Москва готовится к «горячему сценарию» на Каспийском море

Прикаспийские страны приступили к ратификации соглашений, достигнутых в казахстанском Актау. Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря единогласно ратифицировал Милли Меджлис Азербайджана. Поддержали документ в Казахстане — за ратификацию проголосовали парламентарии, свою подпись под законом поставил президент страны Нурсултан Назарбаев. Эксперты уверены: проблем с ратификацией документа быть не должно.

Тогда, в Актау, участники «прорывного» каспийского саммита подчеркивали, что Каспийское море должно стать пространством мира, дружбы и сотрудничества. Но на фоне новостей о ратификации согласованной в Актау конвенции нельзя не заметить и другого: на Каспии продолжается процесс стремительной милитаризации. Прежде всего со стороны России.

По последним сообщениям, Москва усилила «воздушное прикрытие» новой базы Каспийской флотилии в Каспийске. Как радостно сообщают «Известия», «военное ведомство развернуло в регионе уникальную радиолокационную роту «Каспий», на вооружении которой стоят радары П-18РТ.

Они способны обнаруживать цели на высоте от нескольких метров до десятков километров, а главное — в режиме реального времени наводить на цель самолеты и средства ПВО. По своим возможностям новая техника не уступает самолетам дальнего радиолокационного обнаружения». И все это — под трескучий аккомпанемент рассуждений российских военных экспертов, что Каспий — это важное «стратегическое направление», именно отсюда Россия запускала «Калибры» по целям в Сирии, наконец, как не преминули напомнить в России, отсюда рукой подать до Черного и Азовского морей, а значит, с укреплением позиций РФ на Каспии будет усиливаться ее «влияние» и там. Тем более что, добавим от себя, с Каспийского на Азовское и Черное море уже перебрасывали военные корабли и катера.

Но вот в чем дело. Конечно, если отбросить любовь российских СМИ к военно-оружейной тематике, которую по названию «минобороновского» канала «Звезда» уже окрестили «звездной болезнью», создание радиолокационного прикрытия для военно-морской базы — дело ожидаемое. Главный «элемент» обустройства базы ВМФ — это не причалы, не пакгаузы и тем более не шлагбаум на въезде, а именно береговая «защитная» инфраструктура, то есть береговые батареи, радары и средства ПВО. Насколько база ВМС уязвима с воздуха, показал еще Перл-Харбор.

В советские годы главная база, как она тогда именовалась, Краснознаменной Каспийской флотилии находилась в Баку. И имела всю требуемую инфраструктуру: до падения шахского режима в Иране именно по Каспию проходили «рубежи «холодной войны»». После распада СССР Россия отвела свои корабли в Астрахань, но вот обустраивать там полноценную базу не спешила. По официальной версии, на это не было денег. По неофициальной, в Москве не сомневались: поиграют южные республики в независимость, убедятся, что «одиночное плавание» им не под силу, и приползут обратно, проситься под российское крылышко. Так что очень скоро можно будет вернуться на старую базу в Баку. И вот теперь в Москве, похоже, окончательно убедились, что скорого возвращения не предвидится, и теперь обустраивают базу в Каспийске и создают для нее радиолокационное прикрытие.

Но вот в чем дело. Конечно, российские СМИ любят порассуждать о «силе русского оружия» по поводу и без повода. Конечно, база ВМФ без воздушного прикрытия — это оксюморон. Но все же Каспий — это замкнутый водоем. Авианосцы НАТО не заплывут сюда ни при каком раскладе — разве что будут прорываться с боем через Волго-Донской или Волго-Балтийский канал, но это слишком уж фантастичный сценарий. Но при этом Россия создает на Каспии слишком уж впечатляющую военную инфраструктуру. Против кого?

Внешне у Москвы со всеми прикаспийскими странами добрососедские и дружеские отношения. Казахстан входит в ЕАЭС и ОДКБ, Иран — союзник Москвы в Сирии, и не только в Сирии.

Только вот Каспий — это еще и традиционные «ворота» для Запада в Центральную Азию. Ту самую Центральную, или Среднюю, Азию, где еще вчера российским экспертам даже в голову не могло прийти столкнуться с геополитической конкуренцией, а сегодня эксперты с тревогой говорят о размывании позиций Кремля. Синхронно с появлением на Каспии новых радаров популярный российский портал «Военное обозрение» стращает слабонервных: «Мы по каким-то непонятным причинам не замечаем активности американцев в Душанбе. А ведь ещё два года назад на это следовало обратить внимание». Оказывается, в 2017 году Таджикистан посетил командующий Центральным командованием США генерала Джозеф Л. Вотел. А пресс-служба президента Таджикистана, к ужасу российских экспертов, сообщила:  «Стороны выразили удовлетворение сотрудничеством военных структур Таджикистана и США в рамках программ «Международная финансовая поддержка», «Глобальная мирная инициатива», «Военное обучение», «Борьба с международным терроризмом и незаконным оборотом наркотиков». Была подчеркнута позитивная деятельность Национального учебного центра по борьбе против терроризма и незаконного оборота наркотических средств в Душанбе». Таджикистан, на территории которого расположена 201-я военная база России и комплекс «Окно», сотрудничает в военной сфере с США — в Москве это восприняли как потрясение основ. А Таджикистан, который граничит и с Китаем, и с Афганистаном, и с Киргизстаном, и с Узбекистаном, «Военное обозрение» не без оснований называет «ключом от Средней Азии». Конечно, США могут «выйти» на эту страну из Афганистана. Но, во-первых, ситуация в этой стране все же слишком далека от стабильности. А во-вторых, даже снабжение своего воинского контингента в Афганистане США в значительной мере ведут с Запада — через Азербайджан и Казахстан, с использованием транскаспийского звена. Открытие портов Казахстана для американских военных грузов вызвало у российских экспертов настоящий шок. Наконец, все более самостоятельную политику ведет Азербайджан, который развивает военное сотрудничество с натовской Турцией. Недавно в Баку приняли решение участвовать в варшавском форуме по Ближнему Востоку, который Москва решила проигнорировать. Обсуждать на этом форуме собираются «иранский вопрос», и на иранском направлении все далеко не так благополучно, как того хотелось бы Кремлю. Да, иранский режим вряд ли сможет, даже если и захочет, переориентировать свою политику. Неудача ядерной сделки, на которую возлагались такие радужные надежды — пример красноречивый. Но что, если Джон Болтон, который по поводу 40-летия исламской революции заявил, что это последний юбилей, который отмечает иранская «муллократия», прав? Вот и действуют в России по привычному сценарию, усиливая военный кулак на Каспии.

Только вот на экранах замечательных российских радаров не отображаются политические изменения, происходящие в регионе. А эти изменения слишком значительные, масштабные и «глубинные», а внимание к этому региону со стороны геополитических соперников Москвы слишком велико, чтобы Кремль мог рассчитывать здесь на успех исключительно при помощи военной силы. А других средств и аргументов в российском политическом арсенале так и не появилось. К сожалению, для всех.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az