В каждой стране — своя история, свои традиции и, как следствие, свой праздничный календарь. Выбор праздничных дат — суверенное право и внутреннее дело. Главное, не перепутать повод для праздника с национальным позором и роковой ошибкой, которая лишила страну возможностей для нормального развития.

Вот и в Армении 20 февраля торжественно отметили очередную годовщину начала так называемого «карабахского движения», а точнее, открытых притязаний на азербайджанский Карабах. Это еще официально не «красный день календаря», но Никол Пашинян уже выступил со специальным заявлением, где разглагольствовал об «уникальном примере армянского возрождения», «самоопределении наций» и т.д. Ему вторил Бако Саакян, который тоже распространил собственное обращение с затрепанными штампами насчет «победы армянства». И, к сожалению, в армянском обществе не заметно никаких признаков серьезной дискуссии, что в реальности принесли и Армении, и армянам Карабаха, от имени которых все делалось, притязания на Карабах, анализу того «тупика», в котором оказалась Армения, и возможных путей выхода из него.

Однако в эти дни в центре внимания — размещенное в Фейсбуке обращение второго президента Армении Роберта Кочаряна, находящегося под арестом, и тоже в связи с очередной годовщиной начала «карабахского движения». Для начала Роберт Седракович заявил: «Я считаю, что этот день заслуживает большей оценки, чем принято. Карабахское движение занимает ключевую роль и место в истории армянского народа, как бы люди, руководствующиеся сегодня удобным случаем, не пытались обесценить его» (прозрачный намек на соратника Пашиняна — Сасуна Микаеляна, заявившего на одном из митингов, что победа пашиняновской «революции», дескать, важнее «победы» в карабахской войне). Затем продолжил: «Люди, пришедшие к власти в результате сложных внутриполитических и геополитических взлетов и падений последовательно наносят ощутимые удары по основам государственности Армении и «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az)» и еще предпринимают «целенаправленные шаги, чтобы подорвать национальное единство, вбить клин между разными частями народа, обесценить нашу историю и героев». «Сегодня мы просто обязаны опомниться, — предупреждает Кочарян. — Пропаганда ненависти, фактический пересмотр национальных ценностей, разрушение государственной системы, а также односторонне «миролюбивая» внешняя политика разрушительны для нас. Возможности преодолеть тяжелейшие последствие от превращения страны в полигон для испытаний несколькими дилетантами у нас может и не быть».

Намеренно оставим в стороне, о каких «героях» и каких «ценностях» говорил Роберт Кочарян и имел ли он в виду «Тушенку-Манвела» и изъятые в его многочисленных особняках золотые пистолеты, ворованное солдатское белье, автомобиль «Скорой помощи» и даже похоронный венок — какая война, такая «армия» и такие, с позволения сказать, «герои». Тем более не станем интересоваться, каким образом находящемуся в следственном изоляторе Кочаряну удалось передать «на волю» и разместить в Фейсбуке столь «взрывоопасный» текст — честно говоря, после публикации «прослушки» телефонной беседы руководителей армянских спецслужб здесь уже мало что может удивить искушенного наблюдателя. Важно другое. Прежде всего, даже находясь за решеткой в качестве подозреваемого по делу «1 марта», Кочарян не складывает оружия, не признает своего поражения и продолжает атаки на Никола Пашиняна, где по-прежнему активно разыгрывает «карабахскую карту». Судя по всему, переговоры по карабахскому урегулированию под американской модерацией сорваны, но «информационной войны» против Никола Воваевича это не остановило. В том числе, вернее, прежде всего со стороны «карабахцев» — и в оккупированном Ханкенди, и в Ереване.

Но каковы мотивы самого Кочаряна? Его действительно ну до глубины души волнует судьба соотечественников? Пашинян, конечно, дилетант, и чем дальше, тем очевиднее, что он и его команда банально не справляются с «управленческими» задачами. Армянские политики подвергают резкой, язвительной и, в общем-то, небезосновательной критике программу нового правительства, экономическая ситуация в Армении ухудшается, серьезный кризис наступил в горнодобывающей отрасли…Наконец, дает сбой и популярность Пашиняна — кандидаты от его блока «Мой шаг» проигрывают местные выборы. Иное дело —Карабах. Роберт Кочарян, как опытный политический игрок, не может не понимать: у Армении нет другого выхода, кроме как искать примирения с Азербайджаном на далеко не самых выгодных для себя условиях. Да и в подобный «альтруизм» Роберта Седраковича, честно говоря, не верится. Второй президент Армении явно рассчитывает на свое «второе пришествие». Армянские эксперты уверены: Кочарян нацелился на выборы «президента Нагорного Карабаха». До них еще больше года, но в оккупированном Ханкенди «при живом дедушке» кипят такие страсти, что в команде Бако Саакяна, «действующего президента» этого марионеточного оккупационного режима, уже испытывают заметное беспокойство: а что, если местные «полевые командиры» решат не дожидаться выборов и действовать сейчас?

Только вот нетрудно заметить: на самом деле Кочарян метит куда выше.  Роберт Седракович просто разыгрывает против Пашиняна «карабахскую карту» точно так же, как он в свое время разыграл ее против Левона Тер-Петросяна. И самое главное, по-прежнему чувствует за спиной поддержку Москвы, которой недостаточно срыва встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении в Мюнхене — она хочет видеть у власти в Ереване полностью лояльные себе фигуры, от которых не придется ждать «сюрпризов».

Последует ли в Армении в ближайшее время новый «передел власти», будут ли события вновь развиваться по относительно бескровному сценарию или примут более драматичный оборот — обо всем этом пока что остается только гадать. Но в чем нет сомнений, так это в том, что положение Никола Пашиняна, еще недавнего «властителя улиц» и «короля общественного мнения», становится все более шатким, и в ближайшее время ему точно будет не до тех самых решительных шагов в карабахском урегулировании. В Азербайджане, конечно, хотели бы видеть у власти в Армении такую партию, которая способна на эти самые шаги, и реальное продвижение в урегулировании конфликта. Но если события в Ереване развиваются с точностью до наоборот, то с точки зрения Баку это вызывает сожаление, но не представляет собой катастрофу. Иное дело — сама Армения, где могут сменить персон у власти и портреты на кабинетных стенах, но не те реалии, в которых находится страна. Где наличествует и «инфраструктурная катастрофа», и усилившийся военный потенциал Азербайджана, и сужение внешнеполитической поддержки. Так что Кочарян в своей схватке с Николом Пашиняном выиграть может. А вот Армения — вряд ли.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az