Их антогонизм готов войти в решающую фазу, и если это приведет к силовому противостоянию, тогда может быть раздут нешуточный огонь региональной войны, и его пламя сможет перекинуться на Ближний Восток.

Кстати вспомнить, что несостоявшаяся встреча квартета министров иностранных дел и обороны России и Турции, которая должна была состояться в Анкаре, отменилась в последний момент, и по сведениям компетентных источников планы дипломатического раунда перечеркнул другой заинтересованный игрок – Израиль.

Он не скрывает своей заточенности на ослабление позиций Турции в глобальной политике вообще, а в средиземноморском бассейне в частности. Причиной тому интерес Анкары к нефтегазовым шельфам, которые являются не только лакомыми кусками и для сопредельных субъектов, но и позволяют выводить далеко идущие расчеты относительно вычерчивания зон влияния.

Каир, который в последние годы осуществляет осторожную линию в регионе, на ливийском направлении вдруг проявил активность. Не означает ли это, что Египет запускает в процесс план «Б», чтобы спасти Хафтара? Похоже, что да, и в этой плоскости Тель-Авив, который во всем поддерживает ас-Сиси, гарантирует ему полную поддержку.

Но предметом непонятного состава остается роль Москвы, которая на глазах упускает инициативу, а значит и сдает фельдмаршала. Не означает ли это, что Кремль, пославший на помощь Хафтару наемников из частной военной компании Вагнера вместе с большим количеством военной техники, переключается на свой план «Б»? Если да, то в чем его смысл?

В российском истеблишменте по ливийскому делу обозначились расхождения, и отдельные группы ставят уже не на Хафтара, а на сына покойного Каддафи — Сейф-Аль-Ислама. По информации компетентных источников, российские агенты наладили связи с группировками, которые контролируют положение вокруг другого стратегического города на западе страны – Мисураты. Те, кто считает семью Каддафи перспективной в надвигающейся партии, переключились на свою игру.

Получается, что российский подход не однозначен, потому некоторые иностранные наблюдатели сегодня заявляют, что у Кремля один взгляд, у военных — другой, а у ЧВК Вагнера — третий.

Отсутствием единоначалия в российском плане воспользовалась Анкара, которая не дала воцариться паузе и раздобыла нужный результат. Сегодня она близка к цели, невзирая на то, что ее успех в знойной части  Магриба болезненно переваривают многочисленные оппоненты.

Похоже, никакие альтернативные планы не смогут сломить решимость Эрдогана, который поймал момент и воспользовался его благосклонностью в полной мере.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az