Бывший заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза, работавший в период Августовской войны главным дипломатом Вашингтона по вопросам Кавказа, рассказал в интервью «Голосу Америки» о тех сложных днях, что пережила Грузия в результате военного вторжения России.

Брайза отметил, прибыл он в Грузию спустя несколько дней после начала войны. По его словам, прислала его госсекретарь США Кондолиза Райс в качестве представителя США, пока сама смогла бы прибыть и попыталась бы убедить президента Саакашвили согласиться на Соглашение о прекращении огня, который согласовывал Саркози.

Как отмечает Брайза, у тогдашнего президента Грузии не было особого выбора, он «должен был либо согласиться на передачу Абхазии и Южной Осетии России, либо вступить в войну».

«Я, человек, который в то время руководил отношениями между Грузией и США, думаю, что с нашими ведущими союзниками в Европе, с Францией, Великобританией, Германией и так далее, у нас было хорошее сотрудничество. Однако мы не могли соглашаться друг с другом во всем, потому что наши европейские союзники считали, что Россию следует утихомирить, а это означало, что Соединенные Штаты должны были успокоить Грузию и президента Саакашвили. Было слишком поздно, Россия пыталась загнать в угол Саакашвили, из которого выйти победившим в любом случае было бы невозможно. Саакашвили должен был либо согласиться на передачу Абхазии и Южной Осетии России, либо вступить в войну», — отмечает Брайза, по словам которого только в мае 2008 года Берлин, Париж и Лондон начали прислушиваться и пытаться предложить лучшее решение для Грузии, но было уже слишком поздно. .

Брайза считает, что «соглашение о прекращении огня, согласованное президентом Саркози, было ужасным», и в данном контексте его оценка полностью совпадает с оценками экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, которые он озвучил в своем недавнем интервью IWPR.

«Соглашение о прекращении огня, согласованное президентом Саркози, было ужасным. Путин смог манипулировать им (Саркози). У него также был хороший вариант соглашения, который был согласован его министром иностранных дел Бернаром Кушнером с тогдашним действующим президентом ОБСЕ, министром иностранных дел Финляндии Александром Стуббом. Затем Саркози сел с Путиным, Карлой Бруни, и подготовил новую версию соглашения, которая была настолько плохой, что на следующий день я сказал французскому послу, что мне нужно было идти, не хотел ни с кем разговаривать, потому что я бы сказал такое, о чем потом мог сожалеть, настолько плохим было это соглашение. Тем вечером, во Франции госсекретарь Райс попыталась изменить наиболее пагубные части этого соглашения», — рассказал бывший американский чиновник.

По его мнению, «европейские союзники стали жертвами [российских] манипуляций . Они обвиняли Грузию». Как доказательство он приводит тот факт, что Франция до лета 2014 года не отменила передачу авианосца «Мистраль» России.

Брайза считает, что теперь европейцы на примере Украины понимают, что Россию нужно сдерживать. «Наивного представления о том, что Россия является одним из нас, и мы должны относиться к ней хорошо, больше не существует. Мы видим солидарность в сохранении санкций против России. ЕС каждые шесть месяцев обновляет санкции», — заявляет Брайза и отмечает, что «существует опасность для этого единства» европейцев.

«Популистские лидеры, пришедшие к власти, будь то в Венгрии или в Италии, не относятся с энтузиазмом к теме сохранения санкций. Однако в ближайшем будущем это единство будет сохранено, и Запад не забудет урока, какую угрозу представляет Россия. Президент Трамп также представляет угрозу для трансатлантического единства. Он разрывает эти связи, однако внутриполитическая конъюнктура лишает его возможности игнорировать ту реальную угрозу, которую представляет Россия для суверенитета и независимости своих соседей» — цитирует Брайзу портал Civil Georgia.

Minval.az