Не успела Америка оправиться от шока Миннеаполиса, как зловещий призрак расизма дал о себе знать в Бостоне. Складывается впечатление, что страна так и не выйдет из ступора Флойда, который всколыхнул положение в большей части страны.

Но то, что происходит в городах США ввиду разгула гнева простых людей, это только часть неурядиц, которые выпали на долю мирового лидера в предвыборную пору. Она, как правило, всегда бывает чувствительной и нервозной, и выясняющие отношения политические силы до сих пор не сталкивались со столь небывалой внутриполитической и общественной лихорадкой.

На фоне потрясений, приведших к параличу деловой жизни, а потери рабочих мест исчисляется десятками миллионов, разыгравшийся коронавирус также теснит Америку. Как утверждают местные источники, вирусом инфицировано более 2-х миллионов людей, и этим нельзя пренебрегать.

Но Трамп продолжает демонстрировать завидное хладнокровие, нанося твитт-удары по губернаторам штатов и городов, и распыляя угрозы применения силы. Пока радикальных действий он не предпринимает, а только грозится перейти к экстраординарным мерам.

А противостоящие ему в экстремальной обстановке силы все больше убеждаются, что причиной его медлительности является уже не железная выдержка, а нарастающая нерешительность. Если внутри страны завязалась жесткая борьба с расизмом, полицейскими, памятниками и другими символами величия, во внешней среде, где Трамп до недавних пор устойчиво выделялся манерами громовержца, Вашингтон сдает позиции.

Применяемая методология блокирования недругов санкциями никуда не делась. Наоборот, в последние дни, что на улицах американских городов продолжается вакханалия безвластия, Конгресс удосужился вынести на обсуждение официальный документ, согласно которого Россия объявляется врагом.

Что из этого следует, ясно. Должны последовать новые санкции, и Москва милостью американских законодателей не только крепко пристегивается к черному списку, в котором в первых рядах стоят Пекин, Тегеран, Каракас, Гавана, но и выводится на первую позицию.

Мало того, что в американских коридорах власти Россия периодически подвергается процедуре холодного избиения, на этот раз адресованные ей  обвинения обрели более серьезный характер.

Москве инкриминируют связи с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Ирана, Хезбаллой и даже с Исламским государством, что уму непостижимо, а Китаю же дают знать, что он и вовсе не соответствует демократическим принципам, разыгрывая в мире вирусную кампанию, превратившись в должника сообщества.

Если вкратце охарактеризовать претензии Вашингтона к недругам, вся их вина состоит в стремлении играть свою партитуру в глобальном процессе. Пунктов разногласий Вашингтона с врагами много, и ничего, что где-то там в Москве, или Пекине с ними не соглашаются. Главное в том, что Вашингтон умеет из ничего выдувать кондуит недоброжелателей, а соглашаются с ним враги, или нет, не так уж и важно.

Пока глава внешнеполитического ведомства Майк Помпео угрожал зловредной тройке, махая санкционной дубиной, а главный вояка Марк Эспер разрывается между проблемами внутренней повестки и горячими точками, не зная как распределить ресурсы и не превратиться в изгоя в глазах отечественного генералитета, враги, не торопясь, осуществляют свои планы.

Тегеран крупную партию бензина все же отправил в далекую Венесуэлу, предприняв все меры предосторожности. Официальный Каракас предостерег Вашингтон от соблазнов помешать иранскому корабельному каравану.

Все меры предосторожности со стороны Ирана и Венесуэлы были предприняты заблаговременно, и горючее вместе с оборудованием для нефтеперерабатывающих мощностей Каракаса благополучно дошли до пункта назначения.

Главный итог этой операции – разрыв незаконной  блокады, которую ввел Вашингтон против народа Венесуэлы. Так, две борющихся государства бросили вызов экономическим санкциям США, сумев обойти их. До начала операции Тегеран предупредил США не вмешиваться, напомнив, что в противном случае американцы столкнутся с проблемами.

После покушения на генерала Сулеймани Америка чувствует не гипотетическую, а реальную опасность вмешательства в дела Ирана, и на то имеются несколько обстоятельств.

Еще в апреле Белый дом заказал дополнительные военные корабли, самолеты наблюдения и специальные оперативные группы для Карибского моря, отправив эсминцы ближе к берегам Венесуэлы. Но Тегеран демонстративно  проигнорировал американское патрулирование Карибского бассейна.

Китай тем временем поддержал резолюцию Совета Безопасности, выдвинутую Россией, где была отображена поддержка суверенитету Венесуэлы.

Санкции США серьезно ударили по энергетической инфраструктуре Венесуэлы, и она была вынуждена приостановить производство бензина ввиду отсутствия необходимых разбавителей. Иран не просто вызвался предоставить топливо, но оказал и техническую поддержку для ремонта крупнейшего Парагванского нефтеперерабатывающего комплекса.

Интрига в том, что с берегов Персидского залива в Венесуэлу поступило не только необходимое топливо, но и техника с квалифицированным персоналом из Ирана и Китая. По факту это была совместная операция Тегерана с Пекином, которые вызвались проводить в жизнь адресные антисанкционные действия, призванные нейтрализовать калечащие действия Вашингтона.

На глазах новый тренд превращается в устойчивую парадигму, и все бы ничего, если на этом все неладное для Вашингтона не найдет продолжения. Однако в свете жесткой непримиримости Вашингтона с планами стран из так называемой оси зла просматриваются четкие контуры утраты Америкой своего лидерства.

Игра в мягкую силу, местами переходящая в жесткую, аукнулась серьезным  обострением положения в самих Штатах. Не зря маститые наблюдатели подмечают, что Америка заигралась имперскими планами, упустив из виду главное, что мир заметно изменился, и главным его признаком стал рост антиамериканских настроений в мире.

Самое же трагичное для американского истеблишмента заключено в том, что с этой тенденцией солидаризируются общественные силы внутри страны, что  грозит потерей стратегической инициативы правящему кластеру.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az