Спустя всего два месяца после образования российских Воздушно-космических сил (ВКС) за счет слияния тактических военно-воздушных сил и соединений противовоздушной обороны Путин объявил о размещении десятков боевых самолетов в Сирии, направленных туда для поддержки зашатавшегося режима властного лидера Башара Асада, пишет The National Interest (перевод — российский интернет-портал inosmi.ru).

Пять лет безжалостных бомбардировок изменили ход войны в пользу Асада, — и сегодня они продолжаются, прокладывая путь силам Асада и помогая им разгромить последний оплот повстанцев в провинции Идлиб, — если это не приведет к вмешательству Турции.

Однако в ходе этой операции в период с 2015 года по 2018 год российские военные заплатили свою цену в виде 19 пилотируемых летательных аппаратов (11 вертолетов и 8 самолетов), что привело к гибели 23 членов экипажей и 37 находившихся на борту военнослужащих.

Для сравнения: в период с 2014 года по 2020 год американские военные потеряли два самолета в ходе операции против «Исламского государства»: истребитель F-16 в 2016 году из-за случившейся сразу после взлета аварии, а также конвертоплан V-22, который разрушился в результате жесткой посадки в 2017 году.

В этой статье будут внимательно рассмотрены один за другим все случаи потерь российской авиации, а соответствующая информация была почерпнута из книги Тома Купера (Tom Cooper) «Игра Москвы в покер» (Moscow’s Game of Poker), книги Антона Лаврова (Anton Lavrov) «Российская военная кампания в Сирии» (The Russian Campaign in Syria), а также из сообщений средств массовой информации.

Потери в результате атак воздух — воздух

Во время бомбардировок на раннем этапе военизированных отрядов туркоманов российские истребители и бомбардировщики нередко пересекали воздушное пространство Турции на границе с северо-западной частью Сирии. 24 ноября два российских истребителя-бомбардировщика Су-24М игнорировали неоднократные предупреждения со стороны Турции. Наконец, во время 17-секундного вторжения в турецкое воздушное пространство истребитель F-16 Военно-воздушных сил Турции выпустил управляемую с помощью радара ракету AIM-120 с расстояния от 15 до 20 километров (от 9 до 12 миль), и она попала в Су-24М на высоте 6 тысяч метров (20 тысяч футов), в результате чего российский самолет рухнул вниз.

Уничтожение на земле

Спустя три часа после инцидента с Су-24М два вертолета Ми-8АМТ — классические советские транспортные вертолеты, усиленные дополнительным бронированием и вооружением, — вылетели со своей базы для проведения поисково-спасательных работ в боевых условиях и спасения оставшихся в живых членов экипажа сбитого истребителя-бомбардировщика. Запущенная с земли ракета попала в Ми-8, и в результате один морской десантник был убит, а вертолет совершил вынужденную посадку. Экипаж вертолета и его пассажиры смогли покинуть место приземления, а сам вертолет был затем уничтожен с помощью выпущенной повстанцами ракеты из противотанкового ракетного комплекса TOW.

Это был первый из вертолетов ВКС России и первый истребитель-бомбардировщик, сбитые с помощью зенитно-ракетных комплексов ближнего радиуса действия или совершившие вынужденную посадку в период между 2015 годом и 2018 годом. По крайней мере, в двух случаях причиной этого было использование переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК — MANPADS) с тепловизионной головкой наведения, тогда как в большинстве остальных случаев применялись тяжелые пулеметы и зенитные пушки.

Западные военно-воздушные силы сократили до нуля потери боевых самолетов в случае использования против них зенитно-ракетных комплексов ближнего радиуса действия. Это было обусловлено полетами на больших высотах, а также использованием дорогостоящих высокоточных и управляемых ракет и снарядов, однако более медленные и летающие на меньших высотах вертолеты не могут похвастаться таким же результатом.

Однако у российских ВКС имеется более ограниченный запас высокоточного оружия воздух — земля, поэтому они используется лишь избирательно. В результате значительное большинство используемых в Сирии боеприпасов — неуправляемые бомбы, которые сбрасывают с высоты более 4 тысяч метров (13 тысяч футов) для того, чтобы избежать зенитного огня. В таком случае используется устарелые авиационные прицельно-навигационные комплексы СВП-24, которые обладают невысокой точностью. Кассетные бомбы (cluster bombs) и зажигательные боеприпасы, имеющие склонность к нанесению сопутствующего ущерба, также широко применялись.

