Президент России Владимир Путин в очередной раз обратился к народу России по поводу коронавируса — на сей раз в ходе видеоконференции с главами субъектов федерации России. Российский глава государства уверенно заявил: «Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги ее терзали, и половцы, — со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную. Вместе мы все преодолеем». По задумке, это должно было звучать проникновенно, духоподъемно и «скрепно», с явным отсылом к славной многовековой истории России. В реальности же Рунет на путинский экскурс в историю откликнулся целой серией язвительных комментариев, от вопросов, предложит ли теперь «Единая Россия» потратить 15 миллиардов долларов на празднование победы над печенегами до язвительного комментария одного из пользователей, который цитирует Би-Би-Си: «Думаю, что при нефти за 70$ этот экскурс в историю мог обогатиться упоминанием о монголах, немцах, французах, поляках и шведах. Но при нефти за 30$ упоминают тех, кто уже не может обидеться».

Только вот насчет «уже не может обидеться» в Москве, похоже, ошиблись. Дело даже не в том, что СМИ Украины уже напомнили, что половцы и печенеги совершали набеги на Киевскую Русь, а Московское княжество возникло уже в конце XIII  века, когда и те, и другие с исторической и политической арены уже ушли, так что негоже воровать чужую историю. Куда важнее другое — половцы и печенеги, которых Путин уподобил коронавирусу — это древние тюркские народы.

Вряд ли, конечно, России официально, на уровне мидовских нот и официальных заявлений, выразят свое отношение к тому, что президент РФ уподобил целые этносы «заразе коронавирусной». Но вряд ли действительно не заметят и забудут. И вот тех, кто не забудет, оказывается опасно много.

Печенеги, если кто забыл — это огузы. К огузской ветви тюркских языков относится азербайджанский язык. То есть подавляющее большинство граждан Азербайджана —потомки печенегов, которых Путин в своем экскурсе в историю мало что назвал жестокими варварами, так еще и уподобил коронавирусу. Причем сделал это как раз в то время, когда Россия преподносит Армении щедрые оружейные подарки.

Точно так же к огузской ветви относится современный турецкий язык. И в Анкаре продемонстрированную Путиным тюркофобию анализировать будут на фоне как минимум непростой ситуации в Сирии, где, конечно, уже нет такой «боевой работы», как еще совсем недавно, но до нормализации слишком далеко, и на фоне обострения ситуации в Ливии, где Турция поддерживает признанное ООН правительство национального согласия, РФ продолжает помогать его противнику Халифе Хафтару, а Турция повышает ставки и отправляет к берегам Ливии свой военный фрегат.

Еще более взрывоопасным может оказаться упоминание половцев. Половцы, если кто забыл — это кыпчаки, которых многие современные жители и самой России, и соседних с ней стран считают своими предками. К потомкам половцев-кыпчаков можно отнести нынешних алтайских тюрок, татар, причем и казанских, и сибирских, башкир, северокавказских тюрок, в том числе кумыков и ногайцев, а также казахов, киргизов и каракалпаков.

То есть, если называть вещи своими именами, после путинского спича жители многих соседних с Россией стран почувствовали себя, скажем так, занесенными в список исторических врагов — со всеми выводами, которые отсюда следуют. Причем это и Турция, с которой Россия не теряет надежды выстроить «особые» отношения, и Азербайджан, и Туркменистан, и союзники РФ по ОДКБ и Евразийскому союзу — Казахстан и Киргизия. Но самое опасное, президент РФ одним махом объявил «неблагонадежными» еще и российских граждан из числа татар, башкир, ногайцев, кумыков и т.д. — просто потому, что они тоже по происхождению тюрки-кыпчаки, то есть зловредные «половцы».

И что же — президентские спичрайтеры об этом не знали? Они не заглянули в словарь? Или просто воспринимали ссылки на «половцев», «печенегов» и прочих «монголо-татар» как дежурную риторику и не сочли нужным задуматься, как путинский спич о «печенегах» и «половцах» воспримут на огромном пространстве от Босфора до Алтая?

А вот здесь уже нелишне вспомнить, как в конце «нулевых» телеканал «Звезда» начал выдавать в эфир ролики социальной рекламы в рамках проекта «Личное отношение». Посвящены они были очередному юбилею победы над Германией. В числе прочего, в 2008 году в эфир вышел один из этих роликов, по сюжету которого, ветеран войны, отправляется в Берлин, где когда-то оставил на стене Рейхстага свой автограф. В аэропорт он едет на электричке, вдоль забора, на котором среди прочего граффити должна появиться надпись «Здесь был Вася». Она действительно появляется, но перед этим среди прочих произведений «заборной» живописи можно прочитать и такое «произведение»: «Россия для русских». И что же — автор этого ролика сам оказался нацистом? И вставил это в видеоряд совершенно сознательно? Увы, все обстояло намного хуже. Такого рода граффити в России воспринимается как часть пейзажа.

Но сегодня эта привычная ксенофобия получает уже другое прочтение и другую политическую цену — просто потому, что вирус ксенофобии в многонациональной стране куда опаснее COVID-19.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az