При взрыве в воинской части в России пострадали 9 человек (обновлено)

6 августа, 00:48

Еще один пострадавший в результате взрывов на складе боеприпасов в Красноярском крае поступил в больницу, таким образом, число пострадавших увеличилось до девяти человек.

Об этом ТАСС сообщили на «горячей линии» Ачинской центральной районной больницы.

«Девять человек, девятый сейчас в приемном покое, поступает. Состояние средней тяжести, получил травму от взрывной волны. Мужчина — пожарный», — рассказал собеседник агентства.

***

В результате взрыва и пожара на складе боеприпасов в Ачинском районе Красноярского края пострадали восемь человек, сообщает РИА «Новости» Новости со ссылкой на Ачинскую межрайонную больницу.

Уточняется, что пятеро из них отправлены домой на амбулаторное лечение, остальные трое — один пожарный и двое военнослужащих — остаются в больнице.

Согласно полученным данным, в пострадавшем районе эвакуации подвергнется 11 тыс человек.

***

На территории военной части в Ачинском районе Красноярского края произошел взрыв снарядов, передает ТАСС.

О погибших и пострадавших информации нет.

В Единой дежурно-диспетчерской службе Ачинского района подтвердили, что на место происшествия направили автобусы для эвакуации.

Информированный источник «Интерфакса» сообщил, что запланирована эвакуация трех населенных пунктов, расположенных к воинской части ближе остальных.




Морковь с особо тяжкими последствиями

2 августа, 09:43

Опубликованный в середине июля очередной доклад UNICEF, посвященный продовольственной безопасности, с равным основанием можно назвать и сенсационным, и ожидаемым. Нет, речь не только о том, что в то время, когда в развитых странах существует целая индустрия «похудения» с миллиардными оборотами, в мире каждую минуту умирает от голода 11 человек, и даже не о том, насколько ухудшила положение пандемия коронавируса COVID-19. Как указывается в докладе UNICEF, сегодня в России в условиях нехватки еды или недостаточного питания живут более 9 млн россиян.

Нет, конечно, настоящего массового голода в РФ нет. Но тем не менее в 2018–2020 годах 400 тыс. российских граждан относились к группе «экстремальной уязвимости» — то есть были вынуждены ограничивать количество еды, пропускать приемы пищи или не есть вообще из-за отсутствия денег или других ресурсов, еще 8,8 млн россиян до сих пор находятся в группе «умеренной» уязвимости — им не приходится полностью отказываться от еды, но они вынуждены экономить, сокращая потребление пищи и заменяя питательные продуктов низкокачественной диетой. И будем откровенны: это не тот случай, когда людям не по карману омары или вырезка Black Angus. Это не ситуация, когда едят меньше чем хочется — это ситуация, когда едят меньше чем необходимо.

При желании можно попытаться обвинить UNICEF в «чёрном пиаре» против РФ, в «сгущении красок» и т.д. Но…

Уже после 2014 года, точнее, введённых Кремлем в ответ на западные санкции собственных «контр-санкций», эксперты с тревогой заговорили о малоприятных «подвижках» на продовольственном рынке РФ — росте цен на продукты с одновременным снижением их качества. В газеты стали просачиваться шокирующие новости о роющихся на помойках нищих, об очередях у мусорных баков, куда ресторанчики выбрасывают объедки, о кражах еды…Сегодня жесткий контроль властей РФ над прессой поток подробных новостей пресёк, но в соцсети просачивается видео драк пенсионеров у прилавков за «просрочку», то есть продукты с истёкшим сроком годности. Ещё раньше в РФ заговорили о «фиксированных ценах» и о предупреждениях торговых сетей: захотите фиксированные цены — получите пустые прилавки. Экономика не терпит администрирования и командных окриков. Даже из самых лучших побуждений.

А теперь публикация доклада UNICEF совпала с «овощным взрывом» в соцсетях: шокированные пользователи обсуждают взлёт цен на морковь, свеклу и другие повседневные овощи. За год цены увеличились более чем вдвое. Любимый многими россиянами летний «холодник» еще не превратился в аналог чёрной икры, но цены уже кусаются. Есть вроде бы официальное объяснение: погодные аномалии на юге России. Это как бы правда. Но не вся. И то, что происходит сегодня на российском продовольственном рынке — это пусть жестокий и шокирующий, но наглядный признак: в экономике РФ не сошёлся дебет с кредитом. Несмотря на нефть, газ, алмазы, золото и прочие природные богатства. И можно в принципе понять, почему. Дело не только в коррупции и неэффективном менеджменте. Куда дороже обходится «державная геополитика» во всех ее измерениях, от очередных «вундервафель» вроде танков «Армата» и гиперзвуковых ракет и до необходимости содержать своих признанных, недопризнанных и непризнанных союзников и форпосты.

И вот это обстоятельство придаёт уже другое прочтение еще одному заявлению Владимира Путина —о готовности России к более глубокой кооперации с бывшими республиками СССР. А тем более — пассажу из его нашумевшей статьи «Об историческом единстве русских и украинцев» о территориях, будто бы «оторванных от исторической России». Где «в подтексте». — явное стремление Кремля вновь взять под контроль ресурсы новых независимых государств по старой советской памяти. Просто потому, что видят в них не государства, а «бывшие республики» и «территории», которые можно «прихватизировать».

Только вот какое бы впечатление ни производило перечисление возможных «приобретений», от месторождений нефти и газа и до точек для баз и РЛС, это не тот случай, когда можно забывать о цене вопроса. Во-первых, милитаризация экономики уже привела к взлету асоциальной напряжённости в России. А во-вторых, и «в-главных», на дворе XXI век, так попытки действовать методами XI Красной Армии обойдутся ой как дорого.

И да, дело не только в том, во сколько обойдётся домохозяйкам кастрюля любимого свекольного «холодника».

Нурани, обозреватель