Однако в период с 2016 года по 2017 год российские вертолеты и истребители были вынуждены оказывать поддержку с воздуха на низких высотах сирийским наземным силам, особенно в ходе ожесточенных боев за Пальмиру. В то время, как здания больниц, школ и пекарен представляли собой удобные цели для нанесения бомбовых ударов с больших высот, близкая поддержка с воздуха требовала, чтобы российские пилоты — особенно вертолетчики — летали на низкой высоте и имели возможность поражать разного рода цели и движущиеся транспортные средства с помощью неуправляемых ракет, а также и с помощью пушек, несмотря на риск попадания под обстрел зенитно-ракетных комплексов.

8 июля 2016 года российский вертолет Ми-35М вел огонь из пушки по позициям боевиков «Исламского государства», и в этот момент что-то попало в его хвостовое отделение, после чего он стал вращаться и упал на землю, — судя по всему, этот вертолет стал жертвой зенитного огня боевиков «Исламского государства», хотя дружественный огонь тоже не следует исключать. Москва сначала отрицала потерю, затем заявила, что это был сирийский Ми-24, и только после этого признала потерю своего вертолета.

Через четыре месяца вертолет Ми-35М совершил вынужденную посадку, причиной которой стал обстрел его с земли. Вертолет Ми-8 приземлился в нескольких метрах от Ми-35М и смог под огнем противника эвакуировать его экипаж. Всего через несколько секунде после взлета вертолета Ми-8 произошел взрыв, уничтоживший совершивший вынужденную посадку вертолет, однако Ми-8 продолжил полет.

Еще один Ми-8АМТ был сбит огнем с земли 1 августа 2016 года, когда он возвращался после выполнения транспортной операции и посещения двух осажденных городов. Погибли все пять человек, находившиеся на его борту.

В начале февраля 2018 года российские штурмовики Су-25 («Лягушачья лапа» по кодификации НАТО) на низкой высоте обстреливали ракетами автомобильную колонну беженцев, пытавшихся покинуть восточную часть провинции Алеппо. Сначала один Су-25 получил повреждение в результате огня с грузовика. Затем, 3 февраля, с помощью ракеты, выпущенной из ПЗРК «Игла», был поврежден другой Су-25СМ, после чего у него загорелся левый двигатель. Пилоту удалось катапультироваться, но затем он подорвал себя гранатой, чтобы не попасть в плен.

Судя по всему, применение ПЗРК 7 мая 2018 года стало причиной крушения новейшего ударного вертолета К-52 «Аллигатор» — оба члена экипажа погибли.

Российские средства противодействия, судя по всему, не смогли в этих трех случая защитить вертолеты от ракет с тепловой головкой самонаведения, однако нам не известно, сколько ракет прошли мимо цели в результате использования систем защиты, если такие случаи вообще имели место.

Дружественный огонь

После израильского авианалета 17 сентября 2018 года сирийский зенитно-ракетный комплекс выпустил ракету, которая переключилась на сигнал российского разведывательного самолета Ил-20М, находившегося над акваторией Средиземного моря. В результате попадания в него ракеты В-880 все находившиеся на борту военнослужащие погибли. Москва обвинила Израиль в намеренном использовании Ил-20 в качестве своего рода щита, а также объявила о направлении в Сирию ЗРК С-400 с улучшенной системой распознавания целей. Однако израильтяне заявили, что они находились на большом удалении от Ил-20, и что ракета была запущена уже после того, как истребители израильских ВВС покинули этот район.

Боестолкновения на земле

12 апреля 2016 года вертолет Ми-28Н «Ночной охотник», способный выполнять боевые задачи в ночное время, упал на землю в ночное время. В результате погиб командующий 55-го вертолетного полка и его штурман.

31 декабря 2017 года Ми-35 во время сопровождения конвоя задел провода высоковольтной линии и упал на землю — двое из трех находившихся на борту людей погибли.

Оба разбившихся вертолета были самыми современными моделями.

Атака птиц

3 мая 2018 года двухместный ударный истребитель Су-30СМ сразу после взлета в Латакии упал в Средиземное море. В результате этого крушения оба пилота погибли. Российское Министерство обороны сообщило о том, что причиной крушения истребителя стали птицы.

Инциденты при взлете и посадке

По данным российского Министерства обороны, в октябре 2017 года ещё один ударный штурмовик Су-24М столкнулся с «технической неисправностью» — выкатился за переделы взлетно-посадочной полосы во время взлета с авиабазы Хмеймим. После этого он развалился, оба пилота погибли, не успев катапультироваться.

В апреле 2018 года транспортный самолет Ан-26 заходил на посадку в Хмеймиме, когда мощный порыв ветра заставил его накрениться и потерять управление. Самолет рухнул на землю в 500 метрах от взлетно-посадочной полосы — все 33 находившихся на борту военнослужащие и 6 членов экипажа погибли. Это была самая крупная авария и самое большое количество жертв среди российских венных в Сирии (однако не самая большая для российских наемников).

Проблемы с аэрофинишером на авианосце

16 октября 2016 года «Адмирал Кузнецов», единственный российский авианосец, направился к берегам Сирии, чтобы принять участие в первой военной операции с использованием авианесущего корабля. Хотя было бы легче провести подобного рода операции с авиабаз в Сирии, само присутствие «Кузнецова» было использовано в большой степени в целях пропаганды, а также для проверки его боевых возможностей.

Однако в ходе эксперимента возникли проблемы. 14 ноября 2016 года истребитель Миг-29КУБ из его авиакрыла израсходовал все топливо, ожидая, пока техники на палубе починят аэрофинишер. Спустя неделю, 3 декабря, более крупный истребитель Су-33 соскользнул с палубы авианосца и упал в воду. В чем причина? Порвался один из канатов аэрофинишера.

Обоих пилотов удалось спасти. Авиакрыло «Кузнецова» было переведено на наземные базы, откуда его самолеты совершили 450 боевых вылетов. После такого ужасного дебюта, а также затопления огромного сухого дока с «Кузнецовым» внутри него возникают сомнения относительно возможности этого авианосца вернуться в строй.

Уничтожены на земле

14 мая 2017 года на укрепленной авиабазе Т4 (Тияс), расположенной в центральной части Сирии, вспыхнул пожар на складе, где находились пустые ящики для боеприпасов. В результате сильного порыва ветра загорелись и были уничтожены 20 грузовиков с боеприпасами, четыре российские вертолетные пушки, а также истребитель-перехватчик сирийских военно-воздушных сил Миг-25.

Российские источники никогда не сообщают о своих потерях, однако на сделанных со спутников фотографиях можно увидеть сгоревшие остатки вертолетов. В обстрелах, как правило, обвиняют боевиков «Исламского государства», хотя Купер говорит о том, что первыми огонь открыли российские техники.

Авиабаза Хмеймим подверглась минометному обстрелу накануне нового 2017 года, в результате которого погибли два человека из числа обслуживающего персонала ВКС и были повреждены около десятка летательных аппаратов. Однако они не были уничтожены, как сообщалось ранее. Последовавшая за этим атака с помощью роя управляемых повстанцами дронов была отбита средствами противовоздушной обороны.

Выводы

Потери ВКС и Морской авиации иногда были связаны с отсутствием опыта проведения подобных операций, а также с техническими проблемами. Некоторых боевых потерь можно было избежать, если бы в распоряжении ВКС находилось больше высокоточного оружия и разведывательных беспилотников, что позволило бы быстро определять цели и безопасно атаковать их с большой высоты.

Однако этих потерь было слишком мало для того, чтобы они могли помешать летчикам ВКС и Морской авиации совершить более 39 тысяч боевых вылетов в Сирии (данные на середину 2018 года), и в результате баланс сил в этом конфликте сдвинулся в сторону Асада. Почти миллион беженцев, спасавшихся от авиаударов сирийских ВВС и российских ВКС в Идлибе, является новым свидетельством работы боевой авиации.

Minval.